Форум » » The Chronicles of the Kingdom, 2306 » Морской берег. » Ответить

Морской берег.

Storyteller:

Ответов - 54, стр: 1 2 3 4 All

Isabel Flores: Наверное, так быстро Изабел не бегала никогда. Она едва поспевала за развившей огромную скорость (для человека) Артизар. Для сильфиды такая пробежка была из разряда самых обычных и заурядных - она ведь и есть Воздух, воплощение ветерка, который и сейчас дул навстречу им. А вот для Изабел забеги с Артизар казались утомительными, но она не жаловалась, и сейчас, даже почти не отставая, следовала за подругой. Любопытство заткнуло не только страх перед неизвестностью, но и усталость, словно за спиной выросли крылья. Что-то подсказывало Бел, что ей непременно стоит увидеть тех людей из своего видения воочию. Зачем? - Изабел и сама не знала. Но уже сейчас она чувствовала с ними некую связь - ведь она была первой на этом острове, кто хоть во сне, но все же увидел их - тех, кто, возможно, изменит ход истории в их мире. Почему именно к ней явилось видение? Это ведь что-то должно было значить. За пятнадцать минут девушки преодолели немалую часть острова и Изабел отметила, что сегодня она поставила личный рекорд - так быстро до побережья она ни разу не добиралась. Но, к ее разочарованию, они были не первыми, кто добрался до места крушения - естественно, их обогнали Ломион и Линетт. В своем видении Изабел видела "Покоритель" в рабочем состоянии, на плаву, и с совершенно здоровым экипажем на борту - ни о каком крушении она и не догадывалась, ожидая, что незнакомцы намеренно направлялись к ним. Поэтому, вы без труда можете себе представить, каково же было ее удивление, когда к их прибытию на место они увидели, что корабль уже успел прибиться к берегу (причем было это странно и не очень естественно - будто кто-то аккуратно приставил корабль к берегу, что навело Бел на мысль - а не магия ли вынудила пришельцев приплыть сюда?), а люди (и не совсем) раскиданы по всему побережью. Часть из них уже очнулась, а остальные все еще лежали без сознания. C горсткой пришедших в себя Ломион и Линетт уже пытались завести беседу - насколько успешно, Изабел не знала, ибо находилась слишком далеко, чтобы услышать их разговор. - Арти, Арти, это они! - восторженно прошептала Бел, по-детски наивно рассматривая измученных нарнийцев. Не услышав ответной реплики, она оглянулась на подругу, однако ее на месте уже не было. Встревожившись, Бел начала мотать головой по сторонам, пытаясь отыскать пропавшую - но тревожиться не было причин, ибо Артизар всего лишь отправилась к лидерам. Почувствовав себя одиноко без своей бессменной спутницы, Изабел ничего не оставалось, как поплестись следом за Арти. Здороваться с незнакомцами она не стала - не потому что была такой невоспитанной, а просто из-за того, что ее "здравствуйте" посреди важного разговора покажется слишком неуместным, посему она предпочла хранить молчание и продолжила с любопытством рассматривать новоприбывших, плюнув на то, что это невежливо - очень уж дивны они были. - ... А это кто такие? Обернувшись на голос, Бел увидела парнишку примерно ее возраста - однако его взгляд был слишком взрослым, а манеры слишком изысканно для человека, которому еще даже за второй десяток не перевалило. - А вы кто? - на удивление дерзко для себя спросила Изабел, до сей поры молчаливо державшаяся в тени. Но понять ее можно - до того времени она находилась в обществе персон, слишком важных, чтобы тратить время на расспросы какой-то девчонки, а сейчас здесь появился хоть кто-то, соответствующий ей если не по рангу (что было очевидно), то хотя бы по возрасту.

Peter Pevensie: Это странное чувство… Охватывающее целиком, с головой, и разрывающее изнутри на куски. Что-то назревает. Причём, не самое «доброе». Эта мысль заставляла слегка дёргаться левому глазу. Подобное явление ещё называют интуицией, кажется. А она, как известно, сильнее развита у женщин, поэтому Питера не так явно трясло. Так, сердце набирало обороты, не нуждаясь в приложении физических сил. Всего-то. Стоило ли обратить внимания на это? Хороший вопрос… Он, как и многие другие, заполняли мысли Певенси и кружились в безумном круговороте. Парень просто сидел где-то внутри танцующего по волнам корабля и смотрел в круглое окошко. Взгляд был затуманен, подобно запотевшему стеклу. Это-то и сыграло с молодым человеком злую шутку, когда он не совсем вовремя подметил, что на горизонте образовывается смерч. Вот так удар… Стоило Питу вернуться в реальность и проанализировать увиденное за бортом. Сердце ушло в пятки. Так близко! Певенси вскочил на ноги, рванув к двери, прихватывая на ходу обмундирование. Что значит, всеми известный, закон подлости… Например то, что дверь заело и она упорно не желала пропускать короля наверх. Пинок ногой. Путь расчищен. Парень, перескакивая несколько ступенек, выбежал на палубу, где творилось нечто… шокирующее. Стихия забирала с собой каждого, по одному. Сью, Лу, Эд… за борт, вслед за бушующими играми океана. Молодой человек скользнул к краю, опуская туда голову. Всё, что срывалось с его уст, заглушали свисты ветра, треск дерева... Кстати, очевидно, одна его часть и помогла Певенси пуститься в свой «путь». Толчок и парень в ледяной воде. Хаотичные движения конечностями. Плюс ко всему груз тянет на дно. Чудесно, ничего не скажешь. Пришлось уцепиться за бревно, которое, вместе с прибоем, вынесло Питера на берег. Это то, что творилось с ним буквально несколько минут назад, которые, казалось бы, тянулись вечность. Сейчас, вдоволь «пообедав» песком и солёной водой, парень «отдыхал» на песчаном настиле. Сознание стало обретать ясность. Самые страшные исходы (к счастью, лишь возможные) этого крушения всплывали в голове Певенси. Что случилось с остальными? Больше ничего не волновало молодого человека. Он тут же принял горизонтальное положение и осмотрелся. Сама земля, что окружала его – не проблема. Даже интереса не вызвало. Его восторгу не было предела. Взор упал на небольшую группу людей, среди которых он узнал всех тех, кто был дорог Питу. Собрав свой багаж из меча и щита, Питер поднялся на ноги. Словно ватные… Парень усмехнулся и совершил первый шаг. Вроде, нормально. Молодой человек громко выдохнул и побрёл в сторону толпы людей. - Как вы тут? – подойдя сзади сестёр, поинтересовался Пит. Странно, но кроме них, его мало что могло отвлечь. Просто внутреннее умиротворение воцарилось где-то в груди, согревая душу. Хотя, чему тут ещё радоваться-то было можно? Разве что этот момент осознания. – О, да тут мы не одни? Местные? – брови парня сошлись на переносице. Посыпались вопросы с обеих сторон. Отчего-то сарказм валился из ушей Пита, но этого он предпочёл не демонстрировать. – Человеки, не видно? Две руки, две ноги… - едва заметно качнув головой, Певенси отбросил подобные мыслишки. - Король Питер. – дополнять?.. - Рад встрече… - кого обманываю? - Так понимаю, это земля обетованная? А вы её жители? – и так очевидно. Иначе, как объяснить ощущение неловкости? Их собеседники просто испускали свои негативные флюиды… Ладно, опустили тему… - Мы потерпели крушение корабля, и наше присутствие здесь – чистой воды случайность. Как только всё будет приведено в порядок мы оставим Вас. - спокойно проговорил парень, не видя абсолютно никакой субординации. По крайней мере, со своей стороны.

Lomion Tereva: От всех посыпавшихся после его приветствия «гостям» соботий, Ломиону оччень захотелось кого-нибудь убить… Вот, например, Линетт, которая умудрилась (о, как хорошо, что он был не в курсе о чём саламандра при этом думала) одной фразой настроить немного враждебно первую пошедшую на контакт девушку, назвавшуюся какой-то там принцессой. Её замечания даже заставили лумрэна устыдиться, правда, разумеется, не за себя, а за организовавшую деловой подход к быку и рогам аэньэ… Вот только потом стало совсем не до смущения и не до желаний кого-то убить: когда были заданы уже вполне деловые вопросы и Тэрэва уже открыл было рот чтобы ответить, прямо у него из-под бока раздался голос… кого бы вы думали? Лумрен вполне в пределах слышимости недовольно зарычал и мееедленно повернулся к Артизар. - И кого, позволь узнать, ты оставила в штабе вместо вас двоих? – в том, что сейчас появится здесь и Изабелл, как и в том, кто был автором идеи прийти на берег, двуликий совсем не сомневался. Но сейчас было всё-таки не до выяснения кто, где и кого не послушался, да и вообще не до внутридвиженческих разборок, посему он просто покачал головой и снова повернулся к мокрым собеседникам, которых ощутимо прибавилось и которым уже, очевидно, не очень понравился контакт с местным населением. Надо было экстренно что-то делать, так что Ломион в останавливающем жесте поднял обе руки, словно призывая всех к спокойствию и одновременно прося своих чуть сдать назад и предоставить всё-таки ему возможность вести разговор… - Так, давайте по порядку и без взаимных обид. Разумеется, мы попытаемся вам помочь, чем сможем, возможно, вы усомнитесь в бескорыстности, и будете правы, но об этом потом… Вы на Орисе, и это название вам ничего не говорит, стало быть, вы издалека. Нам название ваших мест тоже вряд ли что-то скажет, потому что остров Орис никогда не общался с кем-либо извне, хотя у нас есть очень древние легенды о большой земле, но это только легенды. А теперь о том, кто мы и кто вы. Вы правы, не представившись, я возможно поступил невежливо, так что это надо исправить… Моё имя Ломион Тэрэва, это моя… хмммм… соратница Линетт, мы являемся лидерами одного из местных движений, а это Артизар и Изабелл, тоже наши… друзья. Мы оказались здесь не случайно, Изабелл предсказала ваше появление, но и это не главное… На починку корабля у вас в любом случае уйдёт несколько дней и за это время вы наверняка успеете заинтересовать нахих Короля и Королеву… Так что, у вас вряд ли получится остаться в стороне от событий, которые сейчас происходят на острове. Вы, разумеется, можете попробовать, но я бы усомнился в том, что из этого выйдет что-то хорошее… Потому я и пытаюсь предложить вам сотрудничество. Что скажете? – лумрен не обращался при этом ни к кому конкретному, так как понял, что лидеров в этой группе, как и у самих Независимых, куда больше двух…

Edmund Pevensie : Эдмунд поглядел в сторону девушки, все так же скромно стоявшей позади своих друзей. Она кого-то ему напоминала, кого-то очень важного, но он напрочь отказывался понимать, кого. С полминуты он стоял, рассеянно разглядывая её, пока наконец взгляд его вновь не стал твердым и серьезным. - Ну, раз уж на то пошло…. Я – Эдмунд. Полагаю, мои королевские корни и все тому подобное вам ни о чем не скажет, поэтому просто Эдмунд. И все же, не изволите представи-и-и…. Его перебили - Король Питер.- Эд обернулся и смерил брата недовольным взглядом. Тот вечно влезет, когда его не просят. Господи, подари мне терпении, а ему…ну, тоже что-нибудь подари, чтобы не обижался. Скорчив нарочно театральную недовольную рожицу, Эд секунд тридцать смотрел на Питера, затем вновь обернулся к своим новым знакомым. - Да, вот он тоже король. Скромнейший их представитель. – иронично заметил парень и оглядел лица собеседников, ожидая хоть какую-то эмоцию. Вообще, морозить шутки в незнакомом обществе – крайне рискованное занятие, никогда не сможешь угадать реакцию. Мало ли, эти ещё себе подумают что-то не то, потом объясняйся. Но вот Эдмунд имел привычку задумываться о таких вещах гораздо позже того, как сделать их, если задумываться в принципе. Ломион. Именно так звали этого угрюмого парня, который, судя по всему, был здесь за главного, раз вещал в основном он. По мере того, как Тэрэва представлял своих спутниц, Эдмунд пытался запомнить их имена. То, что рыжую звали Линетт, он запомнил почти сразу, а вот уловить, кто из оставшихся была Артизар, а кто – Изабелл, он так и не смог. Наступила небольшая пауза, все дружно принялись переваривать речь аборигенов, которую Эд благополучно прослушал и, именно благодаря этому, среагировал шустрее всех. - Да, прекрасно, парень, давай уже куда-нибудь двинемся, а проблемы будем решать по мере их поступления. – вывертелся он и самодовольно улыбнулся – на него внезапно накатила волна какой-то детской вредности, так, что хотелось язвить всему миру и свято верить, что они все будут молча обижаться и фыркать. Поглядев на суровые лица брата и Тэрэвы, Эд осознал, что шутка не прокатила, но все же решил доиграть роль клоуна до конца, - Чтож, ладно, вы пока здесь продебатируйте, а я посижу, никто не против? С этими словами мальчик уселся на песок и скучающе подпер щеку кулаком. Что на корабле, что здесь – он ненавидел старших за их любовь тереть об одном и том же часами, при этом оставаясь на своем. Сам в душе он тоже детенышем уже не был, но вот до такого маразма ему было ещё далеко. Странно только, что островитяне радостно поддержали идею посидеть здесь ещё: то ли у них тут все такие болезные, то ли их редко пускают погулять (бедняжки!) … В общем, Эдмунд понял, что без чудо-ручек Веспер им не обойтись – они опять рискуют заболеть и здесь же сдохнуть от этого недуга.

Artizar: Никогда еще Артизар не чувствовала себя более одинокой в своих размышлениях. Казалось, окружающие только и помешаны на том, чтобы доказать, что они немного умнее, прекраснее, сильнее, благороднее, знатнее и так далее по списку. Последнее новоприбывшие упоминали так часто, что сильфида в их присутствии готова была почувствовать себя самой жалкой. Отчаянно хотелось заявить, что она тоже какая-нибудь принцесса, но когда лидер представил и ее с Изабел, девушка громко вдохнула и скрылась позади двух главенствующих лиц, пристально смотря на подругу. Прорицательница явно ощущала себя неуютно в обществе, где она привлекала внимание каждого. Удивительно, как она не замечала этого раньше, среди орисийцев; судя по всему, Флорес скорее было неловко от чужеродного «запаха» в воздухе. Который сама Артизар ощущала весьма отчетливо, отчего она сжалась еще больше в комочек, став совершенно незаметной, наверное. Тут же начались разные дебаты по поводу того, что делать дальше. Артизар резко стало скучно от присутствия таких людей, которые не могут в пару минут о чем-то договориться; особенно сейчас, когда орисийцам срочно надо было представить свое превосходительство над чужеземцами. А сильфида тем временем начала уже хихикать от глупости этих странных слишком надоедливых, неинтересных и гордых людей, для которых главным пока что было заманить мореплавателей к себе в лагерь. Задумавшись над последними словами Тэрэвы, Артизар тут же вспомнила о заявлении Изабелл о том, что с этими людьми в их рядах Барретту не удастся их победить. Сильфида глубоко вдохнула воздух и поразмыслила над тем, как ей поступить с этим знанием. Она была уверена, что Изабел не ошибалась; но столько ли было правильным сказать лидерам это? Неужели боги желают, чтобы они это узнали, или же они подтолкнули Флорес просто к тому, чтобы это увидеть и осознать? Не столько заинтересованная тем, что в ее руках находятся, вероятно, судьба и самоуверенность лидеров, сколько тем, какую ношу она на себя берет, откладывая эти знания в долгий ящик, Артизар моргнула и решила, что пока что стоит умолчать об этом таинстве. Тем временем один из пришельцев, который назвался Эдмундом и корректно намекнул, что он еще и король (о боги, да как же они не переругались на своей родине?!), сделал весьма комичное действие, которое взбодрило Артизар. Она подмигнула подруге и тут же с помощью своих сил переместилась к Эдмунду, присев рядом с ним. - Правда же, они скучные? - шепнула девушка, мимолетно ухмыльнувшись и тут же затихнув, когда она увидела на лице Эдмунда некоторое удивление и озадаченность ее действиями. Впрочем, она недолго грустила по поводу реакции нового знакомого: сильфида оперлась на руки позади спины и стала молча наблюдать за обсуждением ситуации с остальными, не забывая иногда показно хихикать или зевать.

Susan Pevensie: оффтоп: тапками не бить - сегодня я - генератор бреда. Что тут началось! Откуда ни возьмись к месту импровизированного спектакля подоспела еще одна незнакомка, которая тут же странно оживилась, заслышав, как Сьюзен произносит свой титул. А следом за незнакомкой, которую, как выяснилось немногим позднее, зовут Артизар, потянулась веерница тех, кто спешил к незнакомцам с разного рода расспросами. Сью не слишком-то огорчилась, что ей не дали уладить дела без лишнего трепа, во всяком случае, эти иностранцы, которые позже обрели имена, собирались сообщить им что-то важное. Сьюзен не знала, насколько это будет важно для нарнийцев и прочих, кому не посчастливилось оказать в этом странном месте, но решила дослушать до конца. Когда появился Эдмунд и первым вопросом бросил не очень-то вежливое «А это кто такие?», девушка призвала брата к тишине недовольным шипением. -Мог бы быть и повежливее, - с некой ноткой раздражения бросила Сью. И чуть тише добавила, – мы все-таки не в Нарнии, - она уже поняла, что представлять свой титул тут было весьма не к стати, ведь это были совершенно чужие, неизвестные земли. Вряд ли здешним жителям сказали что-то титулы королей и королев. С того момента, как начался этот странный разговор, в котором поучаствовать хотел практически каждый, прошло не так много времени, а от представленных имен у Сью начинала болеть голова. К представлениям Пита и Эдмунда добавился самый странный из незнакомцев и представился как Ломион Тэрэва, он же представил своих спутниц как ранее прибывшую – Линетт, так и вновь подошедших - Артизар и Изобел (она подошла позже остальных и повела себя немного, как показалось Сью, растерянно). Когда тот, что представился Ломионом, завел монолог о сложившейся ситуации, Эдмунд, явно не отличаясь тактичностью, или вспомнив свой былой характер вредного мальчишки, сморозил какую-то глупость в сторону лидера, Сью мысленно процитировала «одного из местных движений», и уселся на песок. Конечно, вряд ли кому-то было дело до того, что один из прибывших на остров решил посидеть. Однако вскоре к Эду присоединилась Артизар. Прокручивая в голове недавние события и сопоставляя их с тем, что происходило по мере того, как появлялись новые персонажи этой странной истории, а так же открывались новые и новые стороны сия дела, Сьюзен, не отрываясь, смотрела на собравшуюся компанию. Эдмунд скучал на пару с блондинкой, Питер – явно был воодушевлен, рядом стояла Эгерия, которая тоже включилась в разговор, а представители местного движения изучали их – странных чужеземцев. -Сотрудничество? – повторила Сьюзен и смерила взглядом лидера этой компашки. – Не сочтите за грубость, господин Тэрэва, но из ваших слов следует, что мы застряли на этом острове, без права остаться на нейтральной стороне. Вообще без права выбора, пока корабль не будет починен. Почем нам знать, что то, что предлагаете вы – есть хорошо? В нашей стране нам уже приходилось сталкиваться с трудностью выбора между добром и злом, - взгляд Сью невольно обратился к Эдмунду, а в голове всплыли события, которые казались такими далекими. Как бы то ни было, девушка продолжила, - Что это за события, в которые нас могут втянуть? – Я уверена, что именно это вы сейчас и делаете! – девушка обратилась к той, которую звали Изабелл. – Что, позвольте узнать, вы предсказали? Немногим позже Сьюзен подумала как, должно быть, дерзко звучали ее слова. Но особых угрызений совести по этому поводу она не чувствовала.

Peter Pevensie: «Он никогда не повзрослеет…» - с ноткой иронии подумал Питер, стоило Эдмунду только открыть рот. Разумеется, оттуда тут же градом посыпались остринки и «умные» заметки. Так, наверное, считал сам парень, когда произносил столь пламенные высказывания. Это было очевидно по выражению лица Певенси и жестам. «Пора бы свыкнуться с тем, что из этих уст никогда не будет глаголить философия…» - Старший брат сладко улыбнулся родственной душе, но от ответных речей воздержался. Пока… Его больше заинтересовали слова незнакомца, что от лирической части перешёл прямо к делу. А вот к какому именно… Тут уже есть над чем поразмыслить. Но, как говориться, в каждой бочке есть затычка и это… Эд, собственной персоной: - Да, прекрасно, парень, давай уже куда-нибудь двинемся, а проблемы будем решать по мере их поступления. – на этот раз, он добился чего хотел – изрядной порции внимания. Несколько пар глаз сфокусировались на самодовольной, от столь «меткого выстрела», фигуре. Питер едва заметно качнул головой и отозвался на поступленное со стороны Эдмаунда заманчивое предложение, - посидеть где-нибудь в сторонке. «Мыль – блеск!» - Да, будь любезен… - желание добавить что-то ещё просто рвало изнутри. Парень старательно держал голос, чтобы в нём не проскользнуло лишней нотки, и вернул своё внимание на Ломиона. Тем более, юному «юмористу» явно скучать не придётся. Его одиночество на период выяснений отношений, разделит Артизар. Вот и чудненько. Меньше внимания будет сюда обращать – меньше потом «словит»… Первой на предложение Терева откликнулась Сьюзен. Перебивать её, или вставлять какие-то свои дополнения, Пит даже не собирался. К тому же, она озвучила большую часть того, что собирался выплеснуть сам молодой человек. Он лишь обождал «потока», обрывающегося вопросом. Один из таких сейчас больше всего волновали Певенси. - Что конкретно подразумевает Ваше сотрудничество? – сразу отказывать и посылать на все четыре стороны – как-то, по меньшей мере, не логично. Возможно, местные жители и впрямь знают, что предложить. Но и соглашаться… Мало ли. Кто знает уровень коварства одного здешнего аборигена? – Раз уж вы представились, позвольте и нам последовать примеру… Я – Питер, рядом со мной – Сьюзен, позади – Эдмунд и Люси, мы братья и сёстры по крови. Остальные присутствующие – члены команды и пассажиры корабля. – Уж извините, каждого по имени представлять не буду. Чем раньше закончим с этим, тем раньше уйдём… - Ваши легенды о большой земле, что бы в них не говорилось, отчасти основаны на реальных фактах, так как мы точно не из небытия. – Опустим историю… - Соглашусь, что наше присутствие, наверняка, вызовет заинтересованность, потому, если Ваши Величества заходят установить контакт, - споров не возникнет. Однако… - Питер сделал значимую паузу, - Участие в Ваших междоусобицах не входят в, лично наши, планы и обязательства перед этой землёй. Продолжать поддерживать нейтралитет – то, к чему мы склонны. – предупредил Питер – Итак, каковы Ваши условия?

Caspian X: Палуба "Покорителя Зари" --> Орис Когда смерч приблизился к кораблю, Каспиан был занят - помогал лорду Дриниану закреплять отвалившийся шток. Шток не был важен, но королю нужно было чем - то себя занять. Просто потому, что по палубе неторопливо прогуливалась королева Сьюзен. Ну а когда король видел королеву, он начинал вести себя странно - так, по крайней мере, все говорили. На самом же деле Каспиан просто не умел скрывать своих чувств и нервничал, а это дефакто означало, что он роняет то, что находится у него в руках или же ломает. И то и другое неприятно, не правда ли? Смерч приблизился, накатил огромной воздушно - водной лавиной и основательно тряхнул корабль - так, что он непостижимым образом поднялся в воздух. А потом упал, выбросив предварительно всех пассажиров в воду. Как Каспиан доплыл, не помнил даже он сам, но подозревал, что ему помог кто - то из эскорта. Он очутился в воде, да еще и меч на поясе его потянул вниз. Паника накатила тяжелой, удушливой волной, перекрывая в легких весь оставшийся кислород. Но его вытолкнули. Король огляделся. Члены команды, мокрые как мыши, вылезали и отфыркивались, кто - то полз, оглушенный или наглотавшийся соленой воды. Король поспешил к ним - помогал подниматься и приводить себя в порядок. Дриниан выглядел хуже всех - перед тем, как попасть в воду, он сильно ударился о грот - бом - брам - рей головой. Благо что наяды подстраховали его, иначе "Покоритель Зари" лишился бы капитана. Пока Дриниан лежал на земле а Каспиан суетился над ним, по большей части бестолково, и не зная, что вообще надо делать и как помогать, навстречу всем вышли четверо - три девушки и один молодой человек. Выглядели они... Странно, мягко скажем. В них была магия. Магию Каспиан чувствовал интуитивно - научился от Корнелиуса. Старичок заставлял его предельно концентрироваться - с боем, кровью и злобными воплями. Но концентрацию на магической постоянной с определением сути каждого существа принц худо - бедно разобрался и научился это делать, не медитируя и не напрягаясь при этом. Иногда это получалось непроизвольно. Вот и сейчас он видел вместо людей человекоподобные существа - их тела светились слабым серебристо - белым светом и словно бы перетекали, сливаясь с воздухом. Контур ауры был слишком размыт. Древние короли и королевы подошли к существам. Разговори король не услышал, но по тому, как напряглась Сьюзен, он понял, что происходит что - то непонятное. Возможно, опасное. Поэтому Каспиан, оставив Дриниана на наяд и нимф (строго - настрого наказав им не отходить от пострадавшего и выполнять все, что нужно) аккуратно подошел к разговаривающим. Но представляться не стал, а принялся слушать.

Isabel Flores: Сколько важных людей, - про себя подумала Иззи, то ли с благоговением, то ли с просто невежливым любопытством разглядывая нахохлившихся королей и королев. Хоть они выглядели и не намного старше самой Изабел, все же что-то незримое отличало их от нее, словно сама мудрость веков была заложена в них. И из-за этого она чувствовала себя еще ненужнее. Вообще-то, что тут скрывать, ведь так оно и было - она пришлась здесь совершенно не к месту. Свою функцию она выполнила - предсказала появление корабля, а дальше уж большие дяди должны разбираться. К их компании подошел светловолосый юноша, и прежний ее собеседник тут же съязвил что-то в его адрес. Это впервые за день вызвало улыбку у Изабел, и Флорес позволила себе тихо усмехнуться. Далее посыпалось много слов-много букв по поводу и без, и в основном в этом словесном потоке участвовали лишь Ломион и тот светловолосый юноша, присоединившийся к ним последним. Изабел заметила, что ее подруга уже тоже изрядно подустала от всей этой дипломатической жути и теперь преспокойненько сидит чуть вдалеке от основной компании. Да уж, на деле все оказалось не так захватывающе и интересно, как они с Артизар предполагали. - Хей! - Бел подошла к сильфиде и юноше-иноземцу, развалившемуся рядом. Она, кажется, так и не представилась. - Я - Изабел, - улыбнувшись, она протянула руку для рукопожатия. Было бы хорошо сейчас прибавить какой-нибудь важный статус, но увы, его у Изабел не было, отчего даже рядом с самым приземленным к простым смертным королем ей было неловко. - Как бы то ни было, и какое бы впечатление мы на вас не произвели, рада знакомству, - ну ведь хоть кто-то должен начать налаживать отношения с пришельцами, верно? Хотя бы я. shortposting saves the day, ага

Artizar: В жизни Артизар не могла предугадать, что дипломатические беседы могут быть такими скучными. Она мечтала о жизни во дворце, как маленькая девочка желает стать принцессой, но не видела в дебатах и советах такого отвратного действа. Она представляла жизнь королевы, как будто это было одно благо. Всего лишь раз в своей жизни встретив королеву Лорелей, сильфида не видела и доли такой напыщенности и надутости, которая была сейчас на лицах коронованных особ. Вскоре к ним с Эдмундом присоединилась Изабелл, и девушка захлопала глазами от удивления, когда обычно скромная, тихая и даже немного пессимистичная провидица пошла навстречу незнакомому человеку. Впрочем, романтике между другими Артизар препятствовать никогда не желала, но сейчас ее пробрала ревность и одновременно желание прослезиться от умиления, поэтому она пошла на компромисс между этими чувствами. Хихикнула в ладошку и позволила себе подвинуться, уступая место и Изабелл. Все больше людей присоединялось к группке спорщиков, некоторые перешептывались и строили серьезные морды. Лишь один человек среди них выделялся тем, что, казалось, если ему и не было все равно, то, по крайней мере, он не был заинтересован в участии в этих разговорах. И, по крайней мере, он не счел нужным представляться. Артизар немного поразмыслила и решила: несмотря на его намного более дорогую одежду по сравнению с окружающими и даже королями и королевами, он не пытался надуться как индюк и распространяться о своем титуле. Значит, он не король? Нонсенс - его одежда и статный облик противоречили тому, что он мог бы являться простым членом экипажа. Тут же забыв о Изабелл и Эдмунде, Артизар начала глупо, прямодушно и совершенно без какого-либо подтекста пялиться на новоприбывшего к компании. В этом она находила себе очередное развлечение, да и, к тому же, он, судя по всему, был идеальным объектом для изучения этого народа.

Taareth II: Вас никогда не настигало чувство беспричинного счастья? Корабль потерпел крушение. Рука была сломана (правда, уже нет, а кто худое помянет - тому...несладко придется). Одежда была не в порядке: было странное ощущение, что шаровары сели, словно стирала их нерадивая прислужница, и бархатные шнурки оторочки на рукавах рубашки напоминали сейчас мокрые крысиные хвостики. От песка отряхнуться так и не удалось. Грядущие приключения тоже не обещали быть изысканно-комфортными... Но Таа чувствовала себя просто превосходно. Она не мнила себя обязанной вести переговоры, поскольку за это взялись другие, ей было спокойно и какое-то восхитительное равнодушие к будущности никак не хотело отпускать ее. Что бы там ни было впереди - оно будет потом. Потом я еще успею собраться и стать серьезной, но пока что Ее Высочество берет день отдыха, безделья и пассивного наблюдения за происходящим. В самом деле, разве не могу я себе это позволить? Защитников и так хватает. Нехорошо, конечно, быть обузой, но я и не буду: о себе позабочусь как-нибудь сама. А лезть с инициативой - нет уж. Но...Боги земли и неба, как же хочется...ЕСТЬ!!!.... Таарет отошла к ближайшему дереву и прислонилась спиной к шершавой, бархатной коре... Протянув руку, девушка сломала тонкую короткую веточку, растущую довольно низко, и этой щепкой получше заколола волосы. Хотя длительное морское путешествие внезапно окончилось совсем недавно, ей уже перестало казаться, что земля, подобно палубе, едва заметно покачивается, хотя такие идеи порой и пару дней могут преследовать людей, долго плывших по волнам. Тем не менее, несмотря на все плюсы неожиданно сложившихся странных обстоятельств, принцессу начинало тяготить пребывание на берегу, как тяготит человека долгое пребывание на одном месте безо всякого действия. Тяжелое лазурное небо постепенно наливалось золотом. Увидев короля Каспиана, так же стоящего поодаль от компании дипломатов, она подошла к нему, на ходу перевязывая пояс и пытаясь отряхнуть рукава, и, встав рядом, но не напротив, тихо сказала: - Я волновалась, не увидев тебя с самого начала. - Принцесса уже не запиналась на этих "ты" вместо "вы". Помедлив, она сощурилась и, переведя взгляд со своего царственного друга на орисийцев и обратно, поинтересовалась: - Все в порядке? У тебя странный взгляд, когда ты смотришь на местных.

Caspian X: Маразм крепчал. Ветер усиливался. Огненный шар подошел к самой кромке воды, отдавая ей все свои краски. Цвета играли на воде драгоценными камнями - жемчужно - белым, пурпурно - золотым, нежно - розовым, огненно - рубиновым. Пожалуй, даже в королевской сокровищнице так не сверкало. Хотя, Каспиан блеска драгметаллов не любил. Король поежился. Рубашка прилипала к телу, штаны обтянули ноги донельзя, волосы подсохли и стали неимоверно жесткими и просоленными насквозь - создавалось даже ощущение, что морская соль сейчас еще и с бородки посыплется. Кожу головы неприятно саднило и пощипывало, но король не позволил себе тупо банально почесаться. Политес, ибо. Девушки рядом. А еще потому, что на него смотрели. Нет, не так. На него СМОТРЕЛИ. Пялились. Разглядывали. Беззастенчиво, откровенно и с любопытством. На какой - то момент Каспиан почувствовал себя племенным жеребцом, которого производитель осматривает с целью выгодно продать и заработать хорошие денежки. Смотрела на него одна из местных, маленькая светловолосая девушка с удивительным личиком. Таких девушек Каспиан никогда не видел вживую - но создание напомнило ему одну из фарфоровых кукол, которые собирала тетушка Прюнапризма. Лицо белое, глаза огромные, голубые, губки бантиком, выражение лица беззащитное. Блондинки Каспиану не очень нравились, а с появлением в его жизни Сьюзен он и вообще перестал заглядываться. Но сейчас рассматривал не он. Рассматривали его. С неприкрытым любопытством, будто бы раньше подобных ему молодых людей девчонка никогда не видела. Каспиан отвернулся, закусил губы и покраснел - ему было до жути неловко. Стало полегче. Каспиан снова повернулся, не обращая внимания на пристальный взор, хотя краска все еще заливала его щеки. Только теперь молодой человек сумел уловить настроение аборигенов. Они, хоть и выглядели расслабленно, тоже были растеряны и не понимали, что им следует делать и как себя вести в данной ситуации. К тому же, им было жутко любопытно. Отчего - то. Король, продолжая прислушиваться, с чувством опустился на песок, совершенно не заботясь о том, что когда он встанет, на штанах великолепным живописным натюрмортом окажется этот же самый песочек. Каспиан сгорбился и сел по - турецки, подпирая подбородок руками и готовый вмешаться, если сие будет необходимо. Неслышно подошла тархистанская принцесса, и король поспешно вскочил с насиженного местечка. Когда кораблекрушение вынесло его за борт, он думал только о тех, кто находился в непосредственной близости. Таарет же отнесло намного дальше. Так что сейчас короля колотила совесть - за то, что он вспомнил обо всех, кроме нее. Он ухватил девушку за плечи и аккуратно сжал, словно проверяя целостность и сохранность тела. Тело вроде бы было целым. И даже относительно теплым. -Я рад, что ты цела, Ти, - поспешно произнес Каспиан. - Я не видел, куда тебя отнесло, и уж подумал... - он запнулся. - Я предложил бы тебе рубашку чтобы согреться, но, боюсь, нахожусь не в лучшем положении, нежели ты. А на местных смотрю, потому что они не люди. Каспиан на мгновение повернулся к орисийцам. Их ауры все так же перетекали и сливались с воздухом. -Они не совсем люди, если точнее. Эти существа тесно связаны с воздухом, у них аура текучая и почти прозрачная. Но агрессии вроде бы не идет. Пока, - король почесал подбородок. - Я рад уже этому.

Lomion Tereva: Первой реакцией на слова Тэрэвы была… скука. И глядя на темноволосого парня, которого потом назвали Эдмундом, и подсевшую к нему Артизар, лумрен сам не понимал чего ему больше хочется: то ли рассмеяться над реакцией чужака, то ли придушить Артизар с её выходками… Однако, Ломион не был бы Ломионом, если бы позволил себе первое в присутствии малознакомых личностей, а вторая мысль была всё таки чисто теоретической… Так что, в итоге, ни того, ни другого, он, естественно, не сделал. За что и был вознаграждён уже вполне конкретными вопросами, хотя и немного враждебно настроенными…Но, будь он на месте этих путешественников, и сам бы никогда не стал слепо доверять первому попавшемуся… Особенно лумрену. Хотя, им-то о его расе вполне могло быть и не известно. Тем не менее, во всем потоке вопросов он уцепился за последний, решив, что если после всего того, что он может ответить вопросы ещё останутся, «гости» не постесняются их задать. - Наши условия… Нет никаких наших условий кроме того, что если вы станете гостями нашего лагеря, вам скорее всего придётся завязать глаза на подходе к нему, чтобы вы не смогли, в случае чего, выдать наше местоположение кому не надо… Больше условий никаких нет. Я не буду настаивать на том, что мы ждём от вас каких бы то ни было действий против нашего врага, - Тэрэва специально употребил слово «я», потому что отнюдь не был уверен, что такой его выбор одобрит глава движения, - Я просто предлагаю вам нашу помощь, пока что. В надежде, что и вы потом не откажете в помощи нам, если таковая понадобится, пока вы будете на Орисе. Если вы почините корабль и за это время не произойдёт никаких важных событий, что сомнительно, зная наших Короля и Королеву, мы не будем пытаться вас задержать или хоть как-то вам препятствовать... Думаю, остальные члены совета лидеров меня в этом поддержат… Я бы сразу же пригласил вас в наш лагерь, или наоборот не стал бы вас туда приглашать и выбрал какую-нибудь не очень важную базу, но для любого из этих действий мне всё-таки нужно одобрение нашего Предводителя. Если вы согласны пока что просто пойти с нами в глубь острова, к в любом случае хоть сколько-то обжитому месту, то я предлагаю действительно не торчать у воды, учитывая, что вы все промокли, а отправиться прямо сейчас. Только, корабль было бы не плохо хоть как-то спрятать… но, решать, разумеется, вам самим. Могу только добавить, что если вас волнуют вопросы добра и зла, то… Его Величество Барретт находится на престоле уже триста двадцать два года, и свою жизнь они с Её Величеством Лорелей поддерживают за счёт человеческих жертвоприношений. Достаточно ли будет для вас этой информации? Впрочем, вы можете мне и не верить…

Peter Pevensie: Это ж надо было так вляпаться… За столь короткий промежуток времени такое обильное количество сюрпризов. Например, возвращение в Нарнию, куда, в принципе, ему попасть уже не светило. Нонсенс! Хоть и приятный… Чего не скажешь о самом перемещении, благодаря которому все Певенси оказались в открытом море. А водичка то… Освежающая. Однако, всё было явно расставлено по полочкам, раз их тут же подобрал корабль самого Каспиана. Тоже довольно интересное стечение обстоятельств. Пожалуй, на столь приятной встрече можно было притормозить… Но стоит ли сейчас рассуждать об этом, когда от корабля целым остался лишь образ в мыслях, а команда изолирована от привычной Нарнии и теперь вынуждена принять решение? - Вижу, что выбор у нас не велик… - качнул головой парень, - И самым верным решением будет принять ваше предложение… - Питер бросил взгляд в сторону, где толпилась вся горе-команда, к которой подтянулся Каспиан. Он, очевидно, решил не встревать в переговоры, поэтому просто изучал взором местных. «Самим нам тут не справится… Нет ни инструментов для починки судна, ни пищи, ни крова… Приплыли…» Но больше всего Пита заинтересовала информация о здешних правителях. Это только подливало масла в огонь. «Значит… Жертвоприношение. А весело вы тут живёте. Что-то мне подсказывает, что спокойно мы отсюда не отчалим. И решение тут ничего не изменит… Разве что правильное немного облегчит это путешествие. Ещё бы узнать побольше, что тут твориться.» - поморщился Певенси. – Хорошо. Если возражений не возникнет… - молодой человек обвёл взглядом остальных Нарнийцев, - Мы согласны идти с вами. - кивнул Питер «Теперь оружие… Мне нужно моё оружие… Иначе я чувствую себя… не комфортно. Оно, вроде как, у Веспер?» - молодой человек пробежался глазами по фигуркам, пока среди них не различил наиболее подходящую. «Надо бы по дороге её перехватить. Хоть это будет и трудновато с завязанными глазами.» - Сразу ясно, что это условие несколько насторожило Пита. Мало ли... Если состыковать все новости с этим жертвоприношением, врагами... То невольно в голове всплывает вывод, что они и их слопать хотят... - Но по прибытию, я хотел бы переговорить с вашим лидером..

Jill Pole: Внешний вид: мокрая, рубашка, штаны и собственно все мокрое, на босую ноги, ибо туфли-лодочки скончались; С собой: Все, что было в карманах к великой печали - промокло; - Невероятно!, - откашлялась Джилл и смачно выжала мокрые волосы уже в который раз, затем попыталась вытереть мокрые руки о мокрую одежду и поняла, что это просто верх идиотизма. Промокло все: ее штаны, которые и без того были ей велики, а теперь казались просто огромными и будто были накачены гелием; рубашка, тоже явно не ее размера обвисла как старый мешок и стала облипать тело, уж выше пояса так точно, благо под ней была еще какая-то рубашка, и кажется она спасала ситуацию; туфли лодочки и правда стали «лодочками» и их можно было смело выкидывать, потому что вода размыла материал из которого они были сделаны, и теперь обувь стала похожа на печенье которое макнули в чай. В общем и целом вид у Джилл Поул был самый что ни на есть забавный. Видимо ее покидало изряднее всех, то ли в силу маленького веса, то ли потому что она барахталась активнее остальных. Мораль сего плаванья такова: Джилл на босую ногу, в мокрых и облипших вещах, шаркала к остальным, а с нее в это время стекала ручьем вода. Солнце слепило глаза и начинало подсушивать волосы. Сейчас она и без того чувствовала себя так, словно ее пропустили через стиральную доску и забыли выжать. Внезапно Джилл чихнула, кажется вода попавшая в нос просилась обратно и заставляла девочку чихать. Затем чих повторился и из носа вытекла вода. Джилл Поул поморщилась и вытерла ее рукавом. Даже не интересно было, что именно за свесь с водой вытекла у нее из носа. И это не удивительно, она итак нереально промокла, устала, и кажется что-то себе ушибла, потому что пройдя пару шагов, начала как-то странно прихрамывать в сторону собравшихся. Настроение окончательно смешалось и она просто не понимала какую из своих функций вредности или истерики надо включить. - Невыносимо мокро!, - ругалась про себя Джилл и продолжала пришаркивая на ходу выжимать волосы. Недалеко от процессии которая пострадала от шторма развернулись переговоры. Пока Джилл Поул занималась своим внешним видом, приценивала кто тут есть кто, пропустила момент, когда нарнийцы сгруппировались в одну несчастную кучку, и Питер видимо принял какое важное решение оборачиваясь к своим. Кажется все были живы, и девочка просто не стала их окликивать, если бы кто-то пострадал, то кто-то бы верещал, а раз все тихо, значит все хорошо. Она пересчитала всех пока приближалась по ближе, и окончательно поняла, что все живы. Хоть какой-то плюс в этом был. - Питер, - прохрипела девочка, но тут же откашлялась и обрела голос. Естественно Питер сейчас был за главного, кто бы сомневался, но то, что его идея, любая идея, будет бредовая Джилл поняла еще до того, как он что-либо предпринял. Она даже не слышала о чем речь, но судя по лицам своих, поняла, что что-то не чисто. Пока она пробиралась к Певенси старшему, то успела уловить парочку фраз из его разговора. – Хорошо. Если возражений не возникнет… Джилл вскинула руку и кисло улыбнулась, дабы привлечь внимание, - Прошу прощения, - наконец привлекла она внимание на себя выходя вперед к одному из Певенси, слегка протискиваясь между собравшимися не менее мокрыми людьми. Ну во всяком случае большинство из них для нее на первый взгляд были люди. Джилл стремительно подошла к Питеру естественно вся такая подверженная любопытством и пропитанная смелостью и гордо хромая, будто получила травму на войне и ей сейчас дадут медаль размером с майского жука за ранение. - Питер, - особой любви как известно к старшему Певенси она не испытывала, но все таки, если Джилл не выскажется, никто не выскажется. Так ей казалось. - Что бы ты не предпринял - это плохая идея, - она потянула его за рукав чуть на себя, отворачивая как-то в сторону, - Нужен другой план, а что если кого-то из нас принесут в жертву, или еще чего? Я конечно не слышала о чем Вы там особо говорили, но мне эта процессия не очень нравится! Я домой хочу!, - конечно этого аргумента было не достаточно, и тем не менее Джилл расширила глаза, для большей эффектности, хотя такое с Питером не проходило. Но, попытка не пытка. - Почему-то я не доверяю им!, - настаивала Поул, уж заговаривать зубы, она точно умела. А сейчас просто не хотела присоединятся к эти людям, вернее человеку. Дай Бог чтобы этот кто-то был хотя бы человеком. Все дело в том, что она слишком трудно сходилась с людьми, а особенно с волшебными, если их можно так назвать. И если здесь ее терпели через раз, то дай Бог здоровья тем, кто будет с ней общаться в дальнейшем.



полная версия страницы