Форум » » The Chronicles of the Kingdom, 2303 » Склеп-крепость [0.2] » Ответить

Склеп-крепость [0.2]

Vesper : ..

Ответов - 158, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 All

Jill Pole: Джилл молча сидела на каменной плите. Ей что-то сказала Гвен, но из-за стоящего в кургане гвалта и звучащих тысячи голосов она практически ничего не расслышала. Девочка пододвинулась к ней по ближе и переспросила: -Так т ы говоришь, что вылазка провалилась?,-напряженно вглядваясь в лицо громко произнесла Поул. Не успев услышать ответ на свой вопрос, она увидела, что продираюсь через толпу к ним продирается Юстэс, который выглядил мягко говоря не очень привычно: весь какой - то бледный, в потрепанной мятой, местами чуть порванной одежде, и вроде как ранен. Джилл дождалась пока он подойдет к ним и молча на него смотрела .Теперь ее все внимание было переведено на Юса. И хотя на ее языке вертелось множество вопросов, Поул молчала. Она надеялась, что мальчик сам ей все расскажет. Поэтому она лишь подвинулась, когда Кларенс уселся рядом и молча прожигала его взглядом. Молчание затягивалось... Но тут через весь шум до нее дошли пререкания какой то белокурой девушки и Эда. Джилл улыбнулась и попыталась прислушаться к их разговору. Однако, как оказалось, в этом не было никакой необходимости, так как они уже "мило беседовали" на повышенных тонах. Поул фыркнула и с интересом остановила взгляд на Аринге. Ее заинтерисовало то, как она в наглую дерзила так называемому королю Нарнии. От размышлений ее отвлек некий дикий визг, который незамедлил прозвучать. Джилл вздронула и перевела взгляд на Юстэса. В ее мыслях промелькнула мысль о том, что эта девушка кажется не совсем нормальная... В пещере наступила зловещая тишина и все задержав дыхание, резко повернулись в сторону этой парочки, в ожидании ответа Эда. И тут Поул опять не удержалась и тихо захихикала, что в стоявшей тшине прозвучало несколько странно. Девочка закрыла рот ладошкой, но для этого уже было поздно. Ее смех успел прозвучать довольно громко, учитывая что окружающие резко примолкли. ну и бредотня

Edmund Pevensie: От дикого вопля, произведенного на уровне ультразвука этой "милой" леди у Эдмунда в голове все просто ходуном заходило и когда она наконец замолчала *а вместе с тем щамолчали и все остальные* Эд, напустив на себя волну безразличия, пытаясь скрыть раздражение, сказал, обращаясь к ближайшему фавну: -Принеси на всякий случай веревку, насколько я знаю, ненормальные часто бывают буйными, так что будь готов если что связать эту сумасшедшую. После чего повернулся к Аринге, и приподняв подбородок *он и так был выше нее и сейчас смотрел сверху-вниз* остветил: -Ты, пришелец, говоришь с Эдмундом Справделивым, Королем Нарнии. Это мой брат - Питер Великолепный, Верховный Король, - Эд медленно преедвигался по центру зала, указывая на тех, о ком говорил, - Это мои сестры - КОролева Сьюзен Великодушная и Королева Люси Отважная, - в полной тишине, которая сохранилась даже после странного смешка Джилл, эти слова звучали вполне внушительно, - А Принца Каспиана ты наверняка знаешь, раз явилась с "той стороны". Эдмунд скрестил руки на груди и добавил: -Хотя, конечно, вряд ли ты знаешь всю эту историю о древних Королях и Королевах и с трудом поймешь, чего мы здесь добиваемся.

Aringa: Как ни странно, смешок юной леди, сидевшей в углу, несколько ободрил Арингу. Она как-то сразу прониклась симпатией к этой милой девушке, наверное, потому, что она была первым улыбнувшимся существом (пусть и не лично ей, но всё же) в этом угрюмом склепе. Однако, слова беседовавшего с ней парня вновь заставили девушку сосредоточиться. То, что он говорил, казалось полным бредом. Эдмунд Справедливый со товарищи должен был отправиться на тот свет больше тысячи лет тому назад. Конечно, на уроках истории ей рассказывали о легенде, согласно которой нарнийцы могли призвать на помощь своих древних властителей, но... это же всего лишь поверье? Или нет? Боде мой, да что же здесь творится, и куда я вляпалась? ну не может он говорить правду, ну не может! Хотя, я ведь думала, что и эти странные существа давным-давно истреблены... Может, и остальные самые , казалось бы, неправдоподобные истории оказались правдой? Аринга уже почти решила несколько сменить тон общения, как вдруг ей в голову пришло воспоминание из далёкого детства: няня, журя маленькую девочку за неубранные игрушки, ворчливо говорила: "А игрушки за тебя что, Эдмунд Справедливый убирать будет?" В следующую секунду Аринга уже рисовала картину, как этот неприветливый юнец ползает по полу в поисках её кукол. момент для смиренного примирения был безвозвратно утерян. Стараясь не показывать, как она удивлена, девушка сказала: -О, так я попала просто на великосветский раут? Аринга склонилась в издевательски безупречном реверансе. В таком случае, Вы, Ваше Величество, имеете честь говорить с дочерью влиятельного орландского лорда. Забавно, как, однако, древние легенды преувеличили Вашу вежливость и любезность. И, кстати, в таком случае, Вам непременно нужно добраться до Орландии, а то последнее время у королевских историков стали появляться теории, согласно которым ваше существование ставится под сомнение.

Edmund Pevensie: Манера Аринги делать эти ироничные выпады никак не способствовала успокоению нервов Эдмунда, но он чувствовал такую усталость, что сил на то, чтобы как-то колко и сотроумно отвечать уже почти не было. Они все недавно вернулись с вылазки в замок, едва успели перевести дух от недавно повиданных "приключений" военного характера, как тут же встречаются с проблемами иного, и все-таки, менее значимого характера че вопрос жизни ис мерти. Менее значимого, но не менее надоедливого!! - подумал Эд и, подоййдя к СЬюзен, взял в руки рог, подаренный ей когда-то давно и сказал: -Вот, видишь это? Это волшебный рог КОролевы Сьюзен. КОгда тысячу лет назад мы покинули Нарнию и вернулись в наш, рог остался здесь, и сейчас, в такой крайнем случае, Каспиан воспользовался им и призвал нас четверых обратно, чтобы мы помогли... СПраведливости восторжествовать, как бы это смешно не звучало, - говорил он уже не с таким напором как изначально, - И прямо сейчас мы пытаемся вернуть Нарнии свободу. А если ты очень хочешь домой в свою Орландию, то тебе придется дождаться пока мы разберемся с более важными делами. А там уж дома сможешь всем своим историкам сообщить подробности о факте моего существования. Надеюсь ты понимаешь, что просто так сейчас отпустить тебя к Миразу м не можем?

Aringa: От спокойного тона короля Аринга разозлилась ещё больше. Так, теперь он сменил хамство на менторский тон... Замечательно, разговаривает со мной, как с маленьким ребёнком, пришедшем на первый урок истории... То, что, скорее всего, она сама добилась такого к себе отношения, в голову девушке не приходило. Зло прищурившись, Аринга произнесла: - Благодарю за этот краткий экскурс в историю, но он несколько не к месту, не находишь? Прости за резкость, но мне сейчас не до твоей драгоценной справедливости. Как это ни прискорбно, но для меня самое важное дело - как раз возвращение в Орландию. И с чего ты решил, что я собираюсь вернуться в замок этого старого параноика Мираза? -Слушайте, я очень-очень устала. _девушка и сама уже говорила более спокойно, - Может, вы просто укажете мне дорогу, и мы забудем друг друга, как страшный сон, а? А вот историкам, прости, я ничего говорить про тебя не буду. Не разрушать же веками создававшийся образ идеального короля? - не удержалась под конец Аринга.

Edmund Pevensie: -Я тебе не доверяю. Мы тебе не можем доверять, пусть у тебя на уме одна лишь Орландия. Мы тут не просто собрались в кружок Миразо-ненавистников и не хотим теб яотпускать, не потому что боимся что ты ему наябидничаешь, а потому что всегда есть риск шпионажа. На войне как на войне, ясно? Так что, мисс Орландия, если не возражаешь, я вернусь к образу идеального короля, и нарушу его лишь тем, что не отправлю тебя прямой наводкой в Орландию по выше упомянутым причинам. Эдмунд снова приложил ладонь ко лбу, закрыл глаза и, проведя пару секунд в тишине, добавил: -Есть риск утечки информации в лице тебя. Так что угомонись, никто тебя отсюда не выпустит, покуда дела обстоят так.

Eustace: После смешка Джилл, вызванного поведением какой-то девушки, судя по доносившемуся разговору пойманной вблизи кургана, Юстэс не удержался от ухмылки... Вообще, всё происходящее с момента их возвращения в Курган, в сознании Скрабба сложилось в этакий балаган с плавающими в воздухе лицами, фразами, словами... Где-то глубоко в сознании разум подсказывал, что дело просто в том, что у него немного кружится голова, но юстэс со свойственным ему упорством продолжал цепляться за окружающую его реальность... Вот, к примеру, смеющееся лицо Джилл... Эдмунд всё ещё пытается той девушке что-то объяснять... И надо обязательно что-то сказать или сделать, иначе можно окончательно потеряться в этом водовороте событий, лиц и действий... а вон ещё какой-то парень с диким видом и виноградником позади что-то говорил... Тряхнув головой, Юс усилием воли заставил себя таки выпустить из руки ботинок, который каким-то чудом умудрился не потерять, в отличии от парного этому ботинку правого... На секунду зажмурив глаза и снова их открыв, он принялся натягивать этот самый левый ботинок на правую ногу... - Как думаешь, кто кого переупрямит? - неожиданно спросил он Джилл, понизив при этом голос на столько, чтобы вероятность того, что Эдмунд или Аринга его услышат была относительно минимально...

Jill Pole: Наблюдая за дальнейшей перепалкой Аринги и Эдмунда, Джилл уже начинала по-тихоньку скучать. различные взаимные упреки и состезание в хамстве и остороумии могли вывести кого угодно и довольно быстро. Девочка пару раз зевнула и пробурчала под нос что-то типа: -Ну и чего Эд так взъелся на эту девушку. Можно подумать эти разборки помогут ему сорвать на ней свое раздражение из-за неудачной вылазки,-она пожала плечами. Так как Джилл была далека от всех этих войн, то она даже не могла предположить, что Аринга является шпионкой. Тем более внешность девушки располагала. Однако находясь здесь, Поул уже поняла, что с Эдмундом лучше не связываться. НЕ знаю как насчет справедливого... А вот Эдмунд Упрямый ему больше подошло бы,-пронеслось у девочки в мыслях. Она откинулась назад, но внезапно потеряла равновесие и чуть не свалилась с каменного уступа, на котором сидела. Джилл резко развернулась и поняла причину этого практически падения. Там просто напросто не было ничего, чтобы хоть отдаленно напоминало спинку стула. Поул печально вздохнула. Но тут ее отвлекли непонятные маневры Юстэса с левым ботинком, который тот почему то пытался натянуть на правую ногу. Джилл нахмурилась и внимательно посмотрела Кларенсу в лицо. Что-то показалось ей странным. Однако, Поул не привыкла о ком то не только заботится, но и также простые человеческие чувства ей были чужды. Поэтому девочка ограничилась просто внимательным взглядом, задержав уже рвущиеся слова сочувствия. -Эээ..-промычала она что-то невразумительное,-Ты чего делаешь?,-она указала рукой на его ботинок. На его вопрос она просто забыла ответить, так велико было ее удивление...

Susan Pevensie: Сьюзен сояла некоторое время как отмороженая. Она была сдесь и не сдесь. Девушка все никак не могла разобратся в своих мыслях. - Все это бред, полный бред... Хотя нет, наверное не бред. Или бред? Все, хватит думать, пора действовать, а то так и не додумаюсь... Тьфу! Сью наконец -то поняла кто эта девушка и что все это значит. Пэвенси подошла в брату и как можно мягче сказала. - Эд, тебе не кажется, что ты слишком резок? Будь это друг или враг, а она все равно наша гостья. Тем более Орландия всегда была нашим союзником. - она попыталась улыбнутся. - Извините, за резкость моего брата, но мы находимся в весьма затруднительной ситуации и к сожалению, Вам придется побыть некоторое время сдесть, для безопасности обоих сторон. - после этих слов девушка повернулась к Эдмунду. - Эд, к чему тут веревка? Даже если она ненормальная и не умеет себя толком вести, не стоит сразу так жестко. Да, и с сумасшедшими надо поосторожней и по-мягче. - шепнула она брату и опять повернулась к Аргине, мило улыбаясь. извиняюсь, полный бред...

Bacchus: Живых действительно было слишком много. Они спорили, говорили о чём-то, а Вакх в это время меланхолично прикладывался к кувшину, размышляя о том, что напиться до поросячьего визга его, в буквальном смысле этого слова, подопечные, мягко говоря не спешат. А добрый дядя Вакх, между прочим, готов был дать им достаточное количество вина... Вообще, он был отправлен сюда в качестве провизианта, ибо создавал еду на пустом месте и пустое место там, где раньше было вино, правда, снова его наполняя. Он оглядел зал каким-то печально-неуверенным взглядом и безо всякой надежды спросил: - Никому ничего не нужно? - Вообще, он привык, что его появление сопровождается мгновенной пьянокой, но не особо обижался и злился, если ему, конечно, не мешали наслаждаться вином.

Edmund Pevensie: -Ладно, все. Эдмунд злодей и бесконечно помешанный параноик, все понятно, ретируюсь. Эдмунда не то чтобы разозлили или задели слова сестры и взгляды окружающих. Он скорее был в недоумении и растроистве от того, что его на самом деле вполне логичное решение на счет запрета Аринге покидать их лагерь, было воспринято как упрямство и попытка кому-то что-то доказать. Конечно, после такого диалога Сьюзен вставлякет одну мягкую ремарочку и все - дело в шляпе, отлично! - прозвучало в его голове и стараясь особо виду не подавать, Эд, все же в какой-то степени разбитый, сделал несколько шагов вглубь от центра, но все же обернулся и добавил: -ТАк или иначе, ты - он обращался к Аринге, - Остаешься здесь. Сьюзен... Спасибо, что вмешалась, правда, кто-то должен был положить этому конец Слова Вакха так же донеслись до Эдмунда. ЧТо это он имеет в виду? -Только если у тебя что-нибудь есть от усталости и плохого расположения духа, - сказал Эд ему, - я не отказался бы сейчас поспать. Пару суток.

Eustace: Посмотрев туда, куда указала Джилл, Юстэс тихо ругнулся себе под нос, осознав, ЧТО он пытается сделать... окончательно забив на попытку обуться, он отставил ботинок в сторону... - Честное слово, я бы и сам хотел это знать!.. - как-то вяло усмехнулся он, и в этот момент услышал последнюю реплику Эдмунда и не удержался от ответа, покосившись на того, кому собственно отвечал Эдмунд... - Я могу с одного раза ответить, что этот чудик тебе предложит в качестве средства от усталости и плохого расположения духа... Ту самую бутылку вина, котороя непонятно каким образом ещё наполовину полна, несмотря на то, как часто он к ней прикладывается... - Юстэс ухмыльнулся и снова повернулся к Джилл, благо, голова, кажется, временно стала кружиться чуть меньше... Вероятно потому, что он выпрямился и прекратил попытки обуться в один единственный ботинок, который у него был в наличии. - Здесь постоянно и был такой бардак, пока нас не было? - попытался улыбнуться он, несмотря на то, что какое-то странное ощущение отрешённости так и не покидало...

Aringa: Вмешательство королевы Сьюзен действительно резко разрядило обстановку, за что Аринга испытала к этой девушке чувство огромной благодарности. Она сама еле держалась на ногах от усталости (как и большинство присутствующих), но ни за что бы не смогла уступить этому заносчивому, упрямому мальчишке, вдруг посчитавшему себя вправе решать за неё, где ей оставаться и что делать. С учётом того, что Эдмунд по упрямству как минимум был равен Аринге, их "светская" беседа могла затянуться достаточно надолго. Аринга решила, что пора окончательно сменить тон (из чувства вышеназванной благодарности и назло этому горе-королю): -Ваше Величество, примите мои глубочайшие извинения за причиняемые неудобства. Если Вы настаиваете, я, конечно же, воспользуюсь вашим вынужденным гостеприимством и постараюсь принести вам как можно меньше неудобств. Я также с радостью принимаю извинения за Вашего царственного брата, надеюсь, что Его Величество больше не предоставит мне повода вести себя неподобающим образом. После этих слов Аринга развернулась в сторону странного парня с бутылкой в руках и, как это ни странно прозвучало, поддержала Эдмунда: - Да, что-нибудь от усталости - это было бы сейчас как нельзя более кстати... Снотворного у Вас, случаем, не завалялось?

Bacchus: Вакх крайне довольно посмотрел на Эдмунда. Вот, умный мальчик, знает что попросить у дяди Вакха. Пьяно, и потому ужасно хитро улыбнувшись, он уже хотел было предложить решение по принципу "семь бед - один кувшин", но тут противный мальчик, невиданный им до этого, вылез в очень противной манере, обозвав его, Диониса, чудиков. В вечнотрезвом, вечнопьяном, или какое оно там у него, сознании божества пронеслась пьяная мысль, которую он не преминул озвучить: - Праативнй мальщщщик... Я тба сищас накашу... При учёте того, что именно на этом месте у господина Вакха наступило внеплановое протрезвление, из пола стали прорастать тентаклевидые побеги плюща, которые, правда, всего лишь цапнули наглеца за лодыжку и попробовали поднять в воздух. Пока его творение возилось с противным мальчишкой Вакх виновато опустил глазки и пробормотал: - Вообще я о еде говорил, но снотворное, оно же успокоительно - любого сорта. Очерь рекомендую вот это. При его словах один из побегов отделился от общей массы, пытающейся, в основном пощекотать сына Адама и потыкать побольнее. Отделившийся побег сформировался в две чаши, каждая из которых наполнилась вином, которое без промедления и любезно было поднесено Эдмунду и... И кому-то там ещё. Вакх уже перестал понимать кто и где находится.

Eustace: - Пшло прочь, растение! - недовольно буркнул Юс, пытаясь отмахиваться от плюща поднятым с пола ботинком... - И без тебя голова кружится, ещё оно тут ползать будет!.. - возмущению в голосе Скрабба при этом не было предела. - Накажет он меня, видите ли... Я что, не правду сказал? - Кларенс мотнул головой в сторону появившихся кубков, о чём сразу же пожалел, так как за голову даже пришлось схватиться свободной рукой: от подобной тряски она пошла кругом ещё большего радиуса и Юстэсу даже показалось, что он сейчас упадёт... "Ну, этого ещё только не хватало... Мало того, что всякие с плющом тут лезут, так ещё и своя собственная голова... впрочем, не удивительно, после такого-то.... так, стоп, не вспоминать... Говорил же себе не вспоминать.. Что сделано - то сделано... Ну, подумаешь, в конце-концов, стал скорее всего убийцей... это ведь здесь, наверное, обычное дело? Особенно, судя по всему, что успело напроисходить..." - в очередной раз отбив ползущий к нему побег плюща ботинком, Юс чуть отшатнулся, и начал отмахиваться уже более вяло и всё ещё придерживая голову свободной рукой... Если точнее, немного растирая ей висок...



полная версия страницы