Форум » » The Chronicles of the Kingdom, 2306 » Палуба. » Ответить

Палуба.

Storyteller:

Ответов - 32, стр: 1 2 3 All

Vesper : Нарния... Не хотелось покидать ее. Почему? Возможно, потому что Веспер слишком ее любила. Или просто слишком "очеловечилась" за все эти годы? Казалось бы, нимфу должно было тянуть к морю - она как никто другой должна была радоваться предстоящему плаванию... Но нет, отнюдь, что-то ее тревожило. Было ли это чувство, что море не желало ее принимать, или же связь Веспер с морем была настолько сильна, что сейчас, когда море волновалось и было чем-то недовольно, нимфа это прекрасно чувствовала. А оно, вне всяких сомнений, было взволнованно. Но чем? Или кем? Или, возможно, предупреждало нарнийцев о грозящей опасности? Впрочем, даже если бы остальные чувствовали ту же тревогу, что и Селвин, то все равно не повернули бы обратно - это плавание значило для Нарнии многое. Каждый член экипажа "Покорителя Зари" чувствовал гордость - они были выбраны из всей страны как лучшие специалисты в своем деле самим королем Каспианом. Они понимали, что у каждого из них есть своя миссия на корабле, и у каждого были причины поплыть с королевскими кораблями - кого-то ничего в Нарнии не держало, кто-то просто хотел приключений, у других же были свои причины. Но так или иначе, все они находятся на борту величайшего корабля, о котором через века будут слагать легенды, - этот корабль и его экипаж готовили не один год, и повернуть назад означало просто струсить. Палуба, как обычно, была полна народу. Все деловито осматривались, что-то мастерили, переговаривались друг с другом исключительно по делу, отчего Селвин не первый раз чувствовала себя совершенно бесполезной на корабле. Она целыми сутками могла сидеть на палубе, словно статуя, - Селвин даже в каюту свою заглянула лишь пару раз - все от того, что она терпеть не могла замкнутные помещения. Поэтому уже никто не удивлялся, когда, проснувшись с первым лучом солнца, видел ее на палубе в точно таком же положении, в котором та находилась вчера. Нимфа вглядывалась в водную гладь моря, чувствуя одновременно облегчение и тревогу. Столь противоречивые чувства слились вместе. Облегчение - от того, что она вновь могла слиться воедино со своей стихией, морем. А тревогу - за Нарнию. Не стоило оставлять ее без короля, экипаж во главе с Дринианом бы справился без участия Каспиана, но тот пожелал также, наравне со своими поддаными, поплыть навстречу опасности. Но он не подумал о том, какой опасности он подвергает Нарнию, оставив ее без короля. Но все же винить Каспиана не в чем - Веспер понимала, что принять непосредственное участие в этой "операции" было долгом Каспиана, и как советник короля, она не стала его отговаривать. Самым лучшим вариантом она сочла не спорить с королем, который бы все равно настоял на своем, а позволить ему плыть и самой отправиться с ним - к тому же, это было бы весьма полезно для нее. В последнее время она так редко "общалась" с морем, что уже было начала думать, что совсем потеряла связь с ним. Судя по волнению, передававшемуся сейчас ей от моря, она ошибалась. Но увы, ничего изменить она не могла - корабль уверенно стремился вперед, и вряд ли что-либо могло его остановить.

Madeleine Bellar: Девушка, сонно потягиваясь, вышла на палубу. Ее встретил свежий, прохладный морской ветер. Она любила такую погоду. Она любила штормы и грозы. Она любила холод. Ленивой кошачьей походкой, она подошла к борту корабля и оперлась на него локтями. Море подозрительно темнело и казалось, что вот-вот и оно разразится в шторме, но нет, не смотря на это, погода была нормальной. Нимфа откинула волосы назад и прикрыв глаза стала наслаждаться морским ветром, который так приятно гладил по коже и трепал черные как смоль волосы. О чем ей еще было мечтать? Да не о чем... все, что ей сейчас нужно было, так это находится рядом с водой. Снова ощущение того, что море волнуется. Казалось, что оно хочет предупредить, но не может. Нимфа открыла глаза и сделав серьезное выражение лица снова посмотрела на воду и снова отметила то, что она потемнела как перед переменой погоды. Интуитивно она повернулась и сразу взглядом наткнулась на Веспер. Та как обычно сидела на своем месте. - Ты тоже это чувствуешь? Море, какое-то странное, не находишь? - сказала она, когда подошла к сестре. По палубе ходили люди и даже не думали о чем-то другом кроме как о путешествии. Туда-сюда. Туда-сюда. Один и тот же юнец бегал туда и обратно, с какими-то мешками, что не на шутку ее взбесило. С недовольным взглядом, она стала следить за ним и ждать, когда он обратит на нее внимания и вот когда это случилось юнец сначала замер, а потом медленно удалился с палубы, видимо поняв намек. - Ох... люди и в прям через чур подвижные. - проворчала она себе под нос и опустилась на корточки, спиной прислонившись к борту корабля. Снова закрыв глаза, она слегка провалилась в сон. Уж не известно почему, но с самого отплытия, она почти все время спала. Не успела она окончательно провалится в сон, как пришли воспоминания. Уж откуда-то им было взяться? Она не вспоминала о долгой зиме и другом теле уже очень давно. Как не странно ей привиделась белая ведьма, которая на ее глазах превращала других нимф в статуи, а потом как она превратила ее в тигра. Глаза нимфы резко открылись. Сон - это только сон и нечего большего. Сделав пару глубоких вздохов, она пришла в себя и окончательно решила, что сегодня больше не будет спать. Интересно, что сейчас в Нарнии? Почему то сейчас ее разрывало на две части. Одна часть хотела домой, а другая упорно хотела продолжать путешествие. Что-то новое, что-то необычное. Это завораживало и пугало. Это было, наверное, и мечтой и страхом. А вдруг ничего не получится? Вдруг их путешествие сорвется? - Веспер, как ты думаешь, когда они вернутся?- Селвин должна была догадаться, о ком говорит Фейри. Нимфа подняла глаза к нему - Я очень по ним соскучилась, хоть и не так много времени прошло с их ухода - Она посмотрела на сестру и улыбнулась. Ей было приятно находится рядом с ней, а если бы еще и Эгерия была рядом, то она наверное вообще чувствовала себя замечательно. Она ими так дорожила, что порой казалось, будто она готова отдать за них свои жизни, главное, что бы с ними было все хорошо, а ей особо и не было что терять, хотя нет... было... но это чувство она прятала в самом дальнем и пыльным шкафчике своего сердца. Она не когда не думала, что ее настигнет такое чувство, да и кому? Ах, это не важно. Лишний раз думать о этом чувстве, только хуже для нее и ее натуры. Потянувшись, она мурлыкнула как кошка и на ее лице появилась улыбка, которою не так часто можно было увидеть.

Vesper : Веспер почувствовала легкое дуновение морского ветерка позади и слегка улыбнулась. Она уже заранее знала, кто приближается. Даже не оборачиваясь, она произнесла: - Здравствуй... Конечно, это была Мадлен - наяда, как и она. Фейри являлась сестрой Веспер, как и Эгерия - нимфы не были единокровны, как смертные сестры, однако их духовная связь была нисколько не слабее, а в некоторых ситуаций даже сильнее. К примеру, Веспер без труда могла прочитать мысли Фейри и Эгерии - не у каждых сестер такое встретишь, согласитесь. Собственно, не стоит удивляться тому, что и помимо Веспер на борту есть наяды. Мадлен, как и Веспер, отлично знала морские просторы - лучше самых старых моряков, и Каспиан без раздумий взял их обеих, а также Эгерию, на борт "Покорителя Зари". Рядом с морем Мадлен буквально светилась, чему Веспер была несказано рада. В самом начале путешествия Веспер тоже была счастлива, но сейчас эту радость затмевало что-то... Что-то необъяснимое, нимфа и сама не могла понять, что с ней такое. Похоже, сегодня Фейри тоже это ощущала - словно воздух пронзали миллионы электрических зарядов, различимых только нимфами. - Ты тоже это чувствуешь? Море, какое-то странное, не находишь? А вот и подтверждение ее слов. Селвин коротко кивнула и прознесла тихо, почти шепотом: - Мне не по себе. Нечто похожее я чувствую, когда надвигается очень сильный шторм. Нам стоило переждать на суше, - это и правда было бы разумнее. Несколько часов назад они проплывали некую сушу, маленький островок, который вполне сгодился бы, но тогда всё было нормально, и ни Веспер, ни Фейри не мучили тревоги. Сейчас же поворачивать обратно к островку было поздно - они уже не успеют до него добраться, прежде чем начнется шторм, да и к тому же, этого никто и не предлагал - все прекрасно знали, что король настроен плыть вперед и только вперед. Невеселые мысли нимфы о предстоящих неприятностях и намерение ответить Мадлен на ее второй вопрос о древних королях прервали голоса. Сначала очень тихие, но постепенно перерастающие в более громкие, а под конец и вовсе превратившиеся в... крики утопающих. Наконец осознав, что это может означать, Веспер вскочила со своего места и бросилась к носу корабля, пытаясь выискать в море хотя бы намек на... - Эй! Там люди! - закричала нимфа так громко, насколько это позволял ее не самый мощный голос. А люди там действительно были - и некоторых из них нужно было срочно вытаскивать, иначе море грозилось забрать их жизни.

Egeriya: Девушка обеспокоенно прохаживалась по палубе туда-сюда, мешая вечно снующим вокруг людям. Что может беспокоить людей? Наверное, ответ на этот вопрос ей не получить никогда. Просто не сможет мыслить как обычный человек. Зато она знала, что что-то беспокоит ее, однако что - не было, даже догадок. Всю предыдущую ночь наяда не могла уснуть и с первыми лучами солнца выпорхнула их каюты, стараясь насколько это возможно слиться с толпой. Однако неудивительно, что это у нее не получилось. Матросы все время косо поглядывали на девушку, прохаживающуюся туда-сюда по палубе не замечая других людей. Она была в своих мыслях, и как бы ни пытались ее "расшевелить" матросы, у них ничего не получалось. Девушка не реагировала на них. Вскоре матросы прекратили эти глупые попытки, решив оставить эту странную девушку наедине со своими мыслями. Что-то тихо проговаривая себе под нос, она смотрела только перед собой, и взгляд ее был настолько пустым, что становилось страшно. Кто-то суетился вокруг нее, куда-то бежал, а она, не замечая никого, прогуливалась по палубе, во уже который раз. Внутреннее беспокойство раздирало ее душу, не давая покоя ни на секунду. Что-то не так... с морем? - странная догадка посетила ее голову. Она ощущала беспокойство, но только сейчас стала понимать причину, хотя другой и быть не могло. Наяда, она как никто другой чувствует погодные изменения на воде. Девушка резко остановилась так, что ей в спину влетел увлеченный своим делом матрос. Она только одарила его красноречивым взглядом, и поспешно подошла, к борту коробя, чуть перегнулась через него, смотря на море. Ей казалось, что оно начинает чернеть, хотя только недавно слышала разговоры матросов о прекрасной погоде. Неужели ей это только кажется? Или она просто видит то, чего не видят люди? Девушка встряхнула головой, отгоняя не прошеные мысли. Волны, разбивающиеся о борт корабля завораживали ее и словно пробуждали от того состояния, в котором она находилась с ночи. Выпрямившись, Эгерия положила руки на борт корабля, вглядываясь вдаль. Что ждет их там? Ответа на этот вопрос не знал никто. Нимфа плавно, с присущей ей грацией, развернулась, когда услышала на противоположной стороне корабля голос Фейри. Этот голос она бы узнала из тысячи. Найдя глазами место, где стояла она и Веспер, нимфа лучезарно улыбнулась, что было в последнее время для нее радостью, и поспешила в сторону сестер. Подойдя к ним ближе, Эгерия вновь одарила их счастливой улыбкой, хотя в душе все просто разрывалось от волнения. Она не готова была показать сестрам, что волнуется, словно не хотела расстраивать их. Мадлен и Веспер были для нее всем, и увидеть на их лицах грусть или расстройство - величайшая мука. Однако что-то, где-то на уровне подсознания подсказывало ей, что они тоже все поняли, хотя нимфа и не слышала последних слов Селвин. Это невозможно было объяснить, словно между ними существовала какая-то особенная связь. Наяда выдохнула, и ее лицо приобрело взволнованное выражение. - Вы тоже это чувствуете, да? - с какой-то надеждой в голосе произнесла девушка, словно боясь того, что все это ей только мерещится и ощущения ложные. Ее руки непроизвольно потянулись к кулону на шее, в виде крупной капли, и начали теребить ее. Она смотрела на сестре, когда Веспер сорвалась со своего места. Ее крик Эгерия услышала прекрасно и сама поспешила к носу корабля, секунда - и она уже видела, как кто-то барахтается в воде. - Надо срочно вытащить их! - никогда еще она не говорила так громко, хотя это был и не крик. Вода изрядно потрепала этих людей, было видно, как то один, то другой уходит под воду.

Annabelle IV: Она повернулась на бок и тут же пожалела об этом. Солнечные лучи заставили девушку открыть глаза и тут же зажмуриться. Потом еще раз, медленней и уже с удовольствием. Лучи утренним теплом мягко целовали её тело. Анна улыбнулась. Как же ей было хорошо. Чертовски хорошо. Девушка потянулась и поняла, что пришло время вставать. И как она того не хотела, Белль потянула за шнурок. Где-то в соседней комнате зазвонил колокольчик, и в дверях появилась прислуга. Нет, она, правда, этого не любила. Точнее, на дух не переносила. Но когда речь идет о соседстве с принцессой Тархистана, Аннабель оставалась принцессой Орландии. Ей, как всегда, помогли одеться, хотя она сама прекрасно справлялась, принесли завтрак… А ведь она так хотела приключений, но Эдвин настоял на своем и ей пришлось взять с собой двух девушек из прислуги. – Уходи, Марта, спасибо. – отослала она девушку. - Ну неужели… Свобода. – подумала Анна и тихо вышла из каюты. В коридоре было тихо, зато на палубе уже было много народу. Девушка заглянула в соседнюю каюту в поисках брата, но его там не оказалось. Белль неслышно поднялась наверх. На ней было темно-синее платье, которое изящно подчеркивало фигуру принцессы, волосы были подвязаны синей лентой в цвет её глаз… Она любила синий. Да, именно синий цвет всегда ассоциировался у Анны с Орландией, даже на её стрелах с серебряными наконечниками были вырезаны синие ленты. Такие делались только в Орландии и только для Аннабель. Она любила свою страну и синее небо. А её страна и синее небо любили её. Здесь была куча народу. Все суетились, куда-то ходили, что-то делали. Она некоторое время оживленно наблюдала за движением, но потом ей это надоело. Белль подошла к борту и уставилась на горизонт. Кажется, море было спокойным, её волосы развевал свежий морской ветер, но небо было затянуто тучами. Анна не любила тучи, больше солнце и небесную глазурь… Она долго стояла и просто смотрела на горизонт. Думала? Думала о родной стране с её прекрасными горами и живописными долинами… Думала о семье, о брате, об этом путешествии… И вроде все бы и было вот так относительно тихо и спокойно, если бы внимательный взор девушки не заметил что-то в воде. Точно, там кто-то есть! Раздался крик девушек на корабле, и Белль поспешила к ним. – Доброе утро. – зачем-то поздоровалась Аннабель. Но, похоже, шум рабочих заглушил крик одной из них, как помнила Белль, Веспер. Белль напряглась. Она редко кричала, но кричала так, что не услышать её голос было невозможно. – ЛЮДИ ЗА БОРТОМ!!! – прокричала она. Теперь уже точно все обратили на них внимание. – Кхм… Простите, это я так. – девушке было немного стыдно за свой вопль, но судьба людей за бортом её интересовала больше.

Storyteller: DRINIAN Дриниана, наверное, изначально больше всего радовала перспектива отправиться в далекое путешествие. А уж если вспомнить о том, что «Покоритель Зари» считался лучшим судном, построенным в Нарнии за всю ее историю, и то, что именно Дриниана назначили его капитаном, то сомнений уж точно не должно остаться. И, надо отметить, что команда ему подобралась отличная - Каспиан собрал лучших мастеров в своем деле и даже поехал сам. Это было совсем необязательно, но король пожелал отправиться с ними, против чего Дриниан ничего не имел - они с королем были хорошими друзьями, поэтому присутствие королевской особы на борту для Дриниана не было в тягость. Дриниан не особо вдавался в подробности почему и зачем Каспиану так необходимо было участвовать во всей этой экспедиции, он лишь отдаленно знал о том, что тот пообещал народу отыскать семерых, несправедливо сосланных, лордов. Задачей капитана было неукоснительно следовать заданному курсу, что он до сего момента и делал. Наверное, сама судьба решила подкинуть на его корабль утопающих. На седьмой день, ровно через неделю после прощания с Нарнией и последующего отплытия от ее берегов, нимфы, обладающие более чутким слухом и зрением, чем любой из его команды, оповестили (да что таить, прямо-таки заорали) о том, что за бортом кто-то тонет. И они были правы - Дриниан насчитал там целых пять тонущих фигур. На крик девушек сбежалась почти вся команда корабля. Все мгновенно поняли, что нужно делать, и очень быстро и слаженно начали работать - шесть человек бросились в море, дабы помочь людям за бортом, ибо у тех наверняка уже все конечности свело от холода, и подняться самостоятельно они были не в состоянии. Остальные же разделились на две группы - первые тащили веревки и канаты, вторые - теплые вещи, которые понадобятся, когда дюжина людей поднимется на борт. Ловким нарнийцам хватило и полминуты, чтобы как следует закрепить утопающих и себя веревками, и вскоре все они уже были на борту.

Edmund Pevensie : Морские территории --> Первым, кого выловили из воды, оказался младший Пэвенси. Упав на колени, мальчик принялся отплевывать воду и глотать огромные порции воздуха, совершенно не желая думать о том, что сейчас на него обращены несколько десятков, а может быть, даже сотня глаз. Впрочем, если здесь, на борту корабля, были нарнийцы, а именно они здесь, по его расчетам и были, то они наверняка вошли в положение молодого утопленника и простили ему некоторую странность в поведении. Эдмунд не знал точно, сколько времени прошло в Нарнии с тех пор, как Пэвенси покинули её, но готов был поклясться, что почти все собравшиеся на палубе разумные существа были ему знакомы. Наконец, встав на ноги и выпрямившись, Эдмунд позволил экипажу корабля разглядеть его во всей его красе. Рубашка с коротким рукавом, что была на нем до телепортации в этот мир, насквозь промокла и прилипла к телу. С брюками происходило то же самое, а от своей обуви он ухитрился избавиться ещё до того, как всплыл на поверхность морской воды. Волосы мокрыми сосульками облепили лицо и кое-где неаккуратно взъерошились. Губы Эдмунда можно было сравнить с морем по характерному оттенку, что свидетельствовало о том, что парень сильно замерз. В общем, вид у Древнего Короля был прям ох какой непрезентабельный, потому теперь, оказавшись в обществе нарнийцев раньше остальных Пэвенси, он чувствовал себя неудобно. Вообще, по традиции, первое слово перед нарнийцами должен был молвить Питер, всеми обожаемый верховный король, однако, когда представилась возможность хоть раз побыть быстрее и выше своего брата, он не могла не соблазнить Эдмунда, потому, он шагнул вперед и робко улыбнулся. -Приветствую вас от имени Древних королей Нарнии и их друзей, - вымолвил он, считая счастливые секунды своей жизни, пока Питер, стоя на четвереньках, отплевывает воду позади него. Внезапно, Эдмунда охватила волна сомнений. Вдруг, их не помнят? Вдруг, их не узнают? Вдруг…?Вдруг….? Постаравшись взять себя в руки, Эдмунд вернулся в реальность и окинул взглядом окруживших его людей. - Могу я говорить с капитаном корабля? – вежливо обратился он к ним, говоря уже намного более уверенно. Все-таки, опыт правления целой страной привил мальчику некоторые ораторские навыки, потому, ладить со своей мимикой и дикцией было не так трудно, как если бы этих навыков вовсе не было. Почему-то внезапно ему вспомнились времена, когда он был практически всемогущ, а одновременно с этим воспоминанием, его посетила мысль о том, что его могущество, возможно, не утратило своей мощи. Поэтому, взглянув на народ Нарнии, Эдмунд окончательно взбодрился и завершил свой совершенно несвязный монолог очередной нелепой фразой:- И да, у вас не найдётся для нас сухой одежды?....

Vesper : Вопль Веспер (а от нее редко когда услышишь такие крики) не остался незамеченным - после нее людей в море заметила Эгерия, а потом и одна из наследниц Орландии, которая обладала нетихим голоском, посему после ее визгов на утопающих обратила внимание вся команда, находившаяся в этот момент на палубе. Дриниан незамедлительно повернул корабль по направлению к шестерке тонущих, а нарнийцы, не сговариваясь, развели бурную деятельность по вылавливанию несчастных - отыскивали подходящие канаты и веревки, на которых можно было бы безопасно втащить людей на борт. Как только "Покоритель Зари" подплыл на довольно близкое расстояние к ним, шестеро членов экипажа корабля прыгнули в воду, а остальные спустили за ними канаты. Судя по всему, люди провели в воде достаточно много времени, прежде чем их заметила Веспер, так как были не в состоянии выбраться самостоятельно, так что помощь нарнийцев была весьма кстати. Они привязали каждого веревками, чтобы оставшиеся на корабле смогли поднять их. Пока мужская половина экипажа занималась вылавливанием и втаскиванием людей на борт своего корабля, Селвин вглядывалась в лица найденных ими людей. Пока они находились в воде, увидеть их отчетливо не было возможности, однако когда их начали поднимать, Веспер наконец поняла, кто это. Вот так встреча! Она была готова встретить в неизведанных водах кого угодно, но только не их. Даже когда Фейри буквально пять минут назад задавалась вопросом о том, когда же они вновь увидят Певенси, Веспер и в голову не пришло, что эта долгожданная встреча произойдет так скоро. Чудеса случаются, когда их совсем не ждешь... Надо напомнить, что если Певенси для большинства остальных на этом борту представлялись как некие мифические персонажи, то для Веспер они были вполне реальны - мало того, они были ее друзьями. Теми, с кем бок о бок она пережила самые невероятные, на первый взгляд, события. Поэтому не стоит удивляться тому, что нимфа таким удивительным образом среагировала на их появление - она ждала их... но минимум через сотню лет, ведь они - нечастые гости в их мире. В этот момент на борт затащили первого из них. Мокрый, синюшный, весь продрогший, но все-таки вполне живой Эдмунд. Он, было, начал толкать речь, однако Веспер мало что из нее слышала - то ли из-за шума на борту, то ли из-за сильнейшего удивления. Благополучно пропустив трёп младшего братца Певенси, Селвин бросилась к нему и крепко обняла: - С возвращением, Эдмунд Справедливый, - сквозь смех и радостные слезы шепнула она Певенси. Наверное, если бы первым на борт подняли Юстеса, она бы и на его появление отреагировала также бурно, несмотря на то, что бука Скрабб наверняка бы проворчал на это что-нибудь не самое приятное.

Eustace: --->Морские территории К счастью, беспокоивший Юстэса вопрос о сохранности конечностей при подъёме на корабль разрешился в положительную сторону: нарнийцы (а это, стоило признать, были и правда они) справились с задачей чётко и без нежелательных приключений… Но особо хорошему самочувствию это всё равно не способствовало, так как тело и без состыковок с бортами корабля было не очень радо всему произошедшему – Юстэса начинало не то что колотить от озноба, он уже даже толком не чувствовал ног и рук. Впрочем, извлечение из воды способствовало некоторому потеплению организма, но отнюдь не сильному… Избавившись от лишней воды во рту, ушах и рубахе, парень прислушался к происходящему на палубе, только сейчас начиная не только осозновать, что корабль и правда нарнийский, но и некоторые лица кажутся знакомыми… К счастью, времени на это разглядывание у него хватало – Эдмунд как раз принялся толкать королевскую речь… - Ещё бы все титулы свои перечислил… - Юс не был бы собой, если бы не откомментировал эту эдмундовскую тираду хотя бы себе под нос… что он и сделал, собственно. А потом среди «кажется узнаваемых» лиц выделилось одно, узнаваемое определённо… И это лицо бросилось обнимать Эдмунда, как первого вытащенного на палубу и первого очухавшегося после купания… Лицом этим оказалась никто иная, как Веспер, та самая дриада, которая в прошлый их визит в Нарнию была первым… нет, не человеком, но разумным разумным существом как минимум, встреченным ими в этом мире. И проводившим до Каспиана, и участвовавшим с ними в «экспедиции» в замок Мираза, и так далее и тому подобное… Иными словами, не узнать её Юстэс ну никак не мог. Что, однако, никак не помешало ему выразить радость от открытия в как всегда свойственной ему форме… - Какое счастье, что меня выудили не первым, – и, хоть интонация была донельзя ехидной, на лице всё-таки поселилась хоть и искривлённая от озноба, но всё же улыбка. – Веспер, сделай одолжение, не задуши его справедливое величество, он нам ещё живой пригодится… - с этими словами продолжающий улыбаться и стучать зубами кузен их древних величеств зябко дёрнул плечами и попробовал ещё раз отжать нижний край насквозь мокрой рубахи. "Эх, не простудиться бы... В прошлый раз, когда мы в Нарнии "купались" вода была куда как потеплее... Может, это потому, что в море её больше и прогревается хуже?.. Эх, жаль, что по этой теме ещё ничего дополнительного не читал... Пригодилось бы... Хотя, теперь уже поздно сожалеть о чём бы то ни было не причитанном... До Англии в ближайшее время вряд ли доберёмся, что не может не радовать, а на борт они вряд ли взяли с собой библиотеку... Что не может не огорчать. Кстати, об огорчениях... интересно, сколько у них тут времени прошло? Жив ли ещё тот же Каспиан? Спросить что ли?.. Хотя, пусть их величества наши великие спрашивают сами. А то..." - что "а то" Юс сам себе объяснить не смог... Просто не мог даже в мыслях признаться, что беспокоится о старых друзьях, но не хочет проявлять такую, как ему казалось, слабость перед остальными.

Lucy Pevensie: Морские территории --> Вылавливание на борт корабля, было, чуть ли не самым прекрасным моментом за сегодняшний день, а сложите с этим еще и то, что они снова в Нарнии, и поймете, что чувствовала сейчас Люси. Ее просто переполняла радость. Ее надежды, ее желание вновь попасть в Нарнию, осуществилось, и мало того, они вновь попали сюда со старшими сестрой и братом, с теми, кто, по словам Аслана не должен был вернуться, но все, же снова здесь... Люси подняли на борт третьей, после Эдмунда и Юстэса. И это даже хорошо, поскольку, когда она оказалась на палубе, Эд уже пытался сказать приветственную речь народу, столпившемуся вокруг них, а Юс как всегда ехидничал. Что и говорить, Юстэс всегда останется собой, как бы ни казалось, что он изменился, и как бы сама Люси не старалась его изменить. Ну, и, конечно же, ее брат и кузен отвлекали внимание всей толпы от нее, стоящей сейчас на коленках, потому что ее руки и ноги настолько замерзли в этой ледяной воде, что пошевелиться было просто невозможно. Однако старания юной королевы по этому поводу не прошли даром, и она все же смогла подняться и даже устоять на своих, все еще ватных, ногах. Лу сделала шаг и оказалась рядом с Юсом. Выглядела она сейчас ужасно. Прилипшая к коже блузка, юбка, невероятно тяжелая от воды, и растрепанные волосы, с которых стекали капельки воды, и достигая пола разлетались на миллиарды осколков. Но, она была счастлива. Буквально краем уха она слушала все то, что говорил Эд, и осматривала толпу. Однако между ней и толпой, словно, была какая-то пелена, которая мешала ей окончательно разобраться в вопросе кто есть, кто и кого она знает. А догадки, что кого-то она знает, и даже большее число находящихся здесь людей, в ее души были. Наверное, это счастье, нахлынувшее на нее, мешало ей разглядеть всех находящихся на палубе. Но, к ее счастью, вскоре эта пелена стала отступать, а именно после ехидного голоска кузена, правда, что он сказал, Люси не расслышала. И вновь ее взгляд прошелся по толпе. О, Аслан, да больше, чем половину этих людей, она точно видела и знает! А если здесь не только волшебные существа вроде нимф (двух она заприметила сразу), но еще и люди, значит с их последнего визита прошло не так много времени, значит, все те, кого она знала живы. Ох, лучше этого и быть ничего не может. Хотя нет, может. То, что и Сьюзен с Питером вновь попали в Нарнию, хотя Аслан говорил, что этого не произойдет. А Люси ведь верила, что это будет так, и как и раньше, ее вера не оказалась напрасной, все именно так и случилось. Короткий взгляд назад. Нет, их еще нет на палубе. А жаль, они были бы рады увидеть своих старых знакомых. Возможно, рады были бы меньше, чем Люси, но тем не менее. Снова окинула взглядом всех присутствующих. Вот, кто-то донельзя знакомый обнимает Эдмунда. Улыбнулась. А сквозь собственные мысли услышала голос Юстэса. Веспер! Ну, конечно же, она! Та самая прекрасная нимфа, которая служила им проводником в последний раз. Ах, какое же счастье видеть ее вновь, как здорово, что именно она оказалась на этом корабле. Ей, как никому была рада девочка. Ведь с Веспер они знакомы довольно давно и счастьем было вновь увидеть ее. Широкая улыбка озарила лицо юной королевы. Нимфа сделала небольшой шаг назад, а девочка сорвалась с места, и кинулась к ней. - Ах, Веспер, Веспер, как я рада тебя видеть! - Восклицала до этого молчавшая королева. Эмоции, которые сейчас испытывала Лу, просто невозможно описать, их надо обязательно почувствовать.

Madeleine Bellar: Веспер и Эгерия так громко закричали, что у нимфы заложило уши и на мгновение, она вообще перестала, что-либо слышать. Конечно, нимфа слышала, бултыхание за бортом и какие-то отдаленные голоса, но особого внимания этому не предала, пока сестры оглушительно не закричали. Она резко метнулась к борту корабля и посмотрела вдаль и там действительно были люди, но, не успев ничего сказать, нимфа отметила, что ним уже поспешила помощь. Кто же это мог быть? Мэд озадачено оглянулась и удивилась тому хаосу, что творился на палубе. Вот и первый утопающий появился на борту, а за ним следом и остальные. Прищурившись, наяда не поверила своим глазам, когда парень поднял голову. Неужели ее мысли кто-то прочел и они вернулись? Разве такое возможно? От неожиданности и счастья на глаза девушки навернулись слезы и слегка закружились голова. Она не помнила, когда в последний раз была так счастлива... -Не думала, что вы так скоро вернетесь... - слегка охрипшим от слез голосом, проговорила наяда себе под нос. Взгляд упал на счастливую Веспер и на душе стало еще теплее и радостнее чем прежде. Наяда хоть и живет в мире, наполненном магией, но все равно не часто встречают чудеса, которые могут ее реально удивить, а вот появление древних Королей и их друзей это главное чудо из чудес, которое она могла когда-либо наблюдать. Они всегда появлялись так внезапно, что даже и не верилось, что это они, а не иллюзия. Всем на корабле сейчас были рады встрече с Древними, но настроение Мэд мгновенно сменилось как по щелчку пальца, и она задумчиво посмотрела на море. Оно по прежнему было темным и казалось, что с каждой минутой становилось все темней и темней. Ей казалось, что море вот-вот поглотит ее. Перед глазами потемнело, и наяда тяжело вздохнула. От того хаоса, что творился на корабле, голова просто гудела, от чего становилось только хуже. Что такое? Почему так плохо? Наконец-то я смогла искренне порадоваться… неужели я просто не могу радоваться? Море за что ты так со мной? Взгляд нимфы был пустой, и смотрела она в никуда. Радостные возгласы доносились, откуда-то издалека, несмотря на то, что были они совсем близко. Повернувшись, нимфа подошла к борту корабля и оперлась на него руками, мутно вглядываясь в воду. Что же такое? Почему было так тяжело дышать? Сейчас уже хотелось плакать не от радости, а от того разрывающего на части состояния. На глаза снова навернулись слезы, но главное, что их никто не видит. Наяда поспешила их вытереть и тут по голове как ударили. Все снова прояснилось, и состояние вернулось в норму. Наяда в последний раз глянула на воду и сделала вывод, что такое состояние у нее, наверное, из-за волнения моря и зацикливатся на него в данный момент не стоит. Настроение снова стало хорошим тогда, когда она увидела королеву Люси. Хотя, наверное, не только в тот момент от этого поднялось настроение. Невозможно не улыбаться, видя это солнечное чудо. -Добро пожаловать Ваше Величество! – сказала она, когда королева сжимала в объятьях сестру. Извините за этот бред, но моя фантазия на нуле.

Susan Pevensie: Вот и долгожданное спасение. Сьюзен никак не могла припомнить, чувствовала ли она еще когда-то такое облегчение, как сейчас. От холодной воды свело конечности и пробило на дрожь, но, несмотря на это, девушка находила в себе силы искренне улыбаться: они определенно в Нарнии, на прекрасном корабле, а главное – вместе со старыми друзьями. Сью попыталась вытереть лицо от морской воды, но это было тщетно – она промокла до нитки, собственно, как и ее спутники. В сложившихся условиях было совершенно бесполезно думать о своем внешнем виде – шестеро приключенцев выглядели так… хм, собственно, как будто их сбросили в воду. Но Нарнийцев это, судя по всему, беспокоило мало. Едва Певенси, Джил и Юстэс оказались на борту, все тут же принялись радостно поздравлять их с возвращением, никто не скрывал своих настоящих эмоций: радостный смех сквозь слезы наполнил палубу. Это было действительно радостное события, как и любая встреча с давними друзьями, которая каждый раз может стать последней. В случае с Нарнией нельзя утверждать точно: вернутся ли Певенси сюда еще раз или нет. Тем временем Эдмунд уже успел попросить для «утопленников» сухую одежду, а вокруг Люси собрались старые знакомые, Юстэс что-то как всегда ворчал, Джил заворожено осматривала все вокруг, и только одна Сью, похоже, чувствовала себя не в своей тарелке. Даже Питер, и тот, казалось, вытянулся в росте и нахохлился, словно петух, чтобы выглядеть подобающим королю образом. Мысли же Сьюз занимала одна непростая задача: почему? Аслан никогда не ошибался, мог ли он ошибиться насчет меня и Питера? С каждой минутой все больше вопросов. Нужно будет расспросить его самого… и он как всегда найдет такой ответ, который можно будет трактовать по-разному. Ох уж этот Аслан. -Я так рада видеть вас всех! – девушка развела руками, - Подумать не могла, что снова встречусь с вами! – широкая улыбка тронула ее губы и, казалось, она вот-вот сама расплачется вместе со всеми. Сью и подумать не могла, что это возвращение так ее растрогает – пора была отбросить твердость своего характера и разделить радость вместе со всеми. -А почему мы оказались именно здесь? – немного вернувшись к своему прежнему образу скептика, спросила Сьюзен. – То есть, - она принялась строить логические связи, - мы ведь оказались в воде не случайно. Мы оказались там, потому что должны были попасть на этот корабль… - она сама ответила на свой вопрос, все еще не понимая, зачем они снова оказались в Нарнии. – Что-то случилось? Мда, что-то похожее на бред сивой кобылы....

Peter Pevensie: -----> Морские территории После ненадежных водных объятий было как-то странно ощущать под ногами твердую палубу. Тело казалось непривычно тяжелым, а от усталости невозможно тянуло сесть, а то и лечь. Белая рубашка выглядела в общем и целом не плохо даже мокрая, чего никак нельзя было сказать о штанах, а вот пиджак и вовсе потонул где-то в пучине морской. В ботинках хлюпала вода. К общему неприятному состоянию теперь еще добавился и подлый пронизывающий ветер. Однако старший Пэвэнси, сделав над собой небольшое усилие, поборол слабости организма. Взъерошив волосы, поскольку предыдущее их состояние ему казалось нелицеприятным, Питер выпрямился, стараясь держаться как можно непринужденнее при легкой холодной дрожи. Первый же взгляд на присутствующих поведал Питеру, что, во-первых, с их последнего появления в Нарнии прошло не так уж и много времени, а, во-вторых, эта телепортация в отдаленные морские просторы не было спонтанным желанием проведения. Судя по всему, Эдмунд в припадке рьяной деятельности, уже морально подготовил нарнийцев к появлению Великий Королей - говорил все увереннее и тверже, вспоминая былые навыки. Он даже опередил Питера с просьбой обеспечить сухую одежду, которая сама собой отошла на второй план в связи с бурными эмоциями и восклицаниями по поводу встречи. Чувствуя внутренний подъем, Старший Пэвэнси подошел ближе к расшумевшейся компании: - Счастлив вас всех снова видеть! - он улыбнулся, на сколько это только позволяло его состояние. Глупо было бы скрывать, что Питер несказанно рад снова оказаться здесь вопреки заверениям Аслана. Пусть даже это и не значит ничего иного, кроме очередной назревающей проблемы или конфликта в Нарнии. Даже как-то обидно, что попасть сюда можно лишь в случае опасности. А то получается, словно желая вернуться в Нарнию, ты желаешь ей очередные неприятности, с которыми без тебя не справятся... -А почему мы оказались именно здесь? - значит Сьюзен тоже беспокоиться по тому же поводу. - Что-то случилось? - Хотелось бы узнать еще, как много времени прошло в наше отсутствие и, собственно, что это за корабль. Узнав причины путешествия, можно будет путем некоторых вычислений понять, почему нас забросило именно сюда, а не куда-либо... Интересно, стоит ли надеяться встретить здесь Каспиана? Ну или хотя бы в ближаешее время...

Edmund Pevensie : Буквально спустя несколько мгновений после того, как Его Королевское Величество завершил свою приветственную речь, толпа нарнийцев неожиданно оживилась, начав восклицать имена своих гостей и слова приветствия. К Эдмунду тут же подскочила какая-то девушка и принялась его обнимать. Парень, конечно, ничего против этого не имел, однако, обниматься с незнакомками было как-то не в его принципах, хотя, он почти не сомневался в том, что девушка должна быть ему знакома. - С возвращением, Эдмунд Справедливый, - прошептала она. В голове Эда тут же что-то щелкнуло и имя «незнакомки» всплыло на поверхность само собой. - Веспер…- выдохнул младший Пэвенси, в ответ приобняв нимфу. На самом деле, в какой-то момент ему даже стало стыдно, что он не узнал её сразу. Но ведь она так быстро оказалась рядом, что англичанин толком, и рассмотреть её не успел. - Какое счастье, что меня выудили не первым, - обернувшись в сторону своего кузена, Эдмунду даже в таком праздничном настроении захотелось стукнуть его по губам и наказать, чтобы больше так не говорил. Правда, общение с Юсом научило короля тому, что этого дурочка бить бесполезно и даже вредно: создавался риск выбить из его головы не только гадости, но и всё остальное. – Веспер, сделай одолжение, не задуши его справедливое величество, он нам ещё живой пригодится… - продолжал вредничать мальчик, отплясывая секретный танец племени Майя на одном месте. – О, Юстас, мне так льстит твоя забота…- широко улыбнувшись посиневшими губами, бросил Эдмунд, высвободившись из объятий любвеобильной нимфы, после чего та убежала приветствовать других Пэвенси. Тем временем, несколько нарнийцев метнулись в гардеробную и по просьбе Эдмунда принесли сухую одежду для древних королей и их друзей. Отблагодарив их, юноша тут же схватил свой комплект и поискал взглядом место, где можно было быстро переодеться. Ещё бы: чем меньше он находился в своем старом вымокшем костюме, тем меньше у него был риск простудиться. Вообще, конечно, дискомфортно это и неудобно, холодно, да и вообще, что уж там, спешка Эдмунда в этом деле вполне объяснима и понятна. Однако Эд вовремя себя одернул: уйти он мог только вместе с остальными, а они почему-то явно не торопились избавиться от мокрых лохмотьев. Сьюзан и Питер, только шагнув на палубу судна, принялись выяснять обстановку в Нарнии, год, число, месяц, время, политические и социальные проблемы, направление корабля и прочее, и прочее. По итогам Эдмунд стоял в сторонке чуть не плача от желания взять и убить своих старших брата и сестру, причем, имея на то полные основания. Похоже, Юстас, Люси и Джилл разделяли его желание, молча теребя в руках сухую одежду, так соблазнявшую переодеться прямо здесь, невзирая на уйму народу вокруг. Усилием воли заставив себя прекратить мысли о своих естественных потребностях, молодой король уставился на парочку нарнийцев, покорно начавших докладывать обстановку длинными монотонными речами. По сути, информация действительно была важной и интересной, поэтому Эдмунд решил подойти поближе и выслушать все, дабы ему персонально не пришлось все повторять. К тому же, так было гораздо более удобно бить Сью и Питера, если они вновь начнут что-то спрашивать. Остановившись по правую руку от Питера, Эд взглядом отыскал в толпе нарнийцев Веспер и обменялся с ней изнуренным и печальным взглядом. Он, правда, не надеялся, что нимфа хоть как-то сможет ему помочь, хотя очень желал этого. Утерев мокрым рукавом капли воды с лица, юноша вновь уставился на мужчину, говорившего что-то о бескрайних морских просторах, что они собирались обследовать и о структуре корабля, который, судя по рассказу моряка, назывался «Покоритель Зари»….В общем, его в его рассказе конца ещё даже не предвиделось…

Gwendolen: начало игры (наконец-то) Шумиху, связанную с появлением на борту Покорителя Зари древних королей и их друзей Гвендолен чуть было не пропустила. Она, конечно, слышала крики, видела, что кого-то из воды вытаскивают на борт, но различить лица или разобрать разговоры с высоты марсовой площадки не получалось. Никто, конечно, не вменял ей в обязанности сидеть на марсе вместо вперёдсмотрящего, но подменить его на пару часов никто и не запрещал. Суматоха внизу внимание, конечно, привлекала, но оставить пост без присмотра тоже было нельзя, так что приходилось довольствоваться малым и рассчитывать узнать все новости, когда вернётся вахтенный матрос. Однако, от её внимания не ускользнула прижавшаяся к борту фигурка одной из нимф, которой, похоже, было не очень хорошо. Заметив это, Гвен ещё внимательнее вцепилась взглядом в горизонт. Если наяде плохо в море, это уже стоит беспокойства. Однако, море впереди выглядело не предвещающим ничего плохого. Сначала выглядело. Гвен настороженно потёрла глаза, подумав, что тёмное пятно почти у самого горизонта ей мерещится, но нет, оно никуда не делось после этой нехитрой процедуры. Девушка резко подалась вперёд, как будто считанные сантиметры могли помочь ей рассмотреть что там впереди, когда из собачьей дыры показалась голова вахтенного. Указав тому взглядом на пятно на горизонте, Гвен бросила короткое "Я доложу" и полезла вниз. Спуск много времени не занял и уже совсем скоро тельмаринка имела счастье лицезреть Певенси и Ко в полном составе, внимающих, стуча зубами, что-то рассказывающему капитану. Улыбка растеклась по лицу Гвен от уха до уха, но броситься вперёд и повиснуть у кого-нибудь на шее она себе не позволила, считая такое проявление радости недостойным воина. Зато вполне достойным она сочла подмигнуть Эдмунду, который выглядел так, как будто хотел прибить то ли Дриниана, то ли Питера, и заговорить. - Капитан, неужели беседу нельзя отложить до тех пор, пока их величества не переоденутся в сухое? - Гвендолен ещё и сама не очень поверила в счастье того, что Певенси снова в Нарнии, но это отнюдь не помешало ей в первую очередь помнить о насущных проблемах. - И ещё... Прямо по курсу, у самого горизонта тёмное пятно. На обычный шторм не похоже, оно меньше по размеру. - при словах "прямо по курсу" тельмаринка чуть ли не вытянулась в струнку и звучал голос серьёзно и обеспокоенно, но потом, улыбаясь, она развернулась к "гостям". Улыбаясь, потому что никакая грядущая опасность не смогла омрачить для неё радостную новость. - С Возвращением, Ваши Величества. - это и прозвучало именно так, с большой буквы. Когда они прощались три года назад, предполагалось, что Питер и Сьюзен больше не вернутся. И тогда пришлось приложить не мало душевных сил, чтобы смириться, а тут - нате, получите сюрприз. Можете даже расписаться. Только постарайтесь не лыбиться как заправская идиотка, телохранитель Гвендолен. А то, ещё подумают, что у вас от радости крыша поехала. - И, кого-нибудь на камбуз за грогом уже отправили?



полная версия страницы