Форум » » Сюжетные эпизоды » V. Unlucky Slaves » Ответить

V. Unlucky Slaves

Storyteller: Время действия: 16 июля 2306 года Место действия: лес, остров Орис Описание эпизода: [quote]Пока важные королевны и королевичи заняты созданием плана по освобождению пленников, остальные начинают скучать, потому как в этой военной операции им места не нашлось - не всем ведь воевать, правда же. Кто-то занимается стряпней для обитателей лагеря, кто-то просто бездельничает, словом все заняты не особо важными делами. А вот одна отдельная компания решает прогуляться по острову, ибо сидеть в лагере им надоело - они себя ощущают такими же пленниками, как и те, кто попал в Сарнатос. Группа, в числе которой есть как и нарнийцы, так и "гиды"-орисийцы, выходит за пределы лагеря, и, не зря говорят, что на Орисе ни минуты не удается провести в покое - проходит не так уж много времени, как их захватывают некие люди - вроде и не из Независимых, и на людей короля не похожи. Те, в чьи лапы угодили Независимые и их товарищи нарнийцы, оказываются работорговцами с соседнего острова Карса, которые часто наведываются на Орис и крадут здешних - с этой напастью не может справиться даже Барретт, а может и не хочет. Новоиспеченным рабам остается лишь надеяться на то, что оставшиеся в лагере как можно скорее заметят их пропажу и начнут поиски. заметка: этот эпизод - своеобразная отсылка и дань уважения канону - все мы помним процветающую работорговлю на Одиноких островах? Здесь творится примерно то же самое. [/quote]

Ответов - 4

Artizar: Всем же известно такое слово, как скука? Обратимся к случаям в жизни, и мы всегда сможем найти ей если не дословное определение, то, по крайней мере, максимально приближенное понятие, образное, но все-таки нам достаточно четко удастся прояснить, что это, все-таки. И вот, мы открыли наш замечательный лексикон в голове, и увидели, что мы не знаем, что это такое! Мы никак не найдем нужное обстоятельство, хотя бы отдаленно напоминавшее ситуации, полные скукой. Наша память неожиданно оказывается бесполезной штукой, мусором, которые наполнен таким же мусором. Но впервые в жизни мы не злимся и не огорчаемся, ведь скука - это не так уж и хорошо, согласитесь? Мы ведем счет дням, часам, временем, мы следим за тем, как солнце поднимается и опускается каждый день; и не разу мы не замечали, чтобы это был долгий процесс, ведь кроме наблюдений было великое множество любых других занятий. Приготовление еды, пошив одежды, слежка за лесной ситуацией, посещение городков и самого Аркалета, вероятно, а чаще - простая болтовня, но такая увлекательная! День за днем, а это не надоедает, ведь правильно распланировав день, Артизар получалось провести каждый день по-новому, а если и не так, то, по крайней мере, она ни разу не помнила, чтобы в прошлом было хоть что-то немно-ожко похожее. И это не прекращалось. Неизменный ход событий, интереснейших и изумительнейших, по правде говоря, всегда заставлял сильфиду восхищаться снова и снова, каждому мгновению. Мягкому песку, дуновению ветра, такого родного и знакомого, вздоху, объятию с Изабел или шутке с Теодором; она бы никогда себе не простила, если бы не считала их целой жизнью, просто такой быстрой. Но она неизменно позволяла себе о них забывать, потому что с каждым разом это становилось все прекраснее, и чувство в душе постоянно менялось в более приятную, лучшую сторону. Единственное, что Арти никогда и ни за какие пески и ветра не оставит в прошлом, это суету прошедшего дня. Стремительно начавшийся день со сна на безобидной полянке в лесу, словно она там и упала спать, что было бы весьма забавным, и не менее быстро закончившийся всякими королями и королевами. Боги, да на кой черт их так много вдруг стало? Глаза девушки не уставали округляться, как она думала о том, что их так много стало на Орисе, что ей было бы и не пересчитать по пальцам. Семейство Барретта - три человека, семейка этих Эдмундов и Питеров - шесть человек, да еще и Каспиан, который, к слову, очень и очень хороший мальчик. Ночь была расчудесная, сильфида носилась между каждым спящим и пытающимся спать, и готова была от восторгов дня (хотя смерть хорошенького, правда очень милого Дамиана омрачала момент) орать каждому в ухо «Какой чудесный день!» Но она опасалась, что ее неправильно поймут, и потому намного позже полуночи легла спать. Наутро, разумеется, она чувствовала себя не то чтобы замечательно, но энтузиазм ребенка в мозгу и теле, вроде бы, взрослой женщины не позволял ей затихнуть, даже когда она месила какие-то супы в «поварской» части лагеря или перевязывала себе ссадину на ноге. И все-таки спеть замечательную песенку Арти не решалась, поскольку никого из близких друзей рядом не было, а все остальные были чуть-чуть скучные. Тогда она решилась придумать какую-то сказку для детей жителей лагеря. Спустя три рассказа светловолосая была вынуждена откланяться, сообщив, что ей необходимо прогуляться. Еще одно прекрасное свойство Артизар: она никогда не лгала. А в данном случае, даже говорила самую-пресамую чистую правду. Она закончила готовить суп, сказав какой-то полукровке, чтобы она последила за котлом. Темноволосая девушка покорно кивнула и присела у костра. На нее накинулись дети, и Арти захлопала в ладоши, будучи в восторге от того, что совесть ее оставила благодаря тому, что ей нашелся такой искренний и добродетельный заместитель! Быстренько переместившись благодаря попутному ветру за границы лагеря, Арти случайно врезалась во что-то, не уследив за потоками. Сначала она подумала, что это дерево; затем ее руки кто-то неожиданно схватил и начал жестко связывать грубой веревкой. Единственное, что успела крикнуть девушка, было: - На помо..! - прежде чем ей зажали рот и повалили на землю.

Ylaine: Илейн долго грелась у костра, достаточно долго для того, чтобы тепло и усталость взяли верх над человеческой природой и отправили разум в далекие путешествия. К слову сказать, что есть сон если не путешествие души по иным, неизведанным мирам... В эту ночь девушка спала как никогда беспокойно. Она металась из стороны в сторону, волосы прилипали к ее мокрому от пота лбу, она кусала губы и тихо стонала. Правда проснувшись, девушка так и не смогла сказать что именно ей снилось и почему она себя так вела. Гвин же, любимая куница Илейн, убежал еще ночью в лес. Ночное животное, что с него взять? Ничего не поделаешь, они привыкли охотиться ночью и сладко спать днем. Илейн проснулась почти с первыми лучами солнца. Лагерь еще спал, правда где-то неподалеку девушка готовила еду, пахло, к слову сказать, настолько аппетитно, что у Илейн засосало под ложечкой. Ей даже показалось, что урчание ее желудка разбудило какого-то паренька рядом. Только сейчас она поняла насколько голодна. -Так, давай мы с тобой договоримся. Ты не урчишь так громко, а я тебя покормлю, как только мы найдем Гвина, - прошептала девушка своему желудку. Она боялась, что в новом месте и после долгого путешествия на корабле Гвин собьется с пути и не найдет дорогу к ней. Хотя конечно сама мысль об этом была весьма глупой, но потерять куницу было куда страшнее, чем рассуждать о глупости собственных мыслей. Осторожно пробираясь мимо спящих Илейн быстро покинула лагерь, который уже начинал пробуждаться. Стоило девушке очутиться в лесу, как она тихо позвала: -Гвин. Куница не заставила свою хозяйку срывать горло в крике и быстро показалась из-за ближайших кустов. Мордочка ее была перепачкана в крови, а в уголке рта еще болталось желтое перо. Свидетельство шикарного пира. Сытая куница лениво бежала в сторону хозяйки и, казалось, даже не спешила очутиться на руках и свернувшись комочком уснуть. -Маленький обжора. И зачем надо было убивать бедную птичку?- Илейн улыбнулась и присела на корточки, чтобы взять зверька, как только он прибежит. Гвин лишь недовольно фыркнул, что в переводе на нормальную речь могло означать "В этом мире выживает сильнейший". Радостной встречи хозяйки и ее куницы не суждено было состояться. В тот момент, когда куница была почти возле Илейн из глубины леса послышался крик, который резко оборвался. Гвин тут же навострил уши и юркнул обратно в кусты. Илейн уже собиралась кинуться за ним, собственно она именно это сделала, но тут ее пронзила резкая боль. Кто-то схватил девушку за волосы и дернул назад. -Только пикни, перережу горло, - прошептали ей в самое ухо и приставили нож к горлу. Девушка даже поморщилась от неприятного запаха изо рта говорившего и чуть отстранилась, лезвие больно царапнуло шею и Илейн вскрикнула, больше от неожиданности, чем от боли. Спустя несколько минут подошел еще один мужчина, который быстро связал ей руки, рот заткнул самодельным кляпом, сделанным из тряпки, которую мужчины оторвали от ее же платья, после ее посадили рядом с девушкой. Илейн видела ее в лагере, к ней подходили за едой. Желудок предательски заурчал, видимо понял, что договор нарушен, а похитители весело засмеялись тыча пальцами в девушку.

Taareth II: Кому-то не спалось, кому-то было скучно, у кого-то куница убежала - у всех такие красивые причины, что даже как-то неловко говорить, что Таарет ушла в кустики потому, что выпитого чая было много. Старательно отбежав от лагеря подальше, а потом заблудившись в лесу, она решила выйти к видневшемуся вдалеке побережью, чтобы легче было сориентироваться. Насвистывая что-то легкомысленное, принцесса, увязая в песке, шла и старательно оглядывалась по сторонам. Возню в лесу девушка ошибочно приняла за подаваемые кем-то из лагеря признаки жизни, тем более, что ей послышался голос Илэйн, о чем она не замедлила осведомиться: - Илэйн, это ты? Подожди меня, я не помню дороги!... - Не-ет, это не Илэйн! - услышала она развязное гнусавое хихиканье откуда-то справа, гораздо ближе, чем полагалось по этикету. Метнувшись влево, Таарет врезалась еще в кого-то, поднырнула под загребущие руки и побежала обратно к берегу. "Да что же это такое?! Ну и остров! Надо было плыть обратно на посудину и выметаться из здешней акватории, пусть катятся ко всем чертям!..." Чувствуя, что бежать по песку ей сложнее, она обернулась: преследователи были близко. Принцесса с тоской вспомнила отсутствующие ножи, были-бы они тут - расправа была-бы короткой и сравнительно легкой. А теперь... Зарычав в бессильной злобе, она пригнулась и швырнула одному из нападавших горсть песка в лицо, целясь в глаза, снялась с места, чтобы бежать дальше, но вокруг ее ног захлестнулась короткая веревка с двумя грузиками по краям - простенькая, но эффективная ловушка. Понимая, что на этом ее история может плачевно кончиться, она кричит всего лишь одно имя, которое в любых ситуациях в последнее время вспоминалось первым: - Каспиан!!!!!! Конечно, это не поможет. Но стоило хотя бы попытаться, тем более что силе голоса принцессы позавидовал бы любой военачальник. Кто-то тут же не поскупился на оплеуху, и кожа вспыхнула жаром от удара. Таарет поморщилась. Драчливого олуха тут же осадили: - Не порть товар. Теперь хотя бы стало ясно, кто это такие: простые работорговцы. Знакомая с этим людом не понаслышке, тархистанка несколько расслабилась: это значит, что смерть или увечья им не грозят. Может, их даже покормят. Главное сейчас - продержаться до подмоги, и не дать увезти себя с острова, иначе - пиши пропало. А вот план побега можно и продумать, но лучше вместе: тогда, когда они смогут поговорить об этом. Хоть бы представилась возможность. Когда один из торговцев, с бельмом в глазу и крючковатым носом, связал ее руки (хвала богам, впереди), завязал рот и взвалил ее на плечо, Ти благоразумно сделала вид, что ей страшно, жутко и вообще дурно, и сопротивляться она морально не готова. Поэтому, в течение похода куда-то вглубь острова, никто не обратил внимания в ночной тьме, что многочисленные бусы - яркие, вызывающие, смешившие, быть может, многих нарнийских придворных дам, оставляют капли-бусины на песке, в траве, между камней...желтое сияющее стекло. Бирюза в серебре. Янтарные круглые "глаза". Оставалось только ждать.

Lucy Pevensie: Ночь, самое время для сна, но попробуй тут уснуть, когда за день произошло столько всего! Эмоции, которые люди испытывают за весь день, сказываются на них ночью и становится просто невозможно уснуть. Вот так было и сейчас. Когда все уже давно спали в этом странном месте, наша маленькая (хотя... не такая она уже и маленькая) королева Люси никак не могла уснуть. Перевернулась с одного бока на другой, на спину, на живот, снова на правый бок, потом опять на левый, и.... ничего. Казалось, что уже скоро должно наступить утро, что прошло уже много времени, но яркая луна подсказывала, что интуиция обманывает, и сейчас еще ночь. Люси резко села. Так больше невозможно. Ей уже прекрасно стало понятно, что она так и не сможет заснуть. Слишком много было пережито. Все чувства, переживания, до сих пор мучили девочку. Она никогда не думала, что один день может быть настолько насыщенным. Конечно, вся семья Певенси уже привыкли к тому, что когда они попадают в Нарнию, дни становятся необычайно длинными, а странные события успевают происходить всего за пару-тройку дней. но сегодня... казалось, они побили все рекорды. Самым главным потрясением дня стала пропажа Юстэса, Джилл, Веспер с Эгерией и нескольких членов экипажа. Подумать только, они только что попали на этот остров и сразу угодили в чьи-то руки. При чем, скорее всего, это те самые правители, о которых рассказывали Независимые, похлопотали на счет экипажа. После таких новостей все мысли о сне вновь разрушились. Люси поднялась со своего спального места и отправилась прогуляться по острову, зная, что все равно уже не заснет до утра. Этот Орис... Такое странное место. Все здесь почти как в Нарнии, но в то же время чувствуется, что какое-то другое. Но вся эта история с Независимыми и их правителем... она так напоминает прошлый визит в Нарнию Певенси. Мираз, он был кем-то вроде местного Баррета, только с тем условием, что нарнийский узурпатор был все же человеком. Независимые - это как Каспиан с его отрядом, к которому после присоединились Певенси. История практически повторяется, но... даже сейчас в эту историю привносится что-то новое. Юная королева и не заметила, как отошла очень далеко от лагеря и почти приблизилась к побережью. Девушка резко остановилась и стала оглядываться по сторонам, в конце концов надо было в срочно порядке вспоминать обратную дорогу и возвращаться в лагерь, весь если братья и сестра не обнаружат ее, шума будет много. Лу оглядывалась по сторонам, но никак не могла вспомнить обратную дорогу, как где-то недалеко послышались чьи-то шаги. Отважная королева резко оглянулась в ту сторону. Никого... - печально констатировала девочка. Потом крик. Такой знакомый голос, но Певенси никак не могла признать, кому же он принадлежал... И снова шаги где-то в стороне, резкий поворот и вновь никого... Потом снова и снова, казалось, она сходит с ума. - Кто здесь? - все же не выдержала девочка. А вместо ответа ей зажали рот. Люси пыталась вырваться, кричать, но ничего не получалось, в какой-то момент ей даже пришло в голову укусить человека, но руку от лица быстро убрали. Теперь ее держали за руки, а на глаза повязывали кусок какой-то ткани. - Ааааа!!! Кто-нибу... - но договорить девочке было не суждено, рот завязали так же, как и глаза. А после взвалили на плечо, как какой-то мешок. И там королева пыталась сопротивляться, бить руками по спине того, кто поднял ее, но ничего не получалось. Шум где-то впереди подсказывал, что не одна она попала в такое положение. Неожиданно даже для себя, от этой новости Люси успокоилась. Оставалось только ждать. Если она не одна, они смогут придумать что-то... Наверное.



полная версия страницы