Форум » » The Chronicles of the Kingdom, 2306 » Поляна Независимых. » Ответить

Поляна Независимых.

Storyteller: Место, где Независимые собираются на Совет. Поляну назвать поляной в полном смысле этого слова затруднительно. Да, она находится в лесу, да, "полом" является зелёная трава, но на этом сходства заканчиваются... В центре поляны стоит большой круглый стол, за которым на данный момент стоит семь кресел - по числу лидеров. А за столом и над ним, ярусами вверх уходит широкая винтовая лестница, с пролётами по периметру, на которых расположены места для остальных "гостей". Слышимость при этом ничуть не страдает, так как громкость голоса на поляне регулируется магическим путём. Это место защищено магией, так что здесь всегда по-летнему тепло и трава и деревья всегда остаются зелёными. Помимо климатических эффектов, здесь стоит магический щит, не пропускающий на поляну никого, кто не будет туда допущен (нужно иметь пропуск, фактически) лично кем-то из лидеров. Все эти магические навороты, как и "строительство" всего места - заслуга главного из лидеров Независимых - Бастиана.

Ответов - 12

Lomion Tereva: Не сказать чтобы Ломион был не согласен с идеей того, что на поляне совещаний, как в штабе лидеров Независимых, почти постоянно должен хотя бы один из этих лидеров находиться, но сейчас он откровенно скучал, потому как находился в этом штабе один, практически на дежурстве, можно сказать… Отчего-то именно сегодня у всех остальных лидеров нашлись неотложные дела, а Ломиону искать причины чтобы слинять не стоило – итак он среди лидеров был ещё… не то чтобы на птичьих правах, но всё же ещё смущал умы общественности своим присутствием в их рядах. Да и, если подумать, найти причину отказаться «подежурить» было бы сложно… Экзамен на вторую ступень был сдан уже больше чем месяц назад, так что академия и получение знаний на повод откосить никак не тянули… Вот и скучал сейчас несчастный лумрен в одиночестве на поляне… С самого утра скучал… Надо ли тогда уточнять, что скучная и нудная «История становления классической магии» была закрыта ещё на тридцатой странице, а центральный круглый стол оккупирован и использован в качестве площадки для «медитаций»… Ломион уселся на него, скрестив ноги в позе лотоса, и долго пытался поупражняться в телекинезе, но упрямое кресло, на котором он тренировался, регулярно падало, так что после первой же сломанной ножки попытки пришлось оставить и задаться вопросом как эту самую ножку приделать обратно. Стихия деревьев и растительности Ломиону была и подавно неподвластна, да и навыком созидания материальных объектов он не обладал – куда там на второй-то ступени до таких высот? Так что… была найдена палка понадёжней и отвалившаяся часть ножки была с помощью этой палки и верёвки зафиксирована на положенном месте. Осмотрев получившуюся конструкцию весьма недоверчиво и прикинув, как он будет потом на этом сидеть, Лом тяжело вздохнул и решил найти себе новое занятие… Настороженно оглядевшись и прислушавшись ко всему окружающему, он убедился что кроме него на поляне никого нет и… сменил облик. В присутствии кого бы то ни было из Независимых он старался этого без крайней необходимости (которой ещё ни разу не было) не делать, дабы лишний раз не напоминать окружающим о своей расе… И так хватало настороженных взглядов, так зачем было зарабатывать дополнительные? Так что, по смене облика он успел соскучиться и сейчас с удовольствием потянулся всем телом, от когтей до кончиков крыльев и хвоста, от души зевнул, щёлкнув челюстью, а потом… забрался на ветку одного из деревьев, поддерживающих лестницу, и повис там вниз головой, довольно зажмурившись на солнце и завернувшись в крылья…

Isabel Flores: Если кто-то из вас все еще наивно полагает, что знать наперед будущее - очень круто, то, я надеюсь, пример девочки по имени Изабел Флорес убедит вас с обратном. Узнавать будущее способом, похожим, например, на чтение увлекательной книжки - это, да, было бы очень даже неплохо. Но жизнь - не книга, и Изабел не читает будущее как занимательный рассказ. Для нее возникновение видений - не самый приятный момент, ведь во время него она может и упасть как подкошенная, ага. Все потому что во время них разум Изабел покидает ее тело, переносясь непосредственно в будущее, в события из видений, поэтому движения ее регулировать некому. А падать на пол, насколько я знаю, не очень приятно. В этот раз все происходило именно по такому сценарию - во вполне обыденный день Флорес пришло не самое обычное видение. Хотя, это еще мягко сказано. В нем Изабел увидела примерно следующее - у берегов Ориса некий корабль с явно не орисийскими флагами и, что самое странное, точно не орисийскими жителями. Ну, по крайней мере Изабел ни разу не видела на их острове козлоногих мужчин или бледных высоких девушек, похожих на деревья. Удивительно ведь, правда? Но это не самое странное. Необычной Изабел показалась... атмосфера. Слова более подходящего она не находила. Даже в воздухе ощущалась сила, исходящая от корабля и непосредственно от существ, плывущих на нем. Пришельцы явно неслабо потрясут и без того хрупкий баланс острова. Но как именно - разрушат и без того несчастный Орис или же положат конец разногласиям островитян? Этого не говорило даже будущее. Вам может показаться, что видение было довольно долгим, но на самом же деле оно не длилось и пяти секунд. Но и этого времени хватило Изабел, чтобы понять - это одно из самых важных видений, посланных ей. И не исключено, что самое важное. Встав с прохладной травы, еще не совсем осознавая происходящее, Изабел на ватных ногах побрела по знакомой дороге, причем делая это скорее на автомате. Не знаю, то ли какая-то удивительная связь существовала между Изабел и той, к кому она неизменно бежала, чтобы поплакаться или выплеснуть все эмоции, то ли у Бел была очень развита интуиция, подсказывающая ей, куда направиться, но, короче говоря, Флорес всегда безошибочно определяла местонахождение Артизар. Этот раз не был исключением - Изабел нашла сильфиду на поляне. Та мирно спала, что совсем не помешало полукровке орать на весь лес ее имя, а потом беспардонно трясти за плечи, дабы разбудить. Впрочем, сильфида довольно быстро проснулась. - Изабел? Что произошло? Родной голос заставил разум Изабел мгновенно "протрезветь", однако язык все еще отказывался подчиняться, поэтому девушке понадобилось несколько минут, чтобы нормально изложить Артизар все то, что она увидела - и корабль, явно не из их краев, и странных людей (или не людей?) на нем, и то странное ощущение, которое до сих пор не покидало ее - то, что твердило ей, что этот корабль и его экипаж очень важны... К счастью, Артизар соображала намного шустрее своей ясновидящей подруги, так что на ее светлом личике почти мгновенно вместо рассеянной сонливости появилось выражение озадаченности, которое, впрочем, как знала Изабел, не задержится - Арти всегда находила выходы даже из самых непростых ситуаций.

Artizar: Артизар не любила громких звуков, особенно по утрам. Честно говоря, она вообще отличалась особой тишиной в разговоре, хотя и была все время приветлива и жизнерадостна. Но никто не отрицал, что молодая женщина предпочитала пассивную роль в беседе, тем более, она нередко давала выговориться собеседнику. Как ни странно, остальные относились к ее сравнительному спокойствию касательно этой некоторой безынициативности довольно-таки спокойно, практически не задаваясь вопросами об этом. Впрочем, мы отвлеклись. Итак, шум. Сильфида по правде относилась к нему если не агрессивно, то с сочувствием, во всяком случае, к предметам или существам, издававшим его. Все почему? Искать причины она была не в настроении, и все же вполне могла это объяснить – представьте себе легкую, простую жизнь в ветрах с миллионами других мыслей, чувств и эмоций; по-вашему, людям не требуется отдых с этими условиями? Может быть, вы и не согласитесь, но Артизар действительно не желала, по крайней мере, этим ранним временем слышать что-то, тревожащее ее барабанные перепонки. Разумеется, Фортуна о ее личных желаниях совсем не подумала и отнеслась с ярким презрением к ее мнению. Обычно Артизар спала в лагере, но сегодня, именно сегодня ей надо было лечь на поле неподалеку от убежища, которая к наступлению утра осветилась солнцем. Внезапно в сон молодой женщины вмешались выкрики ее имени, кто-то ее звал, причем весьма активно выражая интерес к ее персоне. Что самой сильфиде, конечно, не понравилось, но она все же открыла глаза и посмотрела на особу, потревожившую ее дрему. - Изабел? – удивленно воскликнула она, резко садясь, - что произошло? В любом случае, если Флорес и не была расстроена, то очень встревожена. А Артизар всегда знала, что это может значить: либо то, что у девушки что-то стряслось, либо что ей пришло очередное послание от богов. Последнее, как правило, называлось предсказанием, но вы ведь понимаете, что когда они приходят, их можно посчитать просто иллюзиями или жалкими обрывками воспоминаний и фантазий. Изабел же страдала от предчувствий всю свою жизнь, ну, или большую ее часть. Поэтому никак нельзя сказать, что сразу после этих предвидений она не бежала за помощью, которую часто, даже слишком, обнаруживала в лице Артизар. Провидица некоторое время приходила в себя, затем глубоко вздохнула и рассказала о новом пророчестве. В нем говорилось, что прибудет корабль откуда-то издалека к берегам Ориса, и, очевидно, следовавшие на судне будут настроены весьма принципиально. Только в каком направлении их интерес будет найден – нельзя сказать. От этого непонимания и небольшой сумбурности мыслей Изабел сильфида пришла и сама в смятение, находясь в поисках решения. Скрывать в тайне подобное было бессмысленно, потому она поднялась и протянула руку подруге. - Пойдем, надо все рассказать остальным. – слегка улыбнувшись, пробормотала Артизар. Ее глаза ободряюще сверкнули. Через немногое время девушки уже приближались к поляне «Совета», если так можно было сказать. В конце концов, кто-то должен там находиться, поэтому их как-нибудь, но отправят по нужной тропинке. Артизар всю дорогу обнимала взволнованную и слегка напуганную Изабел за плечи, пока они не пришли к лугу. На первый взгляд, на ней никого не было, затем она заметила странную фигуру на дереве. Пара секунд – она в ужасе вскрикнула, подталкивая полукровку назад. Затем она поняла, что это «свой», и медленно, осторожно позвала: - Сир, - и не менее тщательно подбирая слова, добавила, - вы не могли бы подсказать нам, где находится кто-нибудь из лидеров Независимых? Понимаете, у нас кое-что стряслось. Прекрасно, день идет совершенно по плану. Вернее, вовсе наоборот. Даже слишком наоборот. В лагере, где она надеялась найти нормального человека, нашла лумрена. В этот момент Артизар оскорбленно выдохнула - разве она думала прежде о ком-либо из обычно «не тех» общества настолько отрицательно? Пожалуй, нет, но раньше она и не попадала в подобную ситуацию. Учитывая присутствие слегка свихнувшейся от своих пророчеств, кажется, нескончаемых, подруги и незнакомого, по меньшей мере, в этом облике, «демона».

Lomion Tereva: Вот вы думаете, что спать, зацепившись коленями за ветку дерева и повиснув головой вниз, неудобно, а то и вовсе не получится?.. А вот любой представитель расы лумрен с вами не согласится – пошатнуть их вестибулярный аппарат весьма сложно, да и как было устоять перед искушением, если делать всё равно нечего, потому что на поляну вряд ли кто-то явится, а солнце, ещё не успевшее войти в зенит, так приятно припекает тёмную чешую… А если ещё добавить к этому факт, что облик не менялся уже почти полгода? В общем, ничего удивительного в том, что Ломион задремал, вися на этой ветке, не было… Гораздо более удивительно было то, что его разбудили. От разнёсшегося по поляне вскрика лумрен резко распахнул глаза и, «подпрыгнув» от неожиданности, чуть было не свалился с ветки… К счастью, инстинкты сработали вовремя, мышцы ног закрепили их исходное положение и падения не произошло… а то, выглядело бы это отнюдь не достойно уважения. После второго, уже осмысленного взгляда на источник звука, Ломион узнал Артизар и мысленно проклял свою удачу… Вернее, её отсутствие. С сильфидой у него не сказать чтобы сложились положительные отношения, скорее наоборот, ему казалось что он чем-то девушку постоянно раздражает, так что вот уж кому-кому, а ей показываться в истинном облике хотелось меньше всего. Но делать было уже нечего: Арт заговорила и, судя по словам, сослаться на то, что в штабе совсем никого из лидеров нет было нельзя… Так что, лумрен сложился уголком, ухвалился руками за ветку и, подтянувшись, оседлал её. - Остальных сегодня нет, – просто констатировал он, спрыгивая на землю и на ходу меняя облик обратно в человеческий. - Может, днём или ближе к вечеру кто-то и появится, но сейчас больше никого, кроме себя, предложить не могу. Устроит или будете ждать? Что там у вас случилось? – с этими словами Лом подошёл к своему креслу за круглым столом, развернул его и сел, тут же пожалев, что сделал это, так как отчётливо услышал характерный звук, давший понять, что долго «починенная» ножка на себе его массу выдерживать не намерена… И не встанешь ведь теперь, так что оставалось только закончить уже начатое движение – закинуть ногу на ногу и сложить крест-накрест руки, удостаивая девушек как всегда мрачным внимательным взглядом и про себя умоляя кресло продержаться до окончания беседы или до появления подходящего повода, чтобы встать с него… "Вот просто теоретически интересно, она кому-нибудь расскажет? Вернее, они... Или можно всё-таки надеяться, что воздержатся от сплетен? Ну ты и молодец, Ломион, ещё сильнее себя подставить ну просто не мог... Полгода не менять облик и всё псу под хвост..."

Lynette: В этот день у нее была запланирована вылазка с группой саламандр в тыл врага, но вышла накладка. Правитель неожиданно изменил, планы и пришлось отменить, поэтому, мягко говоря, Линетт была не в духе. Ей хотелось сжечь что-нибудь или кого-нибудь. Взгляд наткнулся на Ломиона и ее карие глаза коварно сузились. Кажется, настроение медленно поползло вверх, и ноги понесли ее с двойной скоростью. Саламандры были существами природы и при желании могли передвигаться практически бесшумно. Сейчас это было на руку. Она приближалась из-за спины лидера и над самым ухом пропела: - Лидер Тэрэва, вот чем вы на самом деле занимаетесь на дежурстве, в обществе двух дам, - Линетт задорно засмеялась, потирая ручки, застав лидера в двусмысленной ситуации. Иногда ее друзья удивлялись ее смеху со своих же шуток, но молодой девушке надо как-то развлекаться. И она медленно опустилась на соседнее кресло. Ее нисколько не смущали его хмурые взгляды в ее сторону, а совсем наоборот ей хотелось смеяться все сильнее. Она не была грубой или чересчур прямой, но что-то в лице именно этого собеседника толкало ее на подобные комментарии. Он был таким серьезным, что просто-напросто хотелось его как-то расшевелить. Она перевела взгляд на двух девушек, что-то в их лицах заставила ее убрать улыбку с лица. Появилось ощущение, что она пришла в середине какого-то немого представления. И с совершенно серьезным лицом приблизилось вновь к уху коллеги. - Тэрэва могу поспорить, это вы игрой своих хмурых бровей довели девушек до полуобморочного состояния. - Линетт тряхнула своими распущенными огненными локонами и заговорчески подмигнула парню. С одной девушкой она была знакома, ей казалось что Артизар, так звали девушку, немного недолюбливает ее. Вторая же была ей совершенно незнакома, и казалось, она была немного напугана. - Что произошло? - любопытство взяло верх, и теперь она с большим вниманием смотрела на них.

Artizar: Наверняка вы имеете представление о том, как срываются планы, насколько трагически это происходит для вашего разочарованного в судьбе мозга. Артизар имела, по меньшей мере, много раз за свою жизнь, но ни разу она не злилась, вернее, не была обижена на судьбу за ее богатую фантазию настолько сильно. Если же раньше сильфида быстро смирялась с этими жестокими разочарованиями, то на данный момент у нее еще и все прочее постепенно выветривалось из мозга, оставляя лишь одну фразу «за что?» По правде говоря, она действительно не делала ничего такого, чтобы боги решили ее покарать подобным обществом и подобным днем в целом. Вначале она, естественно, испугалась лумрена, затем он преобразовался в лидера Ломиона, и Артизар слегка задрала нос, чтобы не показаться удивленной, скорее, надменной и возмущенной. Разумеется, девушка совсем не разбиралась в том, как выглядят лумрены в своих истинных обликах, поэтому знать о том, что это существо на дереве один из лидеров, она вовсе не могла. Тем не менее, чувствуя себя виноватой за созданную неудобную ситуацию, сильфида глубоко вздохнула и позволила сдержанному Тэрэве говорить первым. Но едва она открыла рот, чтобы сообщить о произошедшем с ее подругой, из-за деревьев показалась Линетт, саламандра и не менее неприязненный «приятель», чем Ломион. Когда женщина, очевидно, так же недовольная неправильным складом того дня, выговорилась, Артизар под руку вывела Изабел из-за деревьев и позволила ей опереться на стол. Сама девушка прошла вперед, быстро запрыгнула на один из стульев, где села, поджав под себя колени и повернувшись лицом к Линетт и Ломиону. - Если же ты закончила свою речь, Линетт, то я объясню вам обоим, что произошло, - язвительно произнесла Артизар, а затем добавила, - я хочу сообщить о том, что Изабел, она прорицательница, было видение. - и девушка быстро рассказала лидерам о видении, которое посетило ее подругу, сжавшуюся в комочек у стола ненамного позади нее. После этого она плотно сжала губы и отвела взгляд в сторону, не желая больше смотреть на людей, которые ее совсем-совсем немного, но раздражали. Тем более, им явно надо было позволить обдумать ее слова.

Isabel Flores: Поймите Изабел правильно, не каждый день она такое видит. Пожалуй, можно смело заявить то, что день несчастной Флорес не задался с самого утра - сначала видение, теперь это. Артизар привела, а вернее сказать даже притащила Изабел, которая все еще была не в себе, в некое место... Необычное место. Изабел это почувствовала, как только ступила на поляну. Поляна эта явно была "защищена", и если бы с Изабел не было Артизар, так просто она туда точно бы не смогла пройти. А потом она увидела... Дракона. Да-да, именно дракона - такого здоровенного и чешуйчатого. И, как вы думаете, что он делал? Преспокойно свисал с дерева, вот что! Изабел тихонько пискнула и сильнее прижалась к подруге, которая и до этого всю дорогу прижимала ее к себе. Бел слышала об этих существах - их называли лумренами и (что весьма оправдано) их многие боялись. Но одно дело - знать о них, и совсем другое - видеть. А Изабел прежде о них лишь пару раз слышала, но встречать на своем пути двуликого ей не доводилось... до сегодняшнего дня. Изабел в очередной раз поблагодарила богов за то, что у нее есть Артизар - сильфида, в отличие от нее самой, перестала паниковать почти сразу поняв, кем является лумрен. Артизар деловито спросила, "кто тут главный", и лумрен почти мгновенно принял свой человеческий облик и обратил свой взор на нее. Сейчас он уже выглядел как обычный человек - лишь странный огонек в глазах порой выдавал его истинную сущность. А народ на поляну, тем временем, продолжал прибывать. С момента появления здесь Изабел и Артизар прошло не больше пяти минут, когда поляна пополнила свои ряды рыжеволосой девушкой. Судя по всему, и Артизар, и молодой мужчина-лумрен, напугавший Иззи до полусмерти, были знакомы с ней. Изабел поняла, что скорее всего, эти двое - одни из важных фигур в движении Независимых, к которому относится и Артизар. Подруга спокойно и детально поведала им о видении, посетившем Изабел, причем так точно и внятно, как она сама не смогла рассказать - слишком была взвинчена. Пока сильфида выкладывала им подробности о корабле, Флорес нервно топталась позади нее, опасаясь приближаться ближе к незнакомцам. Как только девушка закончила свой монолог, Изабел тихонько проскулила: - Может, мы пойдем? А, Арти?.. - Изабел жалобно взглянула на подругу. Это общество ей не то, что не нравилось, а скорее пугало. Бел никогда не отличалась особой храбростью и не считала позорным свое желание сейчас же оказаться вдали от Независимых и всей суеты и поближе к родному дому...

Lomion Tereva: Когда у тебя под ухом звучит чей-то голос, а ты и правда не замечал, что кто-то подошёл со спины, волей-неволей, от неожиданности какую-нибудь глупость да совершишь… Вот и Ломион совершил: дёрнулся в сторону, резко поворачиваясь к возникшей на Поляне Линетт… Нужно ли уточнять, что и так на ладан дышавший стул таких манипуляций не выдержал? Кое-как починенная ножка таки подломилась и уже в следующую секунду «грозный лидер Тэрэва» сидел уже на земле. - Поздравляю, лидер Линетт… вас надо в разведку отправлять, пожалуй. Навыки точно нужные имеются… - мрачно констатировал лумрен ситуацию, поднимаясь и отряхивая полы плаща. На ехидные замечания он предпочёл не отвечать, хоть и очень хотелось… Ситуация всё же была серьёзной и, хоть в словах аэньэ и была доля истины про запугивание, особенно второй, незнакомой девушки, и хоть эта истина и беспокоила Тэрэву, но новости и правда были важнее… Сев на соседний свободный рядом с Линетт стул, Ломион выслушал рассказ о видении и сильно задумался. С одной стороны, неизвестно было, когда именно это видение сбудется, с другой, когда бы ни сбылось, эту силу просто нельзя было отдать в загребущие лапы Лорелей и Барретта… - А дело и правда серьёзное... Надо организовать у берега дежурный пост. Чтобы кто-то из наших, в какой бы момент ни появился корабль, был там, мог встретить и поговорить… - с этими словами лумрен внимательно посмотрел на Изабелл. – Ты не помнишь как выглядел порт, в котором стоял корабль? Это был столичный главный порт, просто какая-то незнакомая бухта или что-то другое? Оно вообще было узнаваемо? «Но пост надо выставить как можно раньше… А лучше всего было бы расставить цепочку постов, если окажется что место из видения было незнакомым… Но где тогда взять столько свободных людей? Кажется, придётся заняться самолично, но можно ли оставить Поляну без присмотра? Эх, ладно, за несколько часов не должно ничего случиться… Посторонний всё равно никто не придёт, а если будет что-то совсем срочное, отсюда можно связаться с Бастианом…» - Линетт, думаю, стоит прогуляться до береговой линии… Останешься здесь и присмотришь за штабом, пойдёшь с нами или у тебя какие-то свои планы?.. «Начать хотя бы с того, что теоретически её здесь не должно было быть… Интересно, почему вернулась?..»

Lynette: Теперь была очередь Линнет притворяться глухой и даже в какой-то степени слепой, потому как подозрения о том, что Артизар ее явно недолюбливает, нашли подтверждение в этом пренебрежительном взгляде. Но это быстро вылетело из головы, она даже (стыдно кому признаться) забыла посмеяться с позорного падения Ломиона. Которое она запоздало, заметила, но на этот раз "произошло чудо" и слух к ней вернулся. - Поздравляю, лидер Линетт… вас надо в разведку отправлять, пожалуй. Навыки точно нужные имеются… - Ого Тэрэва вы сделали мне комплимент или использовали мое имя вместо ругательства? - вкрадчивым голосом поинтересовалась девушка. Потом обратилась к девушкам, а точнее прямиком к Изабель с самым трезвым вопросом на сегодняшний день. - А бывало ли так что твои видения ммм... не сбывались? - Линетт считала, перед тем как поднимать переполох, нужен человек, который задаст (по мнению окружающих) самый глупый вопрос. Она бы не была в числе лидеров, если бы не задавала именно такие вопросы. Ведь когда ведешь войну именно доверие народа тебе важнение всего, а так же честь и честное слово. Спорить с тем, что у Ломиона были достаточно трезвые вопросы, она тоже не могла. - Линетт, думаю, стоит прогуляться до береговой линии… Останешься здесь и присмотришь за штабом, пойдёшь с нами или у тебя какие-то свои планы? - Отлыниваешь от обязанностей? Ведь, кажется у кого-то из нас двоих сегодня дежурство? - бросила ехидное замечание девушка, чтобы не расслаблялся. Когда-то в далеком детстве так с ней разговаривала ее тетка и называла это "закалка характера", Линетт естественно переняла это как манеру общения и немножко переделала название, заменив первое слово на "бальзамирование". Ведь это намного продолжительнее первого и дает большую свободу. Саламандра встала всем видом показывая, что она готова в путь и не понимает, почему все такие медлительные.

Artizar: Когда на Изабел посыпались вопросы, да и она начала что-то пищать про уход с поляны, Артизар немного стушевалась. Она понимала, что здесь находится только потому, что счастливым случаем является подругой провидицы, да и, похоже, в разговоре лишняя. Тем не менее, русоволосую девушку, сжавшуюся в комок сзади у кресел, сильфида знала так давно, что без проблем, лишь чуть-чуть проанализировав вопросы, могла на них ответить за прорицательницу. К тому же, она явно была не в состоянии отвечать взрослому мужчине, который чуть ранее напугал их обеих своей второй «формой», и решительной женщине-саламандре. Артизар и сама возмутилась, что они даже и не посочувствовали ее состоянию, но тут же пришла в себя, вспомнив, что они действительно не представляют, какую боль этому ребенку причиняют их расспросы. Она усмехнулась слову «ребенок» - ведь на фоне этих людей и она такой была. - Если позволите, Ломион, я отвечу за нее. - не дождавшись реакции ни прорицательницы, ни лидеров Сопротивления, продолжала, - Она не помнит, я говорю это уверенно - я передала вам ее слова в точности, а Изабел никогда не упускает деталей в своих рассказах. Все до мелочей. Берег моря, - пожала плечами сильфида, - именно, кажется, оттуда и было все видно, ногами чувствовался песок, иногда вода достигала палец ног. Полдень. Если вас заинтересует и время. Я не ошиблась? - с последним вопросом Артизар слегка полуобернулась к подруге, которая едва заметно дернула головой - кивнула, - и сердце Артизар защемило от жалости. - Нам надо остаться тут, Изабел. - прошептала Артизар, когда присела перед подругой на колени и обняв ее за плечи. Затем она не менее мягко ответила Линетт на ее вопрос, направленный к Флорес, которая пока оставалась в состоянии ступора, - Их удается предотвратить, если мы понимаем, о чем конкретно говорит видение, но в других случаях… хм, исполнение неизбежно. - И чуть более шутливо добавила, - Но вы же не надеетесь использовать сильфов ради того, чтобы отвести корабль ветрами от острова? Мой народ будет против подобного истощения сил. После этих слов она снова повернулась к подруге и стала наблюдать за ней, чтобы не было вновь всплеска эмоций в виде плача. То, что затем стали говорить Ломион и Линетт, ее заинтересовало мало. Она прислушивалась, чтобы уточнять некоторые моменты, если потребуется, или «стучаться» к замкнувшейся в себе Изабел. И то, что они хотели предпринять, ее импонировало еще меньше - ведь сейчас для нее было важнее всего поддерживать подругу, а не какие-то войны и корабли.

Lomion Tereva: В ответ на комментарий саламандры о комплиментах и ругательствах Ломион саркастично хмыкнул и даже не смог промолчать: - Не то и не другое, я констатировал факт, лидер Линетт… - слово «лидер» он намеренно выделил голосом, словно подчёркивая, что кое-кто, в лице аэньэ, сейчас договорится и один присутствующий лумрен начнёт беседовать в том же официозном тоне. – И от обязанностей я не отлыниваю… Или, мне следует напомнить, что дежурный здесь на то и нужен, чтобы реагировать на непредвиденные обстоятельства? – двуликий вздёрнул бровь и перевёл взгляд на подавшую голос Артизар, решившую, похоже, держать слово за подругу, которая, кстати, вела себя, с его точки зрения, совсем уж странно… Ну лумрен, ну незнакомый… Неужели настолько страшно? Или, если она не его боится, то чего ещё? Или не боится? Но чего тогда так странно себя ведёт? Как бы то ни было, вопросов было много, а времени над ними размышлять – мало… Были вещи куда более важные. - Было всё видно… и брег песчаный, говоришь… На юго-восточной части Ориса песчаных берегов уж точно нет. Да и половина северного берега тоже горы. А раз всё видно, то у нас остаётся только западное побережье. Вот туда и прогуляемся. – с этими словами Тэрэва закрыл глаза и вытянул в сторону центра круглого стола руку, заставляя стоящую там странную конструкцию, больше всего напоминающую плетёный из тонких металлических нитей шлем, стать видимой. Водрузив сие на голову, он настороженно замер. «Бастиан? Это дежурный по Поляне… Тут пришла Артизар со своей подругой-прорицательницей. Если её пророчество верно, в грядущей войне будет то ли ещё одна сторона, то ли весьма ощутимая помощь какой-то из сторон… И сила эта придёт с моря. Мы с Линетт сходим проверим побережье, а Артизар я оставлю присмотреть за штабом.» - отправив в путь эти мысли, Ломион снял связной артефакт и водрузил обратно на стол: ответа ждать смысла не было, так как это нечто, служащее Независимым связью с главным из лидеров, работало только в одну сторону. - Артизар!.. – после мысленной речи оклик, обращённый к сильфиде, получился несколько более резким, чем даже сам лумрен рассчитывал, так что он на секунду замолчал, разглядывая композицию из двух девушек и, заметив ещё раз состояние Изабелл, попробовал заставить себя улыбнуться НЕ саркастично. – Останетесь здесь… Присмотрите за штабом, если что-то случится, свяжешься с Бастианом. Если надо будет уйти, вызови кого-нибудь на замену, прежде чем уходить. Линетт? – девушка была удостоена оценивающего взгляда с головы до ног. Вот только оценивал лумрен явно не тело, а выражаемую саламандрой готовность к действиям. – Идём, раз уж собралась. – чуть менее мрачно, чем обычно, хмыкнув, Ломион изобразил вежливый прощальный поклон Артизар с Изабелл и развернулся, направляясь к магической границе и покидая поляну. Смена локации (для Ломиона и Линетт): Орис » Морской берег

Isabel Flores: Все происходило так быстро. Изабел, прибывавшей в некотором трансе, казалось, что эти трое тараторят без умолку, и уловить суть их разговора для девушки, голова которой была забита недавним видением, было довольно сложно. Лумрен и саламандра, едва дослушав рассказ сильфиды, тут же начали выяснять, куда, когда идти, и, самое главное, что на месте предпринять. Артизар частично участвовала в обсуждении, но по большей части ее внимание было устремлено на Изабел - даже опустив голову и глядя на траву, Бел ощущала заботливый взгляд подруги на себе. Артизар беспокоилась за нее - так было всегда. Сильфиду больше всех остальных заботила безопасность Флорес - и она даже не знала, чем заслужила такое внимание, но, безусловно, была безмерно благодарна подруге за все добро. Кто знает, где бы сейчас была Изабел, не самая удачливая девушка на острове, если бы не Арти. Бурное обсуждение завершилось на решении проверить западное побережье на наличие новоприбывших кораблей - по заявлению Ломиона, только этот берег подходил под описание, представленное Изабел. Так оно или нет, Ломион и Линнетт решили проверить самолично - у них и не было выбора, ведь на поляне находились лишь они четверо, а такое задание им с Артизар они бы вряд ли доверили. Изабел и не жаловалась - она не очень горела желанием отправиться навстречу пришельцам первой. Но, стоит признать, - ей было любопытно поглядеть на них, очень уж ярким и интересным показался ей их мир в видении. Буквально через считанные секунды лумрен и саламандра исчезли, словно их тут и не было. Непривычная тишина создавала дополнительное напряжение, что не нравилось Изабел, поэтому она заговорила первой: - Знаешь, Арти... Если они будут за нас, у Баррета не будет шансов на победу, - было это очередным пророчеством или нет, сказать сложно. Но приметно больше то, что Изабел уже и себя стала причислять к Независимым, говоря "за нас". - Ты не хочешь сходить на берег?.. - любопытство все-таки победило испуг. Она знала, что Ломион приказал им (а вернее, Артизар, ибо саму Бел Ломион считал просто ребенком, поэтому поручения были адресовано сильфиде) оставаться здесь и охранять поляну, но она ведь просто спросила. Как спрашивают дети у родителей, не очень тонко и умело намекая на то, что хотят. --->Морской берег



полная версия страницы