Форум » » Вне времени » Ах, эта свадьба!..[AR] » Ответить

Ах, эта свадьба!..[AR]

Caspian X: [more][/more] 1. Примерное время эпизода; немного после возвращения "Покорителя Зари" из кругосветного путешествия 2. Место действия; Кэр - Параваль 3. Описание эпизода; Ах, эта свадьба! Что может быть романтичнее... и нервознее? Кажется, Каспиан еще никогда так не нервничал - даже когда с шашкой мечом наголо несся на великанов! По слухам, Сью от него не отстает и нервничает даже больше. А той вазы эпохи Каспиана III ничуть не жалко, она была старая. Пока будущие новобрачные нервничают и прощаются с холостой жизнью, их армия помощников не дремлет и готовит праздник. И развлекаются, естественно, на всю катушку... Но вот настал день Х! Что же он принесет?.. 4. Участники; Команда жениха: Caspian X - счастливый жених. Peter Pevensie - шафер № 1, главный. Artizar - шафер № 2. Eustace Scrubb - шафер № 3 и главный генератор идей Isabel Flores - подруга Арти и великая Соня. Taareth II - Великий Гуру и поставщий тархистанской настойки Команда невесты: Susan Pevensie - счастливая невеста. Annabelle, Orlandian princess - подружка невесты № 1. Jill Pole - подружка невесты № 2. Lucy Pevensie - сестра невесты, главный возмутитель спокойствия, великий поедатель тархистанской нуги. Theodore - "подружка" невесты № 3, объект, к которому ревнует король Каспиан Х. Главный надо всеми и самый спокойный: Edmund Pevensie - брат невесты и справедливый любитель рахат - лукума. Порядок очереди: к черту очередь.

Ответов - 12

Caspian X: Первый раз Каспиан вскочил от воображаемого грома, который оказался всего лишь шумом из соседней комнаты, где продолжался мальчишник. С мальчишника он ушел за час перед этим, так как под конец у него разболелась голова от музыки и криков. К тому же, король Питер был полон энтузиазма и портить ему малину не хотелось. Второй раз Каспиан проснулся с воплем - ему приснилась странная девушка - блондинка в белом платье, испускающая странный неоново - синий свет. Сначала Каспиан подумал, что это Артизар так нехорошо пошутила, а потом его двойника из сна угораздило посмотреть красотке в глаза... Кажется, Юстас тряс его полминуты, и все эти полминуты Каспиан вскрикивал и испуганно бормотал сквозь зубы что - то невнятное. Еле успокоился. И вот теперь Каспиан проснулся от того, что в окне стоял говорящий петух и громко вещал что - то типа: "Ваше Величество, негоже спать в такой важный для Вас день! Ваша невеста уже на ногах, а Вы все почиваете! Как не стыдно!". Король подавил в себе желание придушить чересчур верного слугу, поблагодарил и на нетвердых ногах поплелся в ванную через смежную комнату. В комнате царил хаос. Там и сям валялись бутылки, тарелки, цветной серпантин и конфетти, кое - где попадались элементы одежды и аксессуаров - веера, туфельки, шляпки. Каспиан где - то полминуты озирал это зрелище, затем вызвал ближайшую служанку и велел все прибрать. Девушка тут же понеслась выполнять приказ, а король проследовал в ванную, где уже стояла емкость с теплой водой. Надо бы попросить у Мэделин еще немного мыла. Только нимфы умеют делать его таким. Интересно, что сегодня по плану у городского совета лордов? Надо бы попросить расписание у лорда... черт, как его? Руди, Руммель, Рузвельт? Руперт? И что там петух говорил? Невеста?.. Невеста?! Проклятье! Король подскочил и чуть не вылил на себя всю воду из бадьи. Это ж надо - забыть, что у него сегодня свадьба! Вчерашний мальчишник, тархистанская настойка и орландианское вино не прошли даром. А теперь... о Аслан, сколько времени?! Кошмар! Ужас! Ничего не успеть! А костюм еще не выглажен! Король торопливо смыл мыло с волос и запрыгал по ванной, путаясь в штанинах и разбрызгивая воду по бесценному орифийскому кафелю. Руки у него дрожали и он никак не мог найти рубашку. Хотелось как в детстве, забиться в темный угол и представить, что его никто не видит. От осознания того, что ему предстоит еще идти к алтарю и произносить брачную клятву стало еще хуже и Каспиан бессильно опустился на низенькую скамеечку рядом с бадьей. -Аслан великий, я, кажется, с ума сошел, - в ужасе пробормотал тельмарин и уронил голову на руки. Внезапно подурнело.

Artizar: День был, определенно, сумбурным. Едва взошло солнце, в Кэр-Паравале началась суета. И все по какому поводу? Ох уж эти свадьбы. Никогда они не начинались и не заканчивались без суматохи, что уж говорить про бракосочетание самих короля и королевы… хм, простите, как эта страна называется? Ах да, Нарнии. Артизар так вообще не спала: всю ночь она руководила швеями-гномами, готовившими свадебный костюм короля. Она не была в обиде на других шаферов - в конце концов, они были людьми и им сон был необходим, а она черпала энергию из воздуха. Когда наконец наряд был готов, Артизар долго возмущалась по поводу цветов и покроя. Потому что парадная одежда выглядела совершенно одинаково с будничной. Впрочем, титулованные лица всегда должны выглядеть как напыщенные и разодетые индюки, не правда ли? Наконец-то она смогла составить достойный костюм. Но поскольку она плохо разбиралась в мужской одежде как мужчина, ей необходимо было одобрение множества других лиц. Она мчалась вначале к канцлеру Трампкину, и он согласился с тем, что она подобрала, а затем она суетилась вместе с десятью слугами, чтобы усовершенствовать наряд и в деталях. Вломившись в спальню короля Каспиана, Артизар захохотала, услышав реплику жениха, только что соскочившего с кровати. Она махнула слугам, торопившемся за ней, чтобы они внесли весь этот костюм и положили за ширмой. Девушка подбежала к шторам и отдернула их, давая солнечному свету влиться в комнату. После этого она распахнула дверь в ванную, сурово вперила руки в бока и посмотрела на полуголого Каспиана как можно более сердито, несмотря на распирающее ее веселье. - Ну и кто это у нас тут первый затеял это сумасшествие, а? - она продолжала держать хмурую мину, но пальцами подергала Каспиана за щеки, умиляясь его сонному выражению лица. Слуги, кажется, позади нее немного обомлели, - Где Его Величество Питер? Мне необходим его совет в отношении костюма. Во имя богов, найдите его! - отдала приказы сильфида и начала разворачивать эти модные лохмотья, демонстрируя их королю. Но тот по-прежнему сонно стоял около кровати, ну, или в ступоре, - Эй, Ваше Величество, проснитесь и пойте! Я ведь могу начать и жалеть, что покинула с вами Орис, мне было обещано веселье, но где же оно? - она хихикнула.

Peter Pevensie: Желание сменить позицию на узкой софе обернулось «приятной» встречей с мраморным полом. Тихое шипение вперемешку с ругательством сорвалось с губ Питера. Он нехотя открыл глаза, в которые ударил луч солнца, и увидел перед собой… остатки вчерашнего банкета. Как же всё-таки повезло, что упал он чуть ниже, чем было запланировано забавными стечениями обстоятельств. Очередной бубнежь, адресованный на этот раз мать-природе и особенностям живого организма, что категорически был против всяких физических, - да что там, и умственных, - действий, разнёсся по комнате. Парень оттолкнул от лица тарелку и перекатился на спину. Пришлось подметить ещё один факт: «Голова…» - не самый приятный, но ощутимый весьма и весьма. Видимо, местные виноделы знают свой долг и исполняют его просто блестяще. С последствиями, - как положено. Кстати, о последствиях… Сам виновник торжества смылся слишком быстро. Питт даже не успел осуществить свою маленькую, такую безобидную, задумку. Жаль… Но вместо этого, парня больше волновали предстоящие испытания. Во-первых, замуж выходит его сестра – Сьюзен. Сегодня! За Каспиана, разумеется. Подобная новость шокировала старшего брата, хотя где-то в глубине души он был морально готов к этому. Но всё же. Странные чувства переполняли молодого человека. Может, это родственная ревность? Может, ещё что-то. Во всяком случае, было Питту как-то… нехорошо. По логике (не ясно, - чьей) первым себя казнить в этом плане должен был он. По старшинству, так сказать. Но уже не время об этому думать… А во-вторых, надо как-то прожить этот день… Певенси качнул головой и ощутил, как по мозгам словно кувалдой съездили. А ведь надо встать… Вот, пожалуйста. Воплощение короля в выходные… Нащупав рукой периллу софы, Питер поднялся на ноги. Один внешний вид оставлял желать лучшего. Певенси не рискнул даже в зеркало заглянуть. Он сразу же устремился в уборную, на выходе, одарив себя «тесным свиданием» с косяком… Снова высказывания. Зато, хоть сознание немного встряхнулось. Питт мигом переместился в просторную комнатушку, где принял ванну и привёл себя в порядок. Теперь можно и в отражение взглянуть… В голову тут же пришло одно выражение: «Да, я не красив… Я просто божественен!» - с ноткой иронии процитировал мысленно молодой человек и вышел в длинный коридор, направившись прямиком в покои Каспиана. Тот, очевидно, проснулся. Так как за дверью слышались голоса. Среди них Питт различил и женский. «Что, ещё не отдохнул?» - усмехнулся Певенси и толкнул препятствие, проникнув внутрь. Даже сквозь сон младенца он слышал минувшей ночью проявление предсвадебных кошмаров короля. Итересно, я так же буду убиваться?.. - Аааа, жоних… - Питер запнулся, - Тьфу ты, жених… Ты ли ночью повизгивал? – с лёгкой улыбкой поинтересовался парень и заметил Артизар, которая как раз вспомнила его Величество. Питер вопросительно взглянул на девушку. «Мне бы кто помог… Теперь я понимаю всю ценность городских аптек… Так, что там?» - он подошёл к сильфиде, перебирающей наряды. Чего там только не было… Из собственных взглядов парень выбрал менее «петушиный», то есть с минимумом аксессуаров в виде оборок, но тем не менее вполне представительный костюм и чуть выделил его из общей кучи, советуясь глазами с Артизар. После чего он вернулся к представителю «распрощавшихся со свободой». – Ну, чем тебе помочь? Подогнать экипаж к выходу? - парень пристально посмотрел на короля, - И, если серьёзно...?

Eustace: Мальчишник-мальчишником, но Юстэс Кларенс Скрабб не был бы собой, если бы не заявился сутра к комнатам жениха в идеально собранном виде, с ясной головой (да, граждане, надо следить за тем чего ты и сколько пьёшь, особенно когда ты несовершеннолетний!) и в приподнятом настроении… ну и с приличным кувшином с чистой водой в руках, ибо разве мог он упустить шанс поиздеваться над горячо любимыми родственниками и друзьями? Вот только, как ни странно, пришёл он чуть позже Питера: всё-таки, на сборы ушло некоторое время. Окинув взглядом состояние комнаты, которую хоть уже и прибирали снующие туда-сюда слуги, сложно ещё было отличить от помойки, Юстэс поморщился и перевёл взгляд на явно страдающего после вчерашней вечеринки Питера, ухмыльнулся и буквально впихнул ему в руки графин с водой. И только после этого прошёл в комнату, осторожно переступая через валяющиеся на полу остатки вчерашней роскоши. - Смотрю я, у вас тут вчера, или, скорее всего, сегодня, всё очень весело закончилось… - он действительно ушёл именно вчера не был в курсе завершения праздника, - А это что? - последний вопрос относился уже к костюму, находящемуся в руках у Артизар, - Только не говорите мне, что вот в ЭТОМ и предполагается сдавать нашего жениха на растерзание Сьюзен. Каспиан, ты действительно собираешься вырядиться на свою свадьбу в повседневную одежду? – а именно повседневной эта одежда и выглядела в глазах Юстэса, не особо разбирающегося в средневековой моде, потому как, на его взгляд, она мало чем отличалась от одежды, которую десятый тельмаринский король Нарнии носил каждый день. - Хотя, я в костюмеры не записывался, это дело ваше, я умываю руки, - и он действительно отошёл куда подальше от костюма, чтобы руки не чесались порезать его на ленточки, для создания оригинальности, и, очистив он чьей-то шляпы с пером кресло, сел и закинул руки за голову, - Через сколько часов начало?

Susan Pevensie: When I opened up my eyes You made me realize That life goes on behind the curtain Life goes on ©Narnia - Behind the curtain -И жили они долго и счастливо. – прочла Сьюзен вслух и нервно захлопнула книгу. Этой ночью ей не спалось, как и в предыдущую ночь, как и ночь до этого. Засыпала она лишь днем, обычно после обеда, а просыпалась к ночи. Так уж получалось, что именно ночью она не могла спать, а днем организм просто не выдерживал и отключался на полагающееся время. В конце концов, дошло до того, что ей казалось, будто она сходит с ума. Стремительно и бесповоротно. Наверняка, она думала, так бывает с каждой невестой. Поэтому и засела на эту ночь в своем любимом месте – в библиотеке, нашла множество старых сказок и принялась перечитывать. Вы не поверите, сколько придворные писцы умудрись настрочить за тысячу триста лет, что Певенси не показывались в Нарнии! Как ни странно, во всех сказках это выглядело так легко и просто, что помаленьку начинало… бесить. Девушка едва удержалась от того, чтобы зашвырнуть книгой в вазу, стоявшую на подставке возле двери, вспомнив, что переколоченных ваз и перебитой посуды в кухне с нее уже хватит. Зевнув, она отложила книгу в сторону и свернулась клубочком на софе, накрывшись сверху одеялом. Ночь близилась к концу, надо было хоть пару часов поспать перед предстоящим торжеством. Девушка даже и не заметила, как пролетело время, но очнулась она от осознания того, что может опоздать на собственную свадьбу. Подскочив, словно ужаленная, Сью принялась выпутываться из одеяла, стараясь при этом не порвать подол платья, в коем ее ноги тоже умудрились запутаться. Нет, она определенно потеряла навык ношения длинных платьев. Барахтаясь, девушка свалилась на пол, больно ударилась локтем, и издала разгневанное «гррр». Похоже, что она и так потеряла много времени, потратив его на сон. А еще предстояло добраться до собственных покоев и переодеться в торжественное платье. «Список гостей! Я же так и не просмотрела его!» - поскольку Сью была слишком воспитана, то даже в мыслях не позволила себе применить ругательства, хотя очень хотелось. Наконец, с горем пополам поднявшись с пола и потирая ушибленный локоть, Сьюзен бросилась к двери. Но тут, как нельзя кстати, или же не совсем, появилась Аннабель. Едва она открыла дверь и вошла, как Сью едва ли не сбила девушку с ног, снова запутавшись в подоле. Одно она уяснила сейчас точно – спать в платье куда неудобнее, чем в длиннополом исподнем. -О! Ты не представляешь, как я тебе рада! – отдышалась Сью, рассматривая серьезную Аннабель. Похоже, что отсутствие невесты в собственных покоях не осталось незамеченным.

Annabelle IV: Утро принцессы Аннабель началось, когда для остальных обитателей замка еще была ночь. Вместо того, чтобы мирно отдыхать в своей теплой мягкой и жутко соблазнительной постели, она помогала девушкам нашивать жемчуг на платье невесты, проверяла все ли на месте, привезли ли все нужные цветы, все ли гости будут присутствовать на торжестве, привезли ли те туфли, которые она хотела, как справляется королевская кухня, тот ли сервиз выбран для стола. Но единственным нерешенным вопросом стало непонятное исчезновение значительного количества орландского вина и тархистанской настойки из погреба. К счастью, алкоголя было еще более чем достаточно даже для королевской свадьбы. Ну а ближе к утру, встретившись в коридоре с королями, она все поняла, объясняя королю Эдмунду, что она не Джадис, не девушка-звезда и не их проводник в необъятном море, и что у неё нет двух сестер-близнецов, которые стоят у неё за спиной и постоянно повторяют её слова. Затем Аннабель тоже не удалось отдохнуть, зато ситуация с её платьем и платьем Джилл была намного проще – она её полностью устраивала. Поблагодарив Аслана за то, что хоть что-то решилось быстро, она направилась взглянуть на украшения, уготовленные невесте и её подружкам. Солнце, а вслед за ним и утро незаметно подкралось к небесам и подло завладело ими. Наконец-то она могла спокойно отправиться в свои покои и привести себя в порядок. Ей удалось даже совсем немножко отдохнуть, принимая ванну. Затем девушке предстояло разбудить Джилл, королеву Люси, ну а затем их ждала невеста. И новая гора дел. Белль отправилась за Джилл, Люси, но вот королевы Сьюзен в её покоях не оказалось, что заметно встревожило служанок, и суматоха началась по новой. Она разослала девушек по всему замку, чтобы не выбиваться из плана, так кропотливо составленного ею самой и поскорее найти невесту. Она уже побывала в саду, когда проходила мимо библиотеки и решила заглянуть туда, где в общем то и была повержена на пол королевой Сьюзен. Анна поднялась с пола и взглянула на лицо королевы. И ей не понравилось его усталое выражение и почти незаметные круги под глазами. Еще одно дело в списке. Неотложное дело. – Доброе утро, Сьюзен. – сказала она как можно мягче и спокойнее. - Не смотря на твое волнение, у нас много дел, потому советую собраться, очистить разум и просто наслаждаться процессом. Твоя задача на сегодня – отменное настроение, а обо всем остальном уж я позабочусь сама. Договорились? – девушка ободряюще улыбнулась. – А теперь пойдем, нам нужно привести тебя в порядок. Ты сегодня должна выглядеть отменно и свежо. Нам ни к чему усталая невеста. – Аннабель взяла королеву за руку и они вышли из библиотеки в направлении покоев Сьюзен. – Дальше по плану у нас репетиция свадебного танца, прическа, платье… Хочешь еще что ни будь добавить? – улыбаясь спросила она. Белль уже привыкла, будучи невероятно уставшей, продолжать улыбаться и делать свое дело, будь то организация свадьбы или переговоры с враждебно настроенным руководством соседней страны. Как бы ей хотелось сейчас теплого вина и мягкой постели. Но нет, не в этой жизни. Оставалось только дождаться, пока у неё откроется второе дыхание, а пока просто наслаждаться процессом.

Lucy Pevensie: Сегодня был определенно великий день. Для всей Нарнии и для семьи Певенси конкретно. Сегодня Сьюзен выходила замуж. И не за кого-нибудь, а за короля Каспиана Десятого, за правителя Нарнии и просто хорошего человека. Люси была на ногах с самого раннего утра. Это ведь невероятное событие - свадьба сестры, как же в такой день девочка могла спать спокойно? Она так переживала за свою сестру, что уже несколько раз вскакивала с постели посреди ночи, думая, не проспала ли она. В итоге ее разбудила Аннабель, почти тут же поспешившая к счастливой невесте. Люси же решила побродить по замку. Казалось, что весь замок спит, однако она знала точно, что это не так. Она могла поклясться, что не спят Каспиан и Сьюзен. А так же Питер, Эдмунд, Юстэс, Аннабель и Артизар, все те, кто хоть как-то связан с сегодняшним торжеством. Со свадьбой двух людей. Люси бродила по коридорам замка бесцельно, просто, что бы скоротать время. Девушка даже заглянула в кухню, где шли последние приготовления. Схватив из вазы яблоко, Лу еще раз обошла зал, который уже подготавливали к торжеству. Убедившись, что все готовится к свадьбе и ее помощь нигде не нужна, юная королева поспешила в покои сестры. Чем ближе она была к комнате сестры, тем больше поднималось ее настроение. Кстати, по секрету, в коридорах оставались следы вчерашних праздников. Ну, мальчишника, который устроили братья Люси, и девичника, который устроили подружки невесты. Откусив яблоко, девушка без стука распахнула дверь, в которую как раз за несколько минут до нее вошли Аннабель и Сьюзен, но королева об этом не знала. Девочка улыбнулась радостной улыбкой. - Доброе утро, Сьюзен - Лу прошла и села на кровать сестры, смотря на нее, и словно не замечая то, как мельтешит повсюду Аннабель, пытаясь организовать невесту - Как поживает наша счастливая невеста? - Вновь улыбнулась Люси и, откусив яблоко, слезла с кровати. Она подошла ближе к Сьюзен, внимательно смотря на нее. Улыбка медленно сползла с ее лица, сменившись на такое серьезное выражение, которое уж точно нельзя было ожидать от девочки, - Сью... ты сегодня вообще спала? У тебя ужасно усталый вид. Сегодня твой день, ты должна быть самой счастливой и красивой! - Девочка покачала головой. Она взглянула на Аннабель, надеясь, что та сможет что-то сделать с ее сестрой. А пока волнение, которого еще не было, начало потихоньку зарождаться в ее душе. Как это так, ее сестра, прекрасная королева Нарнии, в день своей свадьбы выглядит так, будто уже неделю не спала. А поверьте, если Люси по-настоящему начнет волноваться – достанется всем. Но сейчас она пыталась сдерживать это волнение, все еще смотря на свою сестру в ожидании ответа.

Theodore: Обычно Теодор всегда приходит вовремя. Правда. Бурундук не любит опаздывать. Но сегодняшний день вообще в общепринятые рамки не вписывался ни по каким параметрам, поэтому вполне ожидаемо, Тео... проспал. После вчерашнего бурного веселья не помогли даже сильфийские гены, которые вроде как были обязаны хранить в Тео бодрость, но, видимо, орландское вино оказалось сильнее. В общем, Теодор, обычно спящий не больше трех часов в сутки, провалялся бревном целых восемь длинных часов. К счастью, он был избавлен от побочных мук от вина и настойки, которые сейчас одолевали остальных вчера нагулявшихся, однако и он чувствовал легкое головокружение. Поднявшись кое-как с постели, орисиец на малость заплетающихся ногах прошествовал к стулу, с которого свисала сброшенная вчера одежда. Одевшись и приведя себя хоть немного в порядок, Тео стал вспоминать, что же такое важное ему сегодня надо было сделать... И, слава Аслану, вспомнил - сегодня ведь свадьба Каспиана и Сьюзен! А он уж было забыл, по какому поводу они, собственно, вчера так загуляли. А потом он вспомнил, что у него сегодня будет не просто тяжелый день, а просто невероятно тяжелый. Ведь вчера утром он поддался на уговоры Артизар, согласившись поменяться с ней "должностями" - она жутко хотела быть в "свите" жениха. Такое желание показалось Тео странным и даже подозрительным, но как тут отказать, когда на тебя смотрит ангел с такими огромными жалобными глазищами? Правильно, никак. Так что Арти получила, что хотела, а Теодору сегодня предстоить помогать Сьюзен делать прическу и выбирать украшения и туфли под платье, вместе с остальными подружками невесты. Мысленно взмолившись, чтобы эти мучения прошли как можно скорее, Тео вышел из комнаты и отправился к покоям Сьюзен. Точнее, отправился прямо по коридору, надеясь, что комната невесты отыщется побыстрее, ведь замок был большой, а Тео понятия не имел, в какой его части он находится. Наконец, добравшись до искомой комнаты, Теодор постучался (а то, мало ли, вдруг невеста уже платье примеряет?) и, получив ответ: "Войдите", зашел внутрь. Вся компания уже была в сборе. - Доброго всем утра! - поздоровался орисиец, оглядывая присутствующих и улыбаясь во все 32. Последней, кого достиг его любопытный взгляд, была сама виновница сегодняшней суматохи. - Ой, Сьюзен, а ты чего такая синюшная? Не выспалась? - со смешком спросил он, смотря на бледную невесту, которой сегодня, в отличие от Тео, было явно не до сна. - Взбодрись, сегодня ведь твой день, ты должна выглядеть свежее всех! - Интересно, чем там занята Арти? Может, заглянуть в комнату жениха, пока невеста и ее подружки отвлеклись? - Леди, - обратился он к остальным девушкам, суетящимся вокруг Сьюзен. - могу ли я чем-нибудь помочь вам в приготовлении празднества? Чувствую себя малость бесполезным, - зевнул нимиосильф и поглядел на подружек невесты, которые были ну очень сосредоточенные, что даже забавляло Теодора, который считал свадьбу довольно веселым событием и не понимал, почему все в замке в последнее время такие нервные, почему Сьюзен такая раздражительная, а Каспиан без причины паникует.

Artizar: Это было глупо: вести себя как дети, которых собираются посадить на трон. О да, Арти уже не раз успела услышать от Изабел (услышавшей от Эдмунда), кто такие эти Певенси. Они, как оказываются, короли. А когда их короновали, они были еще меньше. И при этом, девушка знала, что им едва ли не полтора тысячи лет! Ладно, она преувеличивает на два столетия, но все равно впечатляюще, не правда ли? Хотя сама Артизар собиралась прожить явно не меньше, но стоя рядом с людьми, которые выглядели едва ли не младше ее самой, а на деле им оказывалось... Хотя, чего накручивать, ей это не впервой. На Орисе все такие. Вернее, не все, но их очень, очень много. Так вот, Каспиан вел себя как дитя малое, которого поставили перед фактом, что ему предстоит, увы, таким ребенком взойти на трон: ужас, страх, волнение. И все вокруг. Свадьба – это праздник, а не похороны. Артизар не желала принимать и иную точку зрения типа «похороны холостой жизни». Королю необходимо было жениться на Сьюзен сию секунду, чтобы завтра у них уже было много-много деток. Или если не завтра, то в ближайшие несколько дней. Девушка очень хотела их воспитывать и давать им необходимые советы, например, как подсунуть муху в пирог незаметно. Кому достанется, тот и станет богат (примета Ориса), так что это было совсем не мерзко. Даже весело. Кто не хочет лишних золотых в карман? Если честно, то Арти совсе-ем не понимала, зачем, к черту, все эти пафосные наряды. Если уж так хочется чего-нибудь совсем вульгарного, то сильфида предложит тот длинню-ю-ющий фиолетовый камзол, ярко-розовую рубаху и темно-синие брюки. Вот, и Юстас как раз заявил, что все то, что она подобрала ранее, не подходит: обыденно. И потому девочка чуть ли не запрыгала от злорадства и не понеслась за этим пугающим костюмчиком. К которому, кстати, за секунду придумала обувь и прическу. Не менее заметные, конечно. Но надо было прекратить шутить, даже мысленно, иначе коварные взгляды окружающих испелят ее за ее хитрющую улыбку. - Ты, не лезь, - высокомерно заговорила светловолосая по отношению к Юстасу, - Убери. Свои. Руки. Это самое лучшее, что я нашла, и если никто из вас не обладает таким же замечательным вкусом, как я, то молчите. – задрала носик Артизар и продолжила, - Вам, Ваше Величество, необходимо впечатлить Сьюзен, и потому стоит немедленно прислушаться ко мне: я такая же девушка, как она, и мое мнение бесценно. Она отодвинула к нему один костюм, затем сама подхватила, и, как смогла дотянуться, приложила плечики к плечам, вытягивая наряд до низов. - Не то, - бормотала она, - Не то, - возмущалась она, когда прикладывала третий костюм, - Не то! Да сколько уже можно! – зафыркала девушка и в панике обернулась к остальным помощникам. А ведь Теодор-то наверняка справляется лучше ее. Уже сплел Сьюзен какую-нибудь косичку, выбрал платьице по случаю, и в целом... Она ему начинала завидовать, потому что он в данном плане, скорее всего, смыслит лучше ее. Тогда же Арти сразу перестала беспокоиться по поводу костюма Каспиана, и по считалочке выбрала один из трех лучших. - Знаете, я не дам Тео шанс справиться со всем лучше и быстрее меня, - заявила она, Вот, - поставила всех перед фактом Арти, «вставая в позу», что называется, и давая понять, что спорить с ней бесполезно. - Приступим к прическе или переодеваниям? - заулыбалась Арти.

Taareth II: Таарет в этот знаменательный день проснулась от того, что какая-то старательная служанка со всем возможным рвением трясла у нее над ухом крохотным колокольчиком. - Ну шшштттакое?... - сонно промямлила принцесса, натягивая одеяло на нос. - Нехорошо будить на рассвете честных граждан, уважаемая, подите к черту. - Но Вы сами просили разбудить Вас. Уютная возня под одеялом прекратилась, на пару мгновений воцарилась тишина, потом наружу высунулась взъерошенная Тишкина голова: - Да? Хмхм. С этим не поспоришь. Выбираясь из кипы одеял, девушка посмотрела на прислужницу с такой неприязнью, словно та целиком и полностью была виновата в том, что Таарет не выспалась, что вчера принцесса отдала такой приказ, а заодно и в том, что утро посмело бессовестно настать. Полчаса ушло на умащивание кожи маслом, еще столько же - на расчесывание длинных кос и вплетение в них лент и драгоценных камней, ну а после этого принцесса устроила ревизию нарядов. Красивое белое платье отпадало - слишком много кружев, и в этой пене ее со спины, тьфу-тьфу-тьфу, будут путать со Сьюзен. Это - слишком простое, то - слишком открытое, вот еще одно неплохое - но тут дыра на локте, а у этого подол постоянно в ногах путается. О. А что если, в самом деле... Надо сказать, что, привыкая к нарнийским нравам, Таарет попрятала все свои шаровары, которые, положа руку на сердце, были ей куда милее любого платья. Теперь же ей все больше хотелось облачиться в них, и что-нибудь легкое сверху. В самом деле, почему бы и нет? На такой пышной свадьбе национальный колорит уместен. Итак, любимые наряды снова были вытащены на свет божий. Рассудив, что такой праздник жизни достоин самых ярких красок, девушка выбрала тонкие шелковые свободные штаны сочного апельсинового цвета, приталенную рубашку солнечно-желтого оттенка, и перевязала сверху всю эту красоту поясом яркого, пронзительного бирюзового цвета. Красивое отражение в зеркале всегда поднимает женщинам настроение, и из своих покоев Таарет выходила довольная собой, жизнью и окружающим миром. Босые ноги с драгоценными кольцами на крохотных пальчиках и раскрашенными ногтями бесшумно довели свою обладательницу до покоев Каспиана, где она постучалась и отчетливо произнесла: - Я пришла, чтобы разделить с тобой радости приготовлений! Впусти меня немедленно, умираю от любопытства – хочу знать, во что ты вырядился. Кстати, я принесла тебе отличные украшения! И расческу, на всякий случай. От предвкушения принцесса даже пару раз по-девчоночьи нетерпеливо подпрыгнула на месте.

Edmund Pevensie : Кася, я знаю, что ты меня уже проклял. Прости негодяя хддд Распахнулось небольшое окошко, настолько тщательно разукрашенное витражами, что почти не пропускало никакого света, а помещение освещалось в основном по средствам светильников. Эдмунд по пояс буквально вывалился в него, щурясь от солнца и одновременно жадно и с наслаждением вдыхая прохладный свежий воздух. Ветер обдувал голову, ероша волосы. Здесь было так хорошо, а в помещении...так душно. Да, пожалуй, это не ему одному придется не по вкусу. Ещё несколько минут он просто не был в состоянии шевельнуться и заставить себя вернуться к суматохе свадебных приготовлений. И, вот же везение, Эдмудну досталась роль главного организатора всего этого безобразия. И как его угораздило, спрашивается, на это подписаться? Спустя ещё пару минут Его Величество чинно расхаживал среди столов, цветочных ваз и разнообразных украшений. Поразительно, ну вот как такое может быть: до сих пор зал был полон снующих туда-сюда слуг, а сейчас, когда Эду так срочно понадобилось отдать приказ, они все, словно это почувствовав, куда-то попрятались. Конечно же, младший Пэвенси не был из раздражительных и нервных, пожалуй, именно поэтому ему и отдали столь ответственный пост, однако такие вот казусы, неприятности, казалось бы, мелкие, все же были дискомфортным. Вот дверь скрипнула и прямо навстречу Эдмунду мелким быстрым шагом буквально на полусогнутых понесся юноша лет пятнадцати со специальным распылителем для цветов, дабы те оставались свежими как можно дольше. Что ж, не упуская момента, Эд громко окликнул слугу. - Уважаемый... - мальчик обернулся и в нерешительности стал озираться по сторонам, пока не убедился, что кругом никого больше нет и обращение относилось именно к нему. Эдмунд, спокойно наблюдавший, как тот соображает, скривив какую-то сомнительную гримасу, жестом поманил его к себе - Да, сударь. - У меня к тебе будет просьба. Закончишь с цветами, поможешь мне проветрить здесь, хорошо? Короткий кивок. Эд кивнул в ответ и вновь принялся обходить все, внимательным взглядом ища какие-то промахи, дабы все тут же устранить. Дабы все прошло хорошо. Как бы, кто бы, что бы не говорил, но для всякого, кто принимал в предстоящем торжестве хоть малейшее участие, сегодняшний день был волнительным. Что уж говорить об Эде, на которого благополучно повесили обязанность всем здесь заправлять. Это значило, что он уже с самого утра здесь, весь красивый, причесанный и одетый, руководит что куда поставить и как поправить, в то время как сами виновники празднества только продирают глаза и начинают медленно собираться. Ну не подстава ли, а? Наконец, цветочник завершил все свои дела и подошел к Эдмунду за последующими инструкциями. - Открывай окна по той стороне. Только фиксируй их так, чтобы они не были настежь распахнуты, иначе поднявшийся сквозняк все нам здесь попортит. Вновь кивок и мальчик уже принялся выполнять указания. Что ж, Его Величество тоже медлить не стал и постепенно начал приоткрывать окна на противоположной стороне. Покончив и с этим, Пэвенси с чувством выполненного долга отпустил слугу, после чего вновь пригорюнился, отодвинул один из стоящих стульев и плюхнулся на него в ожидании...чего-нибудь.

Caspian X: И началось... В мгновение ока в комнату и близлежащине помещения набежала такая куча народу, что король трижды пожалел, что вообще устроил такой грохот. Сначала к нему в ванную ввалилась хихикающая Артизар (король даже не стал прикрываться - это было бесполезно, Артия попросту не воспринимала его как особь мужеского полу. Каспиан для девушки был средним звеном между статусами "подружка" и "объект для изучения этих странных существ") и перетащила его в комнату, где по незастеленной кровати живописнейшей кучей валялись дорогие наряды. Потом пришли зеленый от недосыпа и похмелья Питер и возмутительно свежий и бодрый Юстас. Когда король отреагировал - таки на стук в дверь, в двери вплыла Таарет, которая, видимо, вознамерилась окончательно добить незадачливого женишка канареечно - желтым цветом своего одеяния. И все что - то спрашивали, чего - то от него хотели... Аслан видел, король честно пытался и слушать и отвечать одновременно. - Не хочу петь, Артия! Голос плохой! И да, я ни за что не надену этот костюм, он девчачий! Нет, Питер, ночью я, в отличии от некоторых, спал, и спал один. Да, Питер, мне нужна помощь, психологическая. Нет, Юстас, я не знаю, что мне надеть, но это точно не будет повседневным. Да, Юстас, церемония в двенадцать пополудни. Ти, только не украшения, умоляю, пожалей меня! Я люблю восточные вещи, но, во имя всего святого, закалывать себе волосы шпильками не позволю! Кто - нибудь, закройте двери и уберите тут, наконец! По комнатам забегали слуги, ставя и роняя на места поочередно корзины с цветами, свадебные подарки и остатки бутылок с алкоголем. Гостиная и ванная были более - менее убраны, а вот в спальне жениха, в святой святых, царил полнейший бедлам. Юстас осматривал кипу костюмов и цокал языком, Артия громко с ним спорила, от чего в ушах стоял звон, Питер прислонился к косяку и, кажется, уснул, Таарет вертелась около зеркала. Король уронил голову на руки и не к добру прислушался к речам Артизар. Вспомнил распределение сил, и... -Что - о - о - о?! - взъярился Каспиан и вскочил, на секунду даже забыв о головной боли. Мозг словно бы взорвался от ревности, пуская по крови желчь. - Теодор в комнате Сьюзен?! Помогает ей одеваться? Видит ее в неглиже?! Не позволю! Меч мне! Где мой меч?! - король забегал по комнате, пылая от праведного гнева. - Покажите мне его! Дайте его сюда, этого развратника! Я не знаю, что я с ним сделаю! Меч преспокойно лежал за зеркалом. Каспиан его не видел.



полная версия страницы