Форум » » The Chronicles of the Kingdom, 2306 » Морской берег. » Ответить

Морской берег.

Storyteller:

Ответов - 54, стр: 1 2 3 4 All

Daniel Ortega: Сегодня Даниэлю выпал жребий патрулировать лес неподалеку от побережья на предмет появления там облавы – правитель этого острова уже некоторое время назад начал подозревать присутствие в его землях повстанцев и вполне мог устроить облаву с целью обнаружить лагерь партизан. И, пожалуй, если бы лагерь постоянно не переносили, не задерживаясь нигде надолго, его попытки вполне могли бы увенчаться успехом. Впрочем, судя по всему, все было спокойно. Ничто не предвещало беды – по всем направлениям было чисто и игнеус уже собирался возвращаться в лагерь с отчетом. Что уж говорить, он не слишком любил ходить в патруль – со скрытностью у него было не так хорошо, как хотелось бы, да и вообще дело это было нудное. Он, пожалуй, предпочел бы охранять лагерь – там он имел бы хоть какой-то шанс найти применение своим боевым навыкам, но жребий, чтоб его, сегодня выпал неудачно. Он воткнул свою глефу лезвием в землю(благо, изделие его отца ржавчины практически не боялось), и присел на пень с целью перекусить захваченным из лагеря вяленым мясом. Впрочем, не успел он приступить к своей нехитрой трапезе, как вдруг ему почудилось какое-то шевеление в стороне побережья. Ортега раздраженно чертыхнулся, засовывая кусок мяса обратно в сумку и поднялся, напрягая зрение и пытаясь получше рассмотреть, что же творится у моря. Как ему показалось, на волнах прыгали какие-то обломки, а кое-где виднелись и фигуры человекоподобных существ. «Если Барретт решил устроить нападение с моря, у него явно что-то пошло не так. Впрочем, стоит проверить, что это за возня. Может, конечно, и ундины наши веселятся, но как-то не похоже…» В общем, крайне недовольный развитием событий Даниэль ловко подхватил глефу, забрасывая ее на левое плечо, и рванул в сторону берега, развивая немалую скорость, но еще и стараясь при этом не слишком-то «светиться» - нельзя было быть полностью уверенным, что у моря не окажется людей короля. Конечно, в плане скорости до сильфов игнеусам было далеко, но, тем не менее, они могли развивать неплохую скорость и поддерживать ее в течение долгого времени. Так что Даниэль несся через лес, периодически цепляясь лезвием глефы за низкие ветви деревьев. Приблизившись на расстояние, на котором его было уже реально заметить, Ортега резко затормозил и дальше двинулся уже крадущимся шагом, укрываясь за густым кустарником и прочими растениями. Несмотря на всю отвагу, нарваться в одиночку на полный экспедиционный отряд, да при боевых магах, ему не слишком хотелось. Даниэль неплохо видел границу между героизмом и идиотизмом. В общем, так он подкрадывался к берегу, откуда доносились звуки чьих-то голосов, пока наконец не разобрал отрывок одной из фраз: -… Его Величество Барретт находится на престоле уже триста двадцать два года, и свою жизнь они с Её Величеством Лорелей поддерживают за счёт человеческих жертвоприношений… Ортега наконец понял, что голос принадлежал Ломиону – одному из руководителей сопротивления – и удивленно прищурился, обдумывая, как ему стоило действовать дальше. Судя по тону лумрена, его вряд ли захватили в плен – тогда он вряд ли стал бы рассказывать солдатам Барретта анекдоты об их правителе. А значит - можно было прекратить прятаться. Вот чего-чего, а этого игнеус не любил. Соответственно, Даниэль быстрым шагом прошел оставшееся до берега расстояние, привычно придерживая закинутую на левое плечо глефу. Встроенный в древко красный кристалл курился дымом, тонко намекая, что удар свободным от лезвия концом глефы тоже не сулит приятных ощущений. - Однако. – одним словом выразил он впечатления от увиденной картины, задумчиво поглаживая уже немало отросшую за время жизни в лесу бородку. – И что здесь происходит? Ортега, мысленно скривившись, окинул взглядом толпящийся на побережье народ – пожалуй, сложно было бы найти лучше просматриваемое место. Впрочем, состав присутствующих там существ немало его удивил. Во-первых, там собрались какие-то дети – человеческие, судя по всему – часть которых обсуждала что-то с его соратниками из Сопротивления, а часть вообще развалилась, как на отдыхе. Во-вторых, на берег явно было выброшено приличное количество каких-то деревянных обломках, ранее, видимо, бывших частью одного корабля. В общем-то, из этого можно было сделать вывод, что эти люди потерпели кораблекрушение… Но вот откуда они, такие странные, вообще приплыли?

Edmund Pevensie : И с той секунды, когда Эдмунд опустил свою царскую пятую точку на землю, понеслось. Тэрэва с должным пафосом стал что-то вещать, Питер, под стать ему, отвечать, Сью что-то прибавлять от себя. Ничего не изменилось. Эти, даже если конкретно притопить и заполнить их чудные ротики водой, все равно не смогут не отсвечивать. Пэвенси. Они такие. Не хотелось этого признавать, но своим шедевральным выступлением Эдмунд тоже поступил так же. Отличие было лишь в том, что он высказался лаконично и на том заткнулся, именно поэтому не бесил окружающих. Даже напротив, как оказалось позже, возымел с этого популярность. - Правда же, они скучные? - правая бровь Эда медленно поползла вверх. Он-то уже собрался в гордом одиночестве выслушать весь этот анекдот, а тут...гмм... в общем, парень этого явно не ожидал. - Крайне скучные, мисс... - крякнул он, выразительно глядя в лицо Питу. На Ломиона наезжать было как-то не удобно, чужой человек. А вот на Питере можно было отыгрываться, сколько влезет. Ну, скажем, этому дуэту бунтовщиков не удалось прожить долго. В их рядах буквально тут же случилось пополнение. - Хэй. Я - Изабел. - улыбка идиота. Истинно идиота. Так обычно улыбаются маленьким детишкам, когда они что-то вам восторженно рассказывают. - Эдмунд, - Галантно поцеловав протянутую руку девушки, он подвинулся, и жестом предложил ей присесть рядом. Рука непроизвольно потянулась к мокрым волосам, дабы пригладить их. Глупость? Именно. Но мало того, Эдмунд даже не обратил внимание на эдакий свой странный поступок. Его напряг лишь ехидный смешок сильфиды, но и о нем он вскоре позабыл, сосредоточив свое внимание на Изабел. - Как бы то ни было, и какое бы впечатление мы на вас не произвели, рада знакомству, - кажется, он вел себя чересчур грубо по отношению к островитянам, раз уж они решили, что он о них плохого мнения. С другой стороны... черт, тот темноволосый парень его и вправду раздражал. Но только он. - Взаимно, да, - и он вновь глуповато глядит на неё. Не к добру, не к добру. По наступлении неловкой паузы, весьма продолжительной, но заметной только им троим, Эдмунд наконец опомнился и продолжил беседу: - А почему этот ваш Тэрэва так настойчиво хочет, чтобы мы пошли с вами? У меня, конечно, есть альтернативная версия, все в этой жизни объясняющая, но все же... В чем же его версия заключалась? Гм...Ну, Пэвенси просто так никуда и никогда не зовут, а раз такое случилось, значит они кому-то нужны. И эти кто-то, похоже, эти самые люди. Но это не отвечало на вопрос, главный вопрос: зачем?

Susan Pevensie: It's a new world - it's a new start It's alive with the beating of young hearts It's a new day - it's a new plan I've been waiting for you Here I am © Bryan Adams Похоже, что слова насчет жертвоприношений вызвали резонанс среди всех приключенцев, даже среди тех, кто не вступал в разговор, хотя таких практически не осталось. Не очень-то радушный прием. А уж идея бродить с завязанными глазами по неизвестному острову и подавно отбивала всякое желание оставаться здесь. Недовольство не обошло стороной и Сьюзен. Надо же было так вляпаться! Только она свыклась с жизнью в Англии, только научилась жить реальной жизнью, научилась пресекать свои мечты – как вот тебе на! Сью начинала злиться. Это было не честно со стороны Аслана – говорить, что она не вернется, когда в прошлый раз все так сильно изменилось. Но несмотря на это она была благодарна за то, что смогла вернуться. Вернуться не через тысячу лет, а всего лишь через три года. Девушка осмотрелась и заметила присоединившегося к общей массе Каспиана, она одарила приветливой улыбкой, но тут же отвернулась, терзаема мыслями. «Наверняка он давно нашел себе королеву. Ведь королю не подобает править страной в одиночку». Тем временем Сью успела ощутить, что несмотря на солнечный погожий денек, стоять на ветру в промокшей одежде весьма и весьма неприятно. Ко всему прочему, от соленой воды стало неприятно стягивать кожу. Захотелось пить. Джилл начала говорить, что эта ситуация ей не нравится, и, тем самым, выразила не только свои мысли, но и мысли Сьюзен, а быть может, и всех присутствующих. -Что ж, - Сьюзен решила подвести итог, но тут на берегу показался еще один герой сей пьесы – бородатый мужчина со странным оружием через плечо. Девушка раньше таких не видела, да и в видах оружия она была несильна, ей хватало того, что она – лучшая лучница Нарнии, как бы пафосно это не звучало. Встревоженная ситуацией и пребывая в раздраженном состоянии, Сью продолжила речь: - Ситуация спорная. Вряд ли вы на чистом энтузиазме стали бы нам помогать. Можно сколько угодно строить догадки и дискутировать на эту тему, однако так мы ни к чему не придем. Девушка немного помолчала, раздумывая над дальнейшей речью. «В первый раз что ли попадать в неприятности?» -Нам всем необходима сухая одежда и провиант для дальнейшего пути. Надеюсь, с починкой корабля мы управимся быстро, дабы не напрягать вас своим присутствием. Мы согласны идти с вами, потому что другого выбора у нас нет. Только вот… - Сьюзен обернулась и посмотрела на корабль, - …кто позаботится о том, чтобы сделать из него невидимку? Последние слова были сказаны с явной иронией. Глупо, но от этих слов ей почему-то стало легче. «Аслан не послал бы нас сюда, если бы на то не было причины. Раньше мы являлись, когда была нужна помощь Нарнии, неужели этот остров так важен, что ради него мы здесь?» - потом Сьюзен вспомнила, что так и еще ничего и не узнала из цели плавания Каспиана. Быть может, это и была цель? Нет, тогда бы он не стал изображать такое удивление. Его действительно интересовало, что здесь происходит, но он предпочел не вступать в разговор, и, надо сказать, поступил очень умно.

Eustace: Как вы думаете, что могло заставить молчать Юстэса на протяжении временного промежутка большего, чем пятнадцать минут, когда вокруг происходит столько всего интересного? Правильно, только то, что он был не в курсе что это интересное, собственно, происходит. И причиной тому была встреченная им ещё во время крушения рея, приземлившаяся несчастному Скраббу прямиком на затылок… Счастье ещё, что когда от удара корабля о воду всех выкинуло с палубы, находящееся в отключке тело пролетело достаточно далеко, чтобы не умудриться ещё и утонуть на мелководье… Сознание вернулось к Кларенсу медленно и постепенно и первое, что он увидел, был Покоритель, загораживающий собой почти половину обзора и представлявший из себя жалкое и потрёпанное зрелище… Хорошо ещё, что хоть сколько-то целое. Пару раз медленно моргнув, видимо, чтобы убедиться, что ему не приснилось ни то, что он жив, ни пострадавший корабль, Юстэс предпринял попытку сесть, проворчав при этом себе под нос что-то подозрительно похожее на «уж попали так попали»… Сесть, как ни странно, получилось с первого раза, хоть и доставило пару неприятных ощущений, а потом получилось и встать. При изменившемся угле обзора, Юстэс разглядел, что часть команды занимается… чем-то общественно-полезным у самой воды (кажется, собирают весь раскиданный по пляжу экипаж), а часть, включая всех Пэвенси и Джилл, с кем-то беседует чуть в стороне на берегу. Надо ли говорить, куда предпочёл направить свои стопы любитель похалявить? Естественно, к горячо любимым родственникам. Вот только, встревать в чужой глобальный разговор (особенно разговор Верховного Короля Нарнии) Юс посчитал лишним, пока он не разберётся в чём, собственно, суть вопроса… Посему, он плюхнулся на землю с единственной свободной от Эдмунда стороны и скорчил заинтересованноую физиономию, всем своим видом показывая, что ему интересно что тут творится, но вопросов, чтобы не создавать ещё большего хаоса, он задавать не будет, а просто посидит и послушает… Если его не слишком сильно будет отвлекать гудящая голова…

Lomion Tereva: - Предводителем, - на автопилоте поправил Ломион Питера, но, заметив лёгкое недопонимание, пояснил, - Не лидером, Предводителем… Лидеров у нас несколько, а Предводитель просто главный среди них. Разумеется, вы с ним поговорите, я прямо сейчас попробую с ним связаться и попросить встретить нас в лагере, а как только это получится, можно будет выходить, так что собирайтесь, если вам есть что собирать… - большего лумрен сказать не успел (хоть и не очень-то и собирался), так как к его собеседнику подошла ещё какая-то представительница этой компании и яро начала того отговаривать… Но Тэрэва решил не придавать этому значения, в конце-концов, не его дело лезть в их внутренние разборки, по крайней мере, пока что… Да ещё и отвлекло появление на берегу ещё одного представителя их движения, Даниэля Ортеги, тоже явно заинтересовавшегося происходящим… - Вон, у Артизар спроси, а то ей тут очень скучно и заняться нечем, - мстительно ухмыльнулся «очень занятой лидер», одновременно показывая Ортеге взглядом на упомянутую сильфиду, вытаскивая из кармана какую-то монету на цепочке и слушая при этом высказывание Сьюзен, - Одежда и провиант найдутся в лагере, а о невидимости корабля позаботиться, похоже, придётся мне… Раз этот вопрос возник, значит у вас некому и, похоже, я тут единственный классический маг. Правда, не уверен, что у меня получится, одной ступени не хватает, но, во всяком случае, попробую… - несчастному лумрену было невдомёк, что там, откуда гости родом, магия может глобально отличаться или не существовать вовсе, так что, не очень обращая внимания на реакцию на свои слова, он скомкал в кулак вытащенный амулет и снова убрал его в карман, после чего повернулся лицом к Покорителю и вытянул в его сторону обе руки, сложив при этом ладони крест-накрест. - Har'luth velkyn, - еле слышно прозвучали слова из классической магической школы третьей ступени, а брови лумрена целеустремлённо направились к переносице, выдавая насколько тяжело ему даётся посягательство на уровень выше своих способностей… Пару секунд ничего не происходило, а потом пространство словно подёрнулось лёгкой дымкой, заставляющей расплываться силуэт корабля, становящегося всё более и более прозрачным… Вот только до конца он невидимым всё-таки не стал. Почти прозрачным – да, а вот невидимым, увы, сделать его у Ломиона таки не получилось… - Что и следовало ожидать… - мрачно буркнул Тэрэва, поворачиваясь к гостям острова, - Большего сделать не… - но тут он резко замолчал и склонил голову на бок, - Хотя, нет, смогу, – и снова он повернулся к кораблю, только на этот раз уже не опасаясь за результат, так как в ход пошёл родной и знакомый с детства дар. И уже спустя минуту полупрозрачный корабль накрыла тень, хоть и выглядящая не очень естественно на фоне моря, но всё-таки скрывшая остатки видимости Покорителя от излишне любопытных глаз… - Правда, не знаю, сколько тень продержится, когда я буду достаточно далеко отсюда, но хоть что-то… - не смотря на смысл этой фразы, интонация у неё была этакого напоминания о том, что лумрен советовал им собираться, пока он свяжется с начальством. Злосчастная кочующая по карманам монета снова вернулась в руки Тэрэвы и была приложена к виску: такой способ связи существовал только у лидеров и, как многое другое, был делом рук лично Бастиана, но вот пользоваться им старались как можно реже и только в экстренных ситуациях, потому как ощущения от использования этих монет были не самые приятные. «Бастиан? Слышишь меня? Пророчество Изабелл, о котором я посылал новость, уже исполнилось… Мы с Линетт на берегу нашли корабль с пришельцами с Большой Земли, я приведу их в лагерь, сможешь нас там встретить? Их лидер хочет с тобой поговорить лично…» - Ломион отнял от виска монету и огляделся по сторонам, потому что на время «сеанса связи» выпадал из реальности, чему-то задумчиво кивнул и, резко развернувшись, сделал вид, что готов идти. Собственно, теперь оставалось только выдвинуться в сторону лагеря, ответ от Бастиана можно было получить и по пути, монета для этого была уже не нужна, вот только слышать в голове голоса при таком способе связи не становилось привычней… - Если готовы, идём, – коротко бросил он собравшимся и направился к лесу. » Орис » Лагерь сопротивления.

Peter Pevensie: Бывают такие моменты… Когда страстно хочется треснуть кому-нибудь подзатыльник. Причём с такой «отдачей и любовью», чтоб всё содержимое черепной коробки повылетало из ушей. А проживая в большой семье, где ты старший брат… Подобное уже в порядке вещей. Однако есть одно «но». Питер не в Лондоне, перед ним далеко не Эдмунд и не привычный круг людей, что правильно поймут всю сложность ситуации. Тут всё иначе. Даже сложнее… От прямых обязательств Певенси сейчас дёргает Поул, да и сильно действует на нервы, если честно. Словно они поменялись местами… Усталость всё равно даёт о себе знать, в следствии чего, терпения у Питта осталось весьма и весьма мало. Вдох-выдох. Парень медленно повернулся к Джил, которая усердно дёргала его за рукав. Разумеется, с её уст тут же полетели разнообразные версии и упрямые доводы. «Уж поверь, тебя они есть не станут. Банальный инстинкт самосохранения…» - мысленно съязвил Певенси, пока контролируя поток своей речи. Начать расставлять всё по полочкам? Поймёт ли? Вот это вряд ли… - А ты предпочитаешь сидеть тут, на берегу, без провизии, одежды и прочих жизненно-необходимых вещей, в ожидании естественной смерти? Ну, или насильственной в противном случае… - сощурился Питер и отвернулся от девочки. Этим временем Тэрэва вносил некоторые поправки в слова Питта по поводу их главного. Оказывается, называть того следовало предводителем. А в том ли суть? Главное – смысл ясен. А в формальности он успеет посвятится. Нужно только немного времени, отдыха и беседы с главарём. Поэтому молодой человек просто кивнул в ответ. Тем более в беседу включилась Сью, которую проблема с остатками судна волновала не меньше, чем Ломиона. Причём, её слова о «невидимости» местные жители приняли в буквальном смысле. И действительно. Надо было что-то делать. Иначе «предсказания» Джил вполне могут материализоваться… А физическими силами тут работы надолго хватит. Внимание привлечь труда особого не составит. Безусловно это большой минус. Но, как оказалось, они тут владеют магией. Это, конечно, не сильно шокировало Питта, так как за последние годы он много, чего насмотрелся, но всё же подобное явление заинтересовало сильно. Он сделал пару шагов в сторону и наткнулся на Эда взглядом. Тот настырно подметил, что вся сложившаяся ситуация ничуть его не… Веселит? Певенси качнул головой в неодобрительном жесте и обратил своё внимание на исчезающий корабль. Брови поползли наверх. Эффективно. А к месту скопления подтягивались ещё люди, среди которых был Юстес и незнакомец с противоположной стороны. Тот оказался лицом заинтересованным, которое отправили за ответами к девушке. К той самой, что присоединилась к великомученику-Эдмунду. Питт пробежался взглядом по присутствующим. – Идём – эхом отозвался он и двинулся следом за Ломионом. ===> Лагерь сопротивления

Jill Pole: В одном она убедилась точно - Питер полный идиот. Но еще возможно и хвастун, или просто писаный герой, который решил выделываться перед дамами. «Интересно, о чем я только думала, когда вообще начинала с ним разговаривать. Питер Великолепный, ну просто слов для Вас нету, Ваше высочество, чтоб Вам пусто стало!» Если бы она не знала Питера, то подумала, что он невольно прочитал ее мысли. Поэтому наверное Пит резко повернулся и направился за «дикарями» черт знает куда. Может это был последний раз когда она на него была так зла, а может и нет. Джилл Поул не умела проигрывать, а сейчас она проиграла Певенси старшему в личном сражении - 1:0, не в ее пользу. Впервые за долгое время. Девочка смотрела в след Питеру и удаляющимся за ним людям. Ручки ее были сжаты в кулаки, на лице явно присутствовал гнев, потому что она явно определилась с состоянием души и настроением. Гнев и обида, те две составляющие за которые будь ее воля, она бы убила Питера к чертовой матери. Но инстинкт самосохранения не позволял ей истерить в незнакомом месте, потому что кругом сплошная вода и остров на котором ее могут принести в жертву. - Ну и идиот же ты! - буркнула под нос Джилл. Союзников в своем предположении не соваться в неизвестность, она не нашла. Все Певенси, а за ними Каспиан и остальные двинулись наверное на собственную смерть, а может и к спасению. Решать не Джилл. Девочка еще не долго стояла вот так на месте пуская в Питера невидимые, но очень яростные молнии, проклиная его и обещая себе обязательно отмстить за такой жест, почти сразу она развернулась к оставшимся еще не решившим идти или оставаться. Поул никогда не сдается. оставалась маленькая надежда, что ее хоть кто-то поймет и повернет это стадо нарнийцев обратно. - Эдмунд, - обратилась она, но потом тут же передумала, ибо от него было толку еще меньше чем от Питера, - А забудь, - махнула рукой Джилл чуть цокая и прошла чуть дальше, где почти напротив Эдмунда сидел еще один мальчик. Юстас. Да, да именно ее лучший друг Юстас, который ну уж точно должен был ее поддержать. Джилл Поул верила, что они с ним в одной лодке, и на одной волне. Он был просто обязан помочь ей в ее взглядах, поддержать, они же знакомы с детства! Они одинаковые. Про себя Джилл просто заставляла Юстаса согласится с ней. - Юстас, - медленно улыбаясь произнесла его имя Джилл, чтобы обратить на себя внимание. Голос ее был весьма мягок и достаточно убедителен, - Ты что думаешь? Нам не стоит туда идти! Верно?, - надавила она на мальчика в надежде что тот, сдастся. Но либо сегодня ни ее день, либо вода смысла все таланты Поул в море. Она раскрыла широко глаза и умоляюще посмотрела на друга. «Юстас Кларенс Скрабб, поддержи меня или прокляну»

Caspian X: Каспиан прислушивался к разговору. Ему было не слишком хорошо - тело неприятно покалывало и саднило от огромного количества морской соли, тревога съедала душу и рвала ее на части, ум настороженно шептал, что доверять чужеземцам так сразу не следует. Однако, беспокойства ему они тоже не внушали. К тому же, в свите оказался сильный маг. Каспиан какое - то время понаблюдал за тем, как маг делает невидимым корабль, затем перевел взгляд на Сьюзен. Она стояла рядом с Верховным Королем Питером, тое вымокшая, но не потерявшая ореол красоты, которым всегда была окружена. Волосы ее, вымокшие, стали завиваться еще больше, глаза засияли ярче, а заходящее солнце заиграло на волосах медной рыжиной. Король вздохнул и медленно отвел взгляд. Скорее всего, она уже давно и забыла обо мне.Наверняка в ее мире уже есть человек, которому она отдала свое сердце. Что же, Каспиан, перестань тешить себя ложными надеждами. Король еще немного послушал пришельцев, затем слегка сжал плечико Таарет и, велев нимфам перенести лорда Дриниэна, пошел в лагерь вслед за проводниками. --> лагерь

Daniel Ortega: Даниэль с некоторым удивлением повнимательнее изучил явно считавших себя главными выброшенных на берег личностей – и, как выяснилось, старшему из них сложно было дать на вид больше двадцати. Игнеус недовольно нахмурился, пытаясь сообразить, с чего лидеры Независимых так суетились с этими всплывшими. Детей игнеус не любил – они, как правило, его раздражали. - Вон, у Артизар спроси, а то ей тут очень скучно и заняться нечем. – Ломиону, судя по всему, сейчас было не до объяснений – он был крайне занят тем, что пытался уговорить эту мелкоту последовать за ним в лагерь. И зачем так возиться? Не хотят идти – на здоровье, пусть подыхают здесь. Ну, или, если уж они такие ценные, можно просто доставить их под конвоем. Собственно, размышляя на эту тему, Даниэль подошел к сильфиде, негромко бряцая металлическими набойками на сапогах. - И что за [цензура] тут творится? – он негромко и лаконично задал вопрос так, чтобы его не услышал никто из всплывших. – Почему все с ними носятся, как будто они – какие-то мешки с золотом? Игнеус задумчиво вогнал глефу лезвием в землю, приглаживая бородку и еще раз осматривая пришельцев. Пожалуй, из всех "лидеров" хоть кое-как всерьез можно было воспринимать только двоих парней лет двадцати – да и то нормальным воином казался только один из них. Остальные же, судя по всему, в случае нападения были бы простым балластом. Правда, были еще и не лезущие вперед люди – вот как раз среди них могли попасться и неплохие кадры… «Но почему, гарр’шехт, они подчиняются этим недорослям?» - Если готовы, идём. – донесся до него голос лумрена. Даниэль был с ним полностью согласен – на побережье их мог накрыть первый же проходящий неподалеку патруль, благо, просматривалось это место отлично. - И то верно, оставаться тут дальше опасно. – буркнул он, закидывая глефу на плечо и двигая следом за командиром. – Странно, что такую толпу до сих пор не обнаружили. ===> Лагерь сопротивления

Vesper : Нетрудно было предугадать удивление нарнийцев, и даже испуг, когда к ним навстречу вышли некие... люди? Вряд ли. Они не были похожи на смертных - впрочем, как и Веспер. Одна девушка - рыжая, настолько рыжая, что казалось, что она вот-вот воспламенится; вторая - не столько бледная, сколько светлая и "воздушная"; мужчина с демонической внешностью, который и был в этой компании лидером; и еще одна девушка, даже скорее девочка примерно лет Люси - единственная, кто походил на смертную. Похоже, она была напугана нарнийцами не меньше, чем они - ее друзьями. Однако девчонка не была скована испугом - даже наоборот, стала более открыта для общения, как только откололась от группы своих товарищей и тут же присоединилась к королю Эдмунду вместе со своей белокурой подругой. Тем временем молодой человек подозрительной внешности, назвавшийся Ломионом Тэрэвой, обратился к королю Питеру, и Веспер с любопытством стала смотреть в их сторону, тем не менее предпочтя остаться чуть в стороне - не ее это дело, вмешиваться в переговоры, тем более, что Каспиан, советником которого она была, также не участвовал в разговоре. Тут к нимфе подошла Люси - она не была не напугана (это вообще с ней случалось редко), однако взволнованна - в глазах девочки блестели огоньки и жажда приключений. - Не знаю, Люси, не знаю, - покачала она головой в ответ, переводя взгляд с Питера и Ломиона на Люси. Веспер взяла ту за руку. - Будь со мной рядом, я им не доверяю. - Вернее сказать, ему. Этот Тэрэва казался Веспер очень уж настырным - не прошло и трех минут с момента встречи Верховного короля и Ломиона, как тот уже посвящал его в курс событий и военных действий, сказав, что их нарнийцы избежать не смогут. Рыжая от него не отставала. Слава Аслану, светловолосая и та, что болтала с Эдмундом, вроде как опасности не представляли. Но, кто знает, какие "сюрпризы" они могут преподнести - лучше, чтобы Люси держалась рядом с ней, мало ли, что может случиться. Пока Питер и Сьюзен налаживали связи с местными, а Каспиан помогал остальным нарнийцам, Веспер решила осмотреться - быть может, она сможет что-то узнать об этом острове из его природы? Но нет, ничего не вышло - все здесь было слишком чужим, и, чем больше она старалась - тем отчетливее понимала, что это пустая трата времени. Местность здесь была не похожа на нарнийскую, море - другое. Определенно, занесло их очень далеко - дальше Одиноких островов и всего, что прежде открывали нарнийские путешественники. Толпа зашевелилась. Кажется, король Питер и тот орисиец все-таки пришли к соглашению. Нарнийцы двинулись за Питером, и Веспер наконец отпустила руку Люси - раз Питер посчитал, что им можно доверять, то и Люси ничего не грозит - по крайней мере, с их стороны. - Нарнийцы, если вам что-то требуется из того, что осталось на корабле - самое время вернуться за вещами сейчас, ибо после на берег возвращаться будет слишком опасно, - объявив это, Веспер повернулась к кораблю лицом - вернее к тому месту, где он предположительно находился. Сейчас он был скрыт некой тенью, созданной Ломионом - не самая лучшая маскировка, но это лучше, чем ничего. - Если ты позволишь, мы вернемся на корабль и заберем все необходимое, а потом присоединимся к вам, - сказала она Каспиану, и, получив одобрение, махнула рукой в сторону "Покорителя", и часть нарнийцев последовала за ней. Обернувшись, нимфа ободряюще улыбнулась Люси и сама стала подниматься на борт.

Isabel Flores: Первое, что Изабел услышала после своего монолога, было хихиканье. Кто ж хихикал? Конечно, Артизар. Взглянув на подругу, Иззи увидела в ее глазах удивление, соседствующее с умилением. Бел догадывалась, чем они вызваны, но ни возмущаться, ни как-то комментировать это у нее не было желания - в конце концов, сегодня такой важный день, Изабел чувствовала себя очень важной персоной - ведь, возможно, благодаря ей изменится история, это же она предсказала появление корабля! Так что сегодня ей все можно. Даже с незнакомцами разговаривать. И пусть Арти так не ухмыляется. Темноволосый юноша представился Эдмундом и поцеловал протянутую руку Бел, что заставило ее смутиться, ведь она-то протянула ее для рукопожатия, но такое приветствие даже приятнее. - А почему этот ваш Тэрэва так настойчиво хочет, чтобы мы пошли с вами? У меня, конечно, есть альтернативная версия, все в этой жизни объясняющая, но все же... Изабел замялась. Как бы ему объяснить, что Тэрэву она, как и Эдмунд, сегодня увидела впервые в жизни, и что встреча была не из приятных? Не каждый день на твоих глазах человек превращается в огромного дракона. - Я видела тебя во сне, - ляпнула она первое, что взбрело в голову. - Ну, на корабле, "Покоритель Зари", да? Понимаешь, я вижу будущее. Иногда. Несознательно. Меня посещают видения, и как правило, они сбываются. Сегодня утром я видела ваш корабль - тебя, вон того человека, и того, - Изабел кивнула в сторону Каспиана и Дриниана. - И еще ее. Вы тогда разговаривали с ней на палубе, и ты назвал ее Люси. Ой, кажется я не о том, - застенчиво улыбнувшись, Бел стала теребить подол платья - так она делала всегда, когда волновалась. А для волнений повод был - нечасто ей выпадает случай поболтать с коронованной особой. Тем более, с таким милым их представителем - на Орисе водились только злюки. Внезапно посерьезнев, Бел произнесла - Потом я поняла, что ваш корабль направляется к нам. Вернее, вы собирались совсем не сюда, но так уж получилось... - словно вновь попав в то видение, Изабел нахмурилась, и со стороны могло показаться, что девушка находится в неком трансе. - Вы очень важны, только вы можете спасти нас, - эта фраза была сказана ею тише, чем остальные - почти шепотом. - Вы положите конец тирании короля Баррета. Если... если вы конечно не против помочь нам, - странное действия видения закончилось, и Изабел пришла в себя. Из всего ею сказанного она помнила ровно половину, поэтому ей ничего не оставалось, кроме как поднять глаза на собеседника и с неуверенной улыбкой ждать ответа. Сама же она чувствовала себя как-то растерянно, словно только что вышла из сна. Подобное погружение в уже увиденный отрывок будущего (вернее, на данный момент состоявшееся прошлое) произошло с ней впервые, и это ощущение даже немного пугало.

Lucy Pevensie: Она стояла в сторонке, рядом со своей старой подругой и украдкой поглядывала на этих странных людей. Нет, она не боялась их, просто точно чувствовала, что именно благодаря этим людям их ждут новые приключения, и, что это... не люди?! Да-да, невозможно описать, почему она так решила, но девочка была точно уверена в этом, так, же как в том, что рядом с ней стоит наяда - Веспер. Та, которая знает Лу с самого первого появления в волшебной Нарнии... Пока старший брат и сестра стояли и разговаривали с человеком, назвавшем себя лидером, Люси оглядывала всех собравшихся. Девушка, с рыжими волосами, казалось, таких рыжих волос даже в природе не существует, будто они сотканы из пламени. Еще одна девушка, она казалась такой легкой и невесомой, будто состоит из воздуха, будто подует ветерок и она, растворившись с ним, улетит в далекие-далекие края. Мужчина, что представился лидером, выглядел грозно и пытался ввести ее брата и сестру в курс дела. Он что-то усиленно объяснял им, но девочка не пыталась вслушиваться в его слова. Сьюзен и Питер сами могут разобраться во всем. И, наконец, еще одна девушка, была какой-то... настоящей, что ли. В смысле, она была почти как человек, а возможно даже была человеком. Она пришла вместе с той, воздушной, и, казалась, не на много старше Люси, почему-то именно им двоим, девочка сразу же могла доверять. То ли потому, что они обе так беззаботно разговаривали с Эдом, то ли по какой другой причине, нам не известной. Юная королева почувствовала, как нимфа взяла ее за руку, прикосновение было мягким, прохладным и почти невесомым. Если бы Лу не видела точно этого, то подумала бы, что просто морской ветерок прошелся по ее руке. Слова Веспер девочка не восприняла в серьез, она знала, что нимфа частенько не доверяла людям, особенно незнакомым. И это было вполне нормально, она, казалось, умеет определять какие люди на самом деле с первого взгляда. Люси так не умела, но она не думала, что Ломион (так, вроде, он представился), представляет большую опасность. Но, перечить Веспер девочке не хотелось, нимфа мудрее, к тому же, она так мило заботится о девочке, словно мама о своем ребенке. Юная королева следила взглядом за переговорами Питера, к сожалению, не слыша, о чем они говорят, и тут заметила, как все оживились, а Веспер отпустила ее руку. Девочка посмотрела вопросительно на нее, а затем поняла, что нимфа более или менее стала доверять этим людям после того, как Питер согласился пойти с ними. Люси смотрела на Веспер, пока та поднималась на борт корабля, затем улыбнулась ей в ответ. Люси подошла к своей сестре, взяла ее за руку, и, заглянув в глаза, ободрительно улыбнулась. Она видела, как Сью смотрела на Каспиана, поэтому Люси вложила в свой взгляд одну фразу – «все будет хорошо, просто поговори с ним». А после, девочка повела ее вслед за всеми, в сторону лагеря, предвкушая то, что ждет их теперь. ===> Лагерь сопротивления

Egeriya: Вначале стоя рядом с разговаривающими, теперь нимфа отошла назад, не желая больше вмешиваться в чужие разговоры. Она получила ответ на свой вопрос, и уже это радовало ее. Хотя нимфа все еще толком не понимала, где они находятся, и как сюда попали. Этот самый Орис казался ей таким странным и непонятным местом... Но она хотела сама вникнуть во все. Почему-то, когда они плыли, она чувствовала некий барьер, словно не пускающий ее сюда, словно, никто не хотел, чтобы нарнийцы когда-нибудь узнали про этот остров. Да и к тому же все здесь было другим. Земля, воздух, вода, вообще вся природа. Это невозможно было описать, и если бы ее попросили рассказать об этом ощущении, она бы не смогла, но она чувствовала это. Чувствовала, что воздух здесь чужой и дышать им гораздо тяжелее, чем родным, нарнийским. Чувствовала, что земля здесь словно... другая. Наверное, эти ощущения приходили к ней лишь потому, что она нимфа, ведь она сама часть природы и легко ощущает все изменения в ней. Даже самое маленькое изменение не сможет пройти мимо детей, созданных природой. Она оглядывала это место, словно пытаясь найти в нем хоть что-то родное, похожее на то, что было в Нарнии, но, теперь казалось, что найти это просто невозможно. Все вокруг так резко отличалось от их родного мира, что постепенно Эги начала чувствовать себя словно не в своей тарелке, словно рыба, выброшенная на сушу. Это ощущение было странным, и стоит сказать, что раньше наяда никогда такого не чувствовала. Да и действительно, ей до сих пор не давало покоя то, что как повело себя море, как оно пыталось вытолкнуть ее, словно заставить принять свой человеческий облик... Почему так могло произойти? Ей всегда казалось, что вода не меняет своей сущности, где бы она не находилась, что ее стихия всегда будет принимать ее даже в самых чужих местах, но, оказалось что это не так. Жаль. Периодически Эгерия поглядывала на разговаривающих, ожидая, когда же закончится их пустая болтовня, но, казалось, это произойдет не скоро. Нимфа медленно подошла к морю и присела на корточки. Она хотела посмотреть, будут ли действовать ее силы здесь, если тогда море так странно повело себя. Вытянув вперед руку, девушка прикрыла глаза. Она хотела управлять хотя бы жалкой струйкой воды, она отдавала ей приказы, но ничего не происходило. Водная гладь была все такой же спокойной, как и минуту назад. Разочарованно вздохнув, нимфа поднялась на ноги, как раз тогда, когда Питер объявил о том, что они пойдут с этими людьми, а Веспер задала вопрос Каспиану о возможности вернуться на корабль. Честно признаться, сперва Эгерия была уверена в том, что пойдет с остальным, но теперь... что-то странное разрывало ее душу, будто бы ощущение, что ей надо остаться с сестрой, иначе что-то случится. Эги считалась старше Веспер, но никогда не вела себя так, будто она ее супер-важная-и-умная-старшая-сестра, поэтому она старалась следить за сестрой, только когда это ощущение шло откуда-то изнутри, как сейчас. Именно поэтому, ни секунды не раздумывая, девушка нагнала сестру. - Я с тобой... Я забыла там... - секундная заминка. Ей просто не хотелось говорить, что она волнуется, но в то же время Эги никак не могла придумать, что же забыла. И, как раз вовремя, она заметила отсутствие своего кулона - ...кулон. Видимо, он упал с меня, когда я обратилась в истинную сущность. - девушка пожала плечами, стараясь не выдать свою истинную обеспокоенность. - И, помнишь, море как-то странно приняло нас? Знаешь... оно... оно не слушается меня здесь. Здесь я не могу повелевать даже жалкой струйкой воды. Как думаешь, почему так? - Эгерия остановилась, глядя на сестру и надеясь, что та даст ей ответ.

Eustace: - Знать бы ещё, куда это «туда»… - буркнул Юстэс себе под нос, в ответ на вопрос Джил о том, что он думает об идее идти в некое неизвестное «туда». Однако, от высказывания всех своих мыслей вслух его удержала какая-то нота в голосе подруги, которую он даже выделить-то толком не смог, но отчего-то понял: для Джилл это ОЧЕНЬ важно… Неуверенно оглядевшись по сторонам и посмотрев особенно пристально в спину удаляющемуся Питеру, Юс всё-таки заметил, что уходят, всё-таки, не совсем все. Некоторые члены экипажа, возглавленные Веспер, отправились в сторону замаскированного каким-то местным (и до чего только эта нарнийская и около того магия ещё не додумалась?) корабля. Это стало последним аргументом для принятия Скраббом решения: его взгляд, уже куда более уверенный, вернулся к Джилл… - Я и правда не думаю, что стоит идти, куда ни попадя, но, Джи, подумай сама, отбиваться от всех остальных тоже вряд ли стоит… Давай, вот сейчас Веспер с Эгерией вернутся с корабля и спросим у них, что они намерены делать дальше… Но, разделяться, думаю, не самый лучший выход… «Мало ли чего можно ожидать от абсолютно не знакомого места? Может, стоило сразу пойти со всеми? Оооо, нет, стоп, вот только не такие мысли… Ты ведь и сам прекрасно понимаешь, что не оставишь Джилл тут одну, даже если Веспер с Эгерией уйдут… Вот только, что-то не хочется такого расклада… Надо непременно убедить её… Или их, смотря кого убедить будет проще… Нет, ну что ей взбрело в голову? Да, опасно, но все ведь почти что пошли… Да и выбора-то особого, похоже что и нет… Можно, конечно, было разбить лагерь прямо здесь, на берегу, но если остров обитаем… Ох, ну почему оно всё так запутанно? А вот будь я на месте Питера, пошёл бы за незнакомыми личностями неведомо куда? Бррр… вот уж куда не хочу, так это на место Питера… Ну их, все эти важные и ответственные решения за большую толпу людей…» - тряхнув головой, Юстэс попытался прогнать лишние мысли и сосредоточить своё внрмание окончательно на Джил и на слежении за тем, не идут ли нимфы обратно от того места, где был спрятан Покоритель Зари…

Taareth II: В ответ на слова Каспиана Таарет только улыбнулась, убрала со лба высыхающие просоленные пряди волос и проговорила словно бы вскользь: - Обидно, что я потеряла свои ножи, и теперь безоружна. Вот как нападет кто-нибудь - придется спасаться позорным бегством...или в срочном порядке учиться махать кулаками. Разумеется, она знала, что будет кому встать на ее защиту, но в сложившейся ситуации ей меньше всего хотелось быть обузой. Шагая рядом с обеспокоенным королем по направлению к лагерю, тархистанка обдумывала свое будущее, и не могла не тревожиться: картина вырисовывалась мрачная, словно невидимые силы, ткущие полотно судеб, уже истратили все, отведенные для Таа, цветные яркие нитки, и перешли на суровые черные. Найдутся ли краски для этой картины, удастся ли повернуть колесо Фортуны? Впереди их ждут самые настоящие революционные будни, и от борьбы с жестоким правителем и его пугающе-загадочной спутницей им уже не отвертеться - так подсказывало сердце принцессе. Оставалось держать пальцы крест-накрест, на удачу. И делать все, что потребуется, беспрекословно и не боясь. Каспиан, словно почувствовав состояние идущей рядом Таарет, сжал рукой ее худое плечико, и тархистанке стало несколько легче. В конце концов, она не одна. Обернувшись, она еще раз взглянула на легкую тень и беспечное дыхание морских волн в том месте, где, сокрытый от чужих глаз, стоял их потрепанный корабль, и после, лавируя между высоченных папоротников, пошла с группой, отправившейся в лагерь. -> Лагерь.



полная версия страницы