Форум » » The Chronicles of the Kingdom, 2306 » Морской берег. » Ответить

Морской берег.

Storyteller:

Ответов - 54, стр: 1 2 3 4 All

Susan Pevensie: Палуба "Покорителя Зари" -->Берег Дальнейшие события отложились в голове Сьюзен короткими отрывистыми эпизодами. В общем-то, девушка была даже этому благодарна, ведь ей так хотелось, чтобы этот ужас скорее закончился. Голоса, запахи, ощущения, картинки – все слилось воедино и постепенно терялось, выпадало из сознания. Оставался только парализующий страх. До того момента, как смерч оказался в опасной близости от корабля, Сьюз слабо осознавала весь ужас надвигающейся угрозы. Но стоило ей ощутить соленые брызги на своем лице, увидеть своими глазами, как воздушный столб вперемешку с водой на огромной скорости несется прямо на них – как все прежние проблемы отошли на второй план. Огромных усилий девушке стоило преодолеть себя и заставить окаменевшее тело двигаться, чтобы добраться до противоположного фальшборта и уцепиться за него руками. Пальцы мертвой хваткой вцепились в дерево. Сердце в груди бешено колотилось, словно готовилось выпрыгнуть из груди. Сьюзен Певенси медленно опустилась на колени, закрыла глаза и стала ожидать худшего. Все закончилось также быстро, как началось. Даже слишком быстро. Невыносимая качка, от которой сердце уходило в пятки, сменилась оглушающим хлопком – ударом о водную поверхность. Корабль совершил прыжок, выталкиваемый силой Архимеда, и еще несколько раз опасно покачался на утихающих волнах. Облако брызг залило палубу и всех, кто в данный момент на ней присутствовал. Но все было бы хорошо, если бы не дальнейший толчок. В следующее мгновение Сьюзен почувствовала, как вместо воздуха она втягивает ноздрями соленую едкую воду. Руки расцепились. Еще не раскрыв глаз, девушка машинально принялась грести руками и ногами, пока ее голова не показалась над водой. Сью судорожно кашляла, глотала ртом воздух, словно рыба, выброшенная на берег. В следующее мгновение она поняла, что ее мысленное сравнение себя с рыбой оказалось небеспочвенным и совершенно точно подходящим к ситуации. Немного придя в себя, девушка проплыла несколько метров и обнаружила, что ноги ее достают до дна. С огромным облегчением она перевела дух – теперь она стояла на твердой поверхности, еще с десяток метров и она окажется на суше. Приглушенные звуки набирали громкость. В уши Сьюзен набилась вода и все происходящее она слышала словно сквозь вату. Глаза и ноздри уже не щипало от соленой воды. Сью поспешила на берег к остальным членам команды. -Все… все живы? – запыхаясь выпалила девушка, опускаясь на камни. Глазами она отыскала Люси, Эдмунда и Питера и облегченно выдохнула – они выбрались на берег и теперь переводили дыхание. Теперь Сью волновал другой вопрос: -Где мы?!

Taareth II: Смерч налетел тысячами мелких игл: это капли воды, кружась с бешеной скоростью, стегали по коже. "Главное - закрыть глаза. Немудрено в этой круговерти лишиться зеницы ока, а это женщин ничуть не красит" - рассудительно решила Таарет, но даже мысленный голос ее, казалось, дрожит. Моток веревки под левой рукой ее елозил и разматывался, но рукоять крышки люка под правой оставалась надежной и недвижимой. Стараясь вжаться в мягкие веревки, принцесса приклонила голову: и вовремя. Пролетевший в миллиметре от уха тяжелый обруч бочки (к слову, где само вместилище?...) стукнулся о борт с небывалой силой, кроша крепкие доски в щепу. От ужаса потемнело в глазах. Да хранят нас боги! Милостивые силы небесные, не оставьте путников...Аслан, если ты есть в самом деле - защити детей твоих, сейчас самое время! Не отвернись от молитвы той, что ни во что не верит: не за себя прошу, спаси хотя бы молодого Короля... Внезапно девушка почувствовала, как палуба наклоняется под каким-то немыслимым градусом: не иначе смерч смог подхватить корабль на воздух. Обувь заскользила по мокрым доскам, какие-то вещи поехали мимо по палубе. Стараясь не отпустить рукоять, удерживающую принцессу на месте, она сильнее вцепилась в нее рукой, но это было ошибкой: в запястье хрустнуло, и руку пронзила неописуемая боль. Следующее случилось в считанные секунды: свободной левой рукой вынув из-за пояса метательные ножики, девушка поочередно бросила их, пригвождая к палубе веревку в разных местах. Та кое-как закрепилась, и, удерживаясь за нее, Таарет продержалась до того момента, как днище корабля снова ударилось о воду. Закачавшись на воде, судно успокаивалось. До берега было недалеко: удивительно, как "Покоритель Зари" не разлетелся в щепу о мели. Оставалось только перегнуться о борт и все с помощью той же веревки соскользнуть в теплую, ласковую воду. Прижимая к животу правую руку, распухшую и болящую тем сильнее, чем дольше Таа об этом думала, девушка плыла к берегу. Мягкие сапоги полностью повторяли очертание ступни и подошва была мягкой, но плыть со сломанной ведущей рукой все равно было тяжело; ей едва хватило сил. На полосе между прибоем и сухим песком принцесса окончательно ослабла и замерла, перестав грести; ноги ее омывали волны, голова же лежала на мокром песке. Вдохнув воздуха, она закашлялась: в горле словно бы стоял царапающий ком. Воды наглоталась. Надеюсь, никакой особой гадости здесь не плавает?... Мысли были вялыми, но спать ни за что было нельзя. Прокашлявшись и слизнув с губ соленые капли морской воды, Таарет постаралась по возможности громко крикнуть: - Я здесь!...и если здесь есть еще кто-нибудь - найдите меня, пожалуйста, у меня проблемы... После этого организм словно посчитал свой долг выполненным: в глазах принцессы потемнело и она потеряла сознание.

Jill Pole : Джилл стояла и молча выслушивала целую тираду парня о том, что их ожидает. Временами девочка удивлялась, как Юстес умудряется запоминать столько абсолютно ненужной информации. Сама Джилл на уроках географии отчаянно пыталась выспаться, ну а одноклассник, как выяснилось, точно не дремал. – Дальше занудствовать? Джилл так и подмывало состроить отрешенную мордочку и спросить: "ты что-то говорил?..", но она величайшим усилием воли переборола это желание. Так, Джилл.. Прекращай страдать ерундой и думай, что можно предпринять. ты же не хочешь умереть молодой.. и... молодой. Другого аргумента она не смогла придумать. Отстой... А тем временем смерч приближался. Он уже был в нескольких сотнях метров. Джилл подняла на него глаза и испуганно выдохнула. Увидев эту жуткую воронку, ей ужасно захотелось завопить от страха. В мозг медленно закрадывалась паника. - Господи... - Пробормотала она. От ужаса дыхание застряло где-то глубоко в горле. . – А может, нам хотя бы… привязаться к чему-нибудь стоит? Снесёт ведь, нафиг… - Донесся как сквозь пелену, голос Юстеса. -Что?.. Привязаться?. Думаешь, это поможет?.. - Голос звучал как-то ну совсем уж убито. Юс в буквальном смысле отполз на несколько метров, схватил какую-то веревку и стал с решительным видом привязывать Джилл к какой-то деревяшке. -Ты что это делаешь?.. - Хмуро спросила Джилл. - Что за бред?! пусти меня немедленно! Это вряд ли поможет! - Поул начала паниковать. - А если кораблю перевернется?.. А я плавать не умею!.. и не смогу выбраться.. аааа!!! Прекрати же!!! Но возражение особо не подействовали. - Это, конечно, очень мило с твоей стороны, но.. развяжи меня, а?.. - От страха Джилл начала много говорить,и она не могла остановиться. Слова потоком лились из неё, причем абсолютно не по делу. Даже внезапный порыв ветра, взметнувший в разные стороны растрепанные волосы девушки, не смог заставить её замолчать. Джилл зажмурилась и низко опустила голову. - Юстес!! Если мы умрем, знай - ты был моим самым лучшим друго-о-о-о-ом!!! - Её голос сорвался на крик, когда она почувствовала, как корабль начало трясти из стороны в сторону. она боялась открыть глаза. Она чувствовала, ка их трясет, потом какие-то мокрые брызги.. От подобной тряски, веревка постепенно ослабевала и Джилл поняла, что уже сама болтается, едва удерживаясь, чтобы не вылететь за борт. Неожиданный резкий удар буквально выбил из неё весь воздух, и Джилл почувствовала, что она "летит" в неизвестном направлении. Она свалилась на землю, вскрикнув от боли, и отключилась на пару минут... ... Очнулась она наполовину на песке суши, на половину - в воде. Волны накатывали на неё сверху, то и дело будто пытаясь заставить хлебнуть соленой воды. Девушка закашлялась и застонала от боли. Ужасно болела голова. Джилл хотела помассировать ушибленное место и с удивлением обнаружила на пальцах капли крови. - Ооо... Ну не слабо же я тюкнулась обо что-то.. - Девушка попыталась встать, но это вышло у неё только с третей попытки. После смерча её пошатывало, голова раскалывалась. - Надеюсь.. Сотрясения у меня не будет.. - Я здесь!...и если здесь есть еще кто-нибудь - найдите меня, пожалуйста, у меня проблемы... - Услышала она чей-то голос. Девушка обернулась и увидела Таарет. Та лежала на самом мелководье, и, кажется, уже была в отключке. Джилл подбежала к ней, спотыкаясь и чуть ли не падая в воду. Волны то и дело пытались сбить её с ног. -Эй!... ты как?.. Что случилось?.. - Девушка бегло осмотрела принцессу, и с ужасом отметила, что у той явно какие-то проблемы с правой рукой - та распухла. - Ай... Вот черт!... Джилл осторожно приподняла девушку, и медленно потащила её в сторону пляжа, стараясь причинить как можно меньше боли и неудобств. Поул аккуратно положила принцессу на песок. - Блииин.. И что мне с ней делать?.. - Недовольно протянула она. Помочь хотелось, но девочка плохо представляла себя, как. Она посмотрела на море и увидела там их корабль, причем вполне недалеко. Должны же они догадаться, что мы здесь, на берегу.. Кстати, это где вообще?.. Джилл обернулась. Позади неё был лес. Какие-то странные рощи. Впрочем, Джилл не особо любила природу,чтобы знать о ней всё, поэтому сам факт того, что она оказалась в каком-то странном месте,приводила её в смятение. - Ребятаа.. вы где?!! - Крикнула она,особо не надеясь, что её услышат.

Gwendolen: Покоритель Зари/Палуба -->Орис/Морской берег У каждого своя реакция на экстренные ситуации. Кто-то пугается и впадает в ступор, кто-то пугается и впадает в панику, а кто-то пугается и впадает в излишне активную деятельность. Именно к последней категории и относилась Гвендолен. Вместо разумных и рациональных поступков, навроде стремления обезопасить свою жизнь, она отчего-то загорелась идеей «спасти самое важное». И этим важным оказался даже не Каспиан, телохранителем которого она являлась (а чего его спасать? Он и сам спасётся! Мужчина как-никак, уж и без её помощи за что-нибудь подержится), некоторая кучка вещей, хранившихся в королевской каюте. Не долго думая, когда смерч ещё только приближался, Гвен ломанула туда, чуть не вышибив дверь с петель и полезла копаться в одном из сундуков. Кто его знает, уцелеет ли корабль вообще после этого приключения? Уж лучше держать нарнийские сокровища при живом человеке. Ну или при трупе, в случае чего – всё равно больше шансов, что всплывёт. Меча Питера в сундуке не обнаружилось – скорее всего, он был при Каспиане, щит – Гвендолен всё же не была идиоткой и прекрасно понимала, что с таким «сокровищем» - только ко дну. Лук и колчан со стрелами весят определённо меньше, их вполне можно было прихватить, вот только рога нет – оставили Трампкину. И правильно сделали, хотя сейчас он, может быть, и пригодился бы. Вдруг, призвал бы самого Аслана? Ну и бутылёк с соком огнецвета – как же не захватить его? Самое ценное здесь, пожалуй. Но только обнаружив эти предметы, Гвендолен неожиданно остановилась и, словно в трансе, вместо того, чтобы взять их с собой, разложила по местам. Ей отчего-то вдруг показалось, что если эти вещи останутся тут, то Аслан не допустит гибели корабля. Закончив с раскладыванием вещей, тельмаринка довольно выпрямилась, только для того, чтобы в следующую секунду полететь на пол от сильного толчка: корабль встретился со смерчем. Кое-как вскочив на ноги, Гвен бросилась на палубу: оставаться в каюте было бы чистым безумием: если корабль пойдёт ко дну – не выберешься. Пару раз приложившись плечами о стены, она таки достигла своей цели и там, не успев, соответственно, ни за что уцепиться, во время очередного резкого наклона судна проехалась до самого борта и вписалась в него ногами. Ощущения были, мягко говоря, не самыми приятными, но потерять сознание она и не подумала: всё-таки, это был просто очень сильный удар, а не что-то более серьёзное. Однако, с жизнью телохранительница уже мысленно хотела попрощаться: ещё один такой толчок и её бы вынесло за борт, но, каким-то чудом, именно в это время корабль выровнялся. Короткого промежутка отсутствия «качки» хватило на то, чтобы перевести дыхание и попытаться что-нибудь придумать, но не более того. С ударом корабля о воду и последовавшим «напутствием» от поднятой им волны, девушку буквально вынесло за борт. Гвен только зажмурилась и попыталась перевернуться в полёте так, чтобы как можно более безболезненно войти в воду. Как ни странно, переворот в воздухе не удался, и по встретившей её поверхности Гвен припечатало знатно: было такое ощущение, что спина вот-вот загорится. Зато, плавать ей не пришлось – несчатную спину встретило довольно близкое дно, от которого девушка тут же оттолкнулась, уже ногами, придавая себе вертикальное положение, отфыркиваясь от попавшей в нос воды и не веря, что так легко отделалась. Вернее, что они все так относительно легко отделались: то тут то там уже было видно поднимающиеся фигуры, а берег за спиной казался вполне пригодным и для того, чтобы обновить запас воды и для того, чтобы починить корабль. Правда, ни о чём настолько конкретном Гвендолен сейчас не думала, куда больше внимания уделяя поднимающимся фигурам, высматривая среди них англичан и Каспиана. Где-то чуть за спиной и справа раздался голос, возвестивший о том, что у кого-то проблемы, и выдернувший телохранительницу из легкого ступора, в котором она разглядывала выбирающихся из воды людей. Тряхнув головой болезненно передёрнув отбитыми о воду плечами, девушка обернулась и увидела, уже на берегу, лежащую без сознания калорменскую принцессу и склонившуюся над ней Джилл. Вымученно улыбнувшись старой знакомой, с которой с момента их появления на борту Покорителя не довелось поговорить, Гвен направилась к ним и, подойдя, опустилась сама на песок рядом с Поул и Таарет. - Что с ней? – коротко спросила она у англичанки, разумно предполагая, что та уже успела осмотреть лежащую в отключке пострадавшую. Глазами при этом тельмаринка обежала берег, прикидывая, а не повылазит ли сейчас оттуда какого-нибудь местного зверья, охочего до человеческого мяска, но до края леса было куда дальше, чем до подтягивающихся с моря людей, что не могло не успокаивать. Так что, Гвендолен позволила себе забыть об окружающей обстановке, по крайней мере, на ближайшие секунды или минуты, и сосредоточиться на Джил и калорменке.

Vesper : Покоритель Зари|Палуба --> Они плыли уже который день, и за все это время не произошло ровно ничего интересного и заслуживающего внимания, однако, стоило Певенси появиться на горизонте, так мир тут же сошел с ума. Природа явно имела какие-то свои планы насчет их "круиза", решив так беспардонно вышвырнуть их из своих кают и устроить им веселые каникулы. Похоже, именно этот странный, непонятного происхождения смерч вызвал беспокойства Эгерии и Мадлен, а также и заставил поволноваться саму Веспер за пару часов до начала всего веселья. Веспер до последнего момента так и не могла опознать, что же на них надвигалось, пока смерч не обрушился на них в полную силу. Быть может, связано это было с тем, что смерч породила не природа, а какие-то посторонние силы. Сказать наверняка сейчас было проблематично, но все указывало на это - ведь обычно Веспер и ее сестры четко понимали, когда, как и где обрушится бедствие, если его порождала природа, однако, когда в дела природы вмешивались стихийные духи вроде самих нимф, предугадать что-либо было невозможно. Только почувствовать. Веспер это не удалось, а вот Эгерии - вполне. Та внезапно помрачнела, что могло значить лишь одно - грядет беда, такая, что даже сдержанной Эгерии сложно контроилровать себя. Примерно об этом думала Веспер, плавая тысячами пузырьков в открытом море. Пока вода безжалостно бросала нарнийцев по волнам, Веспер чувствовала себя очень даже неплохо - ведь она находилась в своей естественной среде. Она чувствовала рядом и Эгерию с Мадлен - те тоже потеряли свой человеческий вид, слившись с морем, превратившись в чистую морскую воду. Эгерия была все еще мрачна - несмотря на то, что сейчас физически сестра чувствовала себя как никогда прекрасно, она все еще беспокоилась за своих смертных друзей и по-прежнему не выпускала из своих объятий Сьюзен и Люси, они как раз плыли по течению, созданному из волны Эгерии - нимфа "несла" их словно в колыбели и, как могла, старалась комфортнее доставить королев до ближайшего клочка суши. Веспер осмотрелась в волнах в поисках других людей - может, ей удастся отыскать Джилл, или леди Таарет с малышкой Аннабель? Увы, никого она в поле зрения не обнаружила, хоть и слышала стук их сердец где-то вдалеке - на мгновение она потеряла связь с принцессой Таарет, но, к счастью, смогла уловить ее через несколько секунд. По крайней мере, все живы - это радовало. Сила смерча была слишком велика для того, чтобы Веспер хоть как-то могла его сдерживать. Сил даже трех нимф не хватало на то, чтобы повлиять на его напор и поток, поэтому Веспер оставалось лишь слепо следовать за безумным явлением природы. Этих краев она точно не знала. Прежде Веспер никогда не заплывала настолько далеко от родных мест, и здесь она очень отчетливо ощущала чужеродность воды - она была другой. Понимать ее было сложно, сливаться с ней тоже, и на какое-то мгновение нимфа невольно приобрела вновь человеческий вид и... чуть не захлебнулась. Совершенно непередаваемое ощущение. Природа этих земель явно противилась такому вторжению со стороны нарнийских водных духов. Веспер удивленно подняла взгляд в поисках сестер - может, они испытали тоже самое, входя на "чужую территорию"? Но их она рядом не обнаружила - должно быть, их отбросило в разные стороны, когда Веспер (и, возможно, ее сестры тоже) почувствовала некий барьер. А может быть, они просто отплыли подальше, чтобы взглянуть, как там дела у остальных плавающих. Сложно сказать, сколько времени прошло, прежде чем Веспер почувствовала рядом сушу. Десять минут, час, три... В воде сложно считать время. Море не любит счета. Так что, просто некоторое время спустя, обнаружилась суша, куда Веспер и выплеснулась маленькой волной. На берегу уже приходила в себя часть нарнийцев - Веспер отчетливо разглядела маленькую фигурку Джилл, склонившуюся над кем-то. Обретя человеческое тело, Веспер глубоко вдохнула морской воздух - пусть и чужой, но он тоже придавал ей сил. Наконец обретя обычный, человеческий слух, она услышала расстерянные возгласы Джилл - та явно была в замешательстве, не зная, что делать. Взглянув в бледное лицо лежащей, Веспер узнала в ней Таарет - той явно досталось от морских волн. Рука девушки была изогнута неестественным образом, что указывало либо на перелом, либо вывих. Присев на колени рядом с тархистанкой, нимфа взяла ее руку в свою и прикрыла глаза, взывая к великому морю и прося отдать смертной ту силу, что оно у нее отняло. Ее целительских сил должно было хватить на исцеление Таарет. Приоткрыв глаза, которые еще мгновение назад, во время использования дара, горели зеленым, Веспер увидела, как отек медленно спадает. - Все будет хорошо, принцесса, - тихо произнесла нимфа, продолжая держать Таарет за руку, пока рука не была окончательно исцелена. Она не знала, слышит ли ее Таарет или же до сих пор пребывает без сознания, но сказать это стоило. - Мы все живы, это главное. Джилл, Гвен, присмотрите за ней, хорошо? - ободряюще улыбнувшись обеим, Веспер наконец отпустила руку принцессы, встала с песка и бегло осмотрела место "крушения". Все было не так плохо, как казалось на первый взгляд. Удивительно, но корабль был в полном порядке - Веспер достаточно разбиралась в этом, чтобы убедиться в исправности "Покорителя". До берега добрались еще не все члены экипажа, но Веспер точно знала, что все они живы - море любезно ей об этом сообщило. Действия "наваждения" закончилось, и природа вновь стала действовать по-своему, никем не сдерживаемая, - и сейчас она уже всячески помогала нарнийцам, стараясь загладить свою вину за то, что нещадно их помучила. Так что о том, что остальные доберутся до берега в целости и почти сохранности, можно было не сомневаться. Теперь главное - понять, куда они попали, и как отсюда выбраться...

Alistair Theirin: лемур спит, лемур не осознает что пишет... х) \начало игры\ Сегодня Его Высочество как обычно дремал в своей каюте, как впрочем, и большую часть путешествия. Желания общаться с кем-либо у него совершенно не было, и виделся с остальными обитателями корабля он не чаще двух раз в день, да и то, все разговоры сводилось к банальному приветствию. Нет, Алистер вовсе не был таким уж нелюдимым, просто в это плавание он отправляться не хотел, и лишь по приказу отца он отправился вместе с младшей сестрой. А ведь сейчас бы он мог собираться на охоту вместе с приятелями – парень тут же бросил тоскливый взгляд в сторону своего любимого лука, который повесил на стенке каюты и подавил тоскливый вздох– сейчас в Орландии почти наверняка была прекрасная погода… И такие мысли терзали его всё путешествие - вот и оставалось лишь придаваться мечтаниям, да изредка зарисовывать понравившийся морской вид в альбом, что бы дни не тянулись так бесцельно… И так, под мысли о доме и мерное покачивание корабля на волнах, Ал стал потихоньку дремать, свернувшись уютным калачиком в постели , закутавшись в свой плащ. Сон пришёл быстро, стоило лишь юноше закрыть глаза…. Но, увы, сновидение унесло его не в милую сердцу Орландию, а в очередной тёмный, гнетущий кошмар, который заставляет просыпаться от ужаса в холодном поту… Лабиринт. Кажется, ему нет конца и края и непонятно, сколько ты в нём блуждаешь – пять минут или пять тысяч лет. Каждый шаг глухо отдавался в бесконечных коридорах никогда никем не тревоженной тишины, но Алистер ощущал, что-то здесь есть, и оно преследует его. Подсознательно ускоряя шаги, принц не отдавая себе отчёт в какую сторону движется, спотыкаясь и падая, принялся чуть ли не напролом пробираться через головоломку, желая сбежать от этого нечто. Неожиданно он оказался посредине этой паутины коридоров - огромнейший зал, края которого не было видно… а в центре прекраснейший хрустальный цветок, единственный оплот света в этом кошмаре, кажется, созданный для того, что бы как лампа манит мотыльков, призывать к себе несчастных пленников кошмара. Парень тут же ринулся к нему, но стоило ему коснуться скульптуры, как она вмиг потемнела и превратилась в гигантскую тень, похожую на ворону с рваными крыльями и двумя ярко-бирюзовыми, холодными,словно бы осколки льда, глазами, состоящую из непроницаемой темноты, страха и ужаса…. Ал было хотел закричать, но к его губам прижались чьи то мёртвые, ледяные, почти прозрачные пальцы, не давая крику вырываться… А затем нечто схватило его и словно бы пушинку швырнуло в сторону… От удара парень распахнул глаза. Нет, это был уже не сон, кошмар начался в реально жизни. Первые несколько мгновений Его Высочество даже и не понимал что же происходит и лишь крики на палубе и вой смерча окончательно пробудили его. Кое – как поднявшись, он быстро сорвал лук со стены и проверив ли на месте ножны с кинжалами и «волшебная» перчатка, он выбрался из каюты, попутно мысленно проклиная отца с его глупой идее отправить его на «Покоритель»… На палубе же тем временем творилось что-то ужасное – люди в панике метались по кораблю, мачты трещали под ужасными порывами ветра, а само судно и вовсе как игрушку метало по волнам. Крепко сжав лук в руке, он постарался пройти чуть дальше, дабы найти сестру. В поле зрения Аннабель не было, что заставило в душу закрасться парализующий страх за её жизнь. Но он тут, же сменился паникой – на него летела огромная волна. Почти судорожно вцепившись в ближайшие перила, Алистер ощутил с какой силой вода желает смыть его за борт, как тянет за собой, увлекая в морскую пучину, но, хвала Аслану, он удержался… Но тут же, почти без передышки, за этой волной шла следующая, ещё яростнее и гибельнее своей предшественницы. Этого удара он уже не выдержал, и масса воды, накрыв его, протащила по палубе и швырнула за борт. Ощутив, как солёная вода хлынула ему в нос, в рот, в уши, защипала глаза, парень бессознательно задёргал руками и ногами, пытаясь всплыть, что бы сделать глоток воздуха. Выдохнув, он тут же нырнул назад, спасаясь от очередной волны, которая грозила опять накрыть его. Он в этот раз ему повезло, волна понесла его прямо вперёд, и проплыв самостоятельно ещё пару метров, Алистер почувствовал под ногами рыхлый песок.(Лук он, кстати, так и не выпустил.) Не веря тому, что Великий Лев был так милостив и сжалился над ним, позволив ему добраться до берега, он первым же делом огляделся в поисках сестры. Заметив её живой и вроде бы невредимой, парень сделал ещё несколько шагов - подальше от воды, и повалился на землю, ибо каждая клеточка его тела взбунтовалась и желала лишь одного – отдыха, тепла и сна…

Taareth II: В ушах шумело море. Оно словно было где-то внутри, и волны его, успокоившиеся после бури и беспечно-мягкие, глушили все другие возможные звуки. Оно заняло собой все пространство от края до края в сознании принцессы, и ей чудилась чья-то тихая песнь, быть может, не слышная остальным, не слышная больше никому - и вместе с этой песней уходила боль. Ресницы тархистанки дрогнули. Девушка открыла глаза и успела заметить лишь улыбку нимфы, вылечившей ее, а после - удаляющуюся спину. - Веспер... - губы девушки сами собой растянулись в солнечной улыбке. Милая нимфа, когда-нибудь сполна воздастся тебе за доброту и терпение... Чуть нахмурившись, принцесса осторожно пошевелила правой рукой. Она понимала, что уже излечена, но против увещеваний разума почему-то ожидала боли. Обошлось. Пострадавшая конечность была как новенькая, и тархистанка, тихо рассмеявшись, приподнялась на локтях и села, подогнув ноги. Рядом были Джилл и Гвендолен, и вид их был...прямо-таки поразителен, хотя и логичен. Неужто и я так же выгляжу сейчас? Ох, пожалуй что и хуже. Они хоть отряхнуться успели. Вот стыд-то! - Как же я рада, что сейчас здесь нет ни зеркал, ни тех, кто стал бы надо мною смеяться. - от души проговорила девушка и, поднявшись с песка, улыбнулась сидящим рядом с ней: - Спасибо за помощь. Гадая о своем виде, Таарет не могла предположить и десятой части. Она вся сейчас казалась выгоревшей на солнце и внезапно посветлевшей оттого, что и смуглая кожа, и просоленные, тяжелые, мокрые волосы, и одежда - все было осыпано щедрой порцией вездесущего песка. Впрочем, к подобным мелочам тархистанка уже научилась относиться философски. Главное, что руки-ноги снова целы и глаза сияют лукавством! Огорчительной была потеря трех метательных ножей, которые так и остались пришпиливать веревку на палубе, но все это мелочи по сравнению с тем, что им удалось побывать в центре смерча и выжить. Горестных причитаний ниоткуда не было слышно - следовательно, все живы и относительно здоровы. Оглядевшись, она заметила арчерландского принца, который шел ко всей честной компании по мокрому песку, но не успела принцесса вскинуть руку для приветствия, как тот рухнул на землю от усталости. - Алистер!.. - по рыхлому песку бежать было неудобно, и походка напоминала утиную, но перед кем тут чиниться? Опустившись рядом, Таарет, смеясь, потрясла принца за плечо: - Не спите, спать ни в коем случае нельзя! Закусают песчаные блохи. Пойдемте к остальным? Вам нужна помощь?

Lomion Tereva: » Орис » Поляна Независимых. Ещё только покинув поляну, Ломион отчего-то начал испытывать странное беспокойство. Оставлять штаб без присмотра лидеров всё-таки не хотелось, хоть и было нужно, так что оставалось попытаться сделать всё как можно быстрее… - Линетт, я пойду напрямик. Догонишь у берега. Или встретимся там, если опередишь… – в конце-концов, терять уже было нечего: в чешуйчатом облике он уже перед рядовыми даже пощеголял, так чего уж теперь продолжать его прятать? Закрыв глаза, лумрен довольно быстро, уже второй раз за день, покрылся чешуёй, одновременно обзаводясь крыльями, когтями и хвостом. После чего, не оглядываясь, потому что увидеть реакцию саламандры ему не очень-то хотелось, зная, что это скорее всего будет или привычный испуг или не менее привычное отвращение, Ломион напрявился «напрямик по грибы» в лес, не придерживаясь никаких троп, а просто направляясь в сторону берега. Бежалось лумрену в этой более близкой и естественной для его расы форме легко, а попадающиеся на пути обрывы преодолевались путём спрыгивания и расправления крыльев, заставляя Ломиона пожалеть, что летать на самом деле он не способен. По счастью, никаких непреодолимых преград ему на пути не встретилось, так что, буквально через полчаса взгляду Тэрэва открылся вид на морской берег и пробежка из кросса с препятствиями превратилась в равномерный бег, а потом и сошла на нет, переходя в обычный шаг… а из него в замедленный. Потому что открывшийся по мере приближения пейзаж основательно удивлял: предсказанный корабль (а это был именно он, перепутать было сложно, уж очень точно он был в пересказе видения описан) уже имел место быть и преспокойненько стоял на некотором расстоянии от берега. Вот только шлюпок не было, а экипаж был почему-то разбросан по прибрежной линии весьма основательно… Нервно сглотнув, Ломион плавно перетёк обратно в человеческую форму и продолжил спуск к воде, пытаясь прикинуть, что от этих «гостей» можно ожидать, как с ними лучше разговаривать и кто у них тут главный. Самым обидным было то, что в голову ничего не приходило до последнего момента… «Ну вот где Линетт носит? Её бы, с её ораторским искусством, для такой беседы… Хотя, можно ли считать умение пошутить за ораторское искусство? Тот ещё вопрос… Да и не об этом думать надо! Думать… Ха… Чего уже тут думать-то? Уже говорить надо… Ууууу, всё, вот тебе и проваленный контакт на хвост, Тэрэва, радуйся. А знаешь, что будет, если у тебя ничего не выйдет? Следующим с этими приплывцами пообщается король. Или королева, без разницы. И Бастиан тебе этого не простит… Тьфу, ну вот, опять сам с собой разговарива…ю. Ещё только раздвоения личности мне не хватало… И хватит стоять столбом с отсутствующим видом и любоваться “пейзажем”…» - лумрен моргнул, фокусируя взгляд, и таки подал голос, так как остановился он до этого, задумавшись, вполне в поле слышимости, даже если не кричать. - Добро пожаловать на Орис, ээээ… чужестранцы, - ляпнул он первое, что пришло таки в голову, не обращаясь ни к кому конкретно и рассчитывая, что господа гости сами разберутся, кому из них заводить знакомство с местным населением. «Ещё и повис на середине фразы, для довершения образа идиота… Ну вот что стоило придумать хотя бы ту же самую фразу заранее? Надо как-то исправлять ситуацию… И заманивать их к нам в лагерь…» - Могу я предложить вам… - взгляд лумрена пробежал по промокшим людям (и не только людям), заставив прикинуть, что серьёзные разговоры сейчас не к месту, и окончание фразы на счёт «покровительство нашей организации» так и осталось не высказанным, а предложение, к очередной досаде Ломиона, пришлось переиначить, - …помочь вам чем-нибудь?

Lynette: > Поляна независимых. Линетт пришла к берегу в тот момент, когда у Ломиона закончилось красноречие. "Помочь чем-нибудь?? Мы что организация добрых саморитян?" - девушка выпала в осадок, но пока что не спешила выходить из леса. Если бы не пробежка по лесу в темпе "Ааа! За мной гонятся дикие звери!!", девушка не нагнала бы это чешуйчатое зверье, которое убегало от лагеря как от огня. По видимому ему хоть как-то не терпелось утереть ей нос. "Вот бы подпалить ему слегка крылья, чтобы в следующий раз думал как оставлять позади себя хрупкую девушку" - недовольно переводила дыхание рыжеволосая красавица, под хрупкой, конечно же, подразумевая себя. Саламандра любопытно следила за лицом своего напарника, он естественно идеально его контролировал, но девушка могла поспорить, что он уже израсходовал свой словарный запас любезных фраз. "Спасти его от мучений и страшного унижения?" - на секунду она честно задумалась, как и полагает думать положительному герою. Но потом уселась на ветку и зевнула, 1-0 в пользу тьмы. Место для маскировки было выбрано не самое лучшее, зато идеально подходило для наблюдательного пункта. С другой стороны было не так уж плохо, если ее заметят, незваные гости хотя бы решат что Ломион не один-в-поле-воин, а главный переговорщик острова. Тоже неплохие перспективы, есть куда стремиться. "Определенно, посоветую ему в будущем искать себя в ораторстве, столько возможностей сразу открывается, будет сватом на свадьбе, главным по тостам. После пятой рюмки его смело будут называть душой компании". Линетт тихо захихикала, но потом быстро успокоилась, боясь за свое душевное состояния, как никак ей еще управлять армией. Нельзя расслабляться и терять авторитет в глазах последователей. Через какое-то время она вновь вернулась мыслями к приветствию. "Наш лидер Тэрэва, не мог задать более дельный вопрос, например, по какой причине они здесь, как оказались, где живут, а после опираясь от этих данных судить, стоит ли их просвещать во что-нибудь, или стоит отправить восвояси? Ах нет во мне больше сил." Ли спрыгнула с ветки и совершенно бесшумно в мгновение ока оказалась по правую руку от лидера, еле сдерживаясь, но все-таки сдерживаясь от колких замечаний в его адрес. Например, говорить его дикие звери учили или это особенность исключительно его собственное приобретение? - Мы бы хотели поговорить с вашим лидером. – после того как чужеземцы ответили на вопросы Тэрэвы, Линетт решила что не стоит откладывать этот разговор. Ведь этот корабль они ожидали. Он пришел, и теперь настало время все выяснить, что же принесли морские воды.

Taareth II: Таарет остановилась чуть дальше полосы прибоя, опередив Алистера. Сев на песок, девушка расшнуровала сапоги и кое-как стащила их с ног. Тонкая лазоревая замша, вымокнув, стала почти черной, а кожаные шнурки напоминали крысиные хвостики. Вытряхнув песок и выжав голенища, Таарет привязала обувь к широкому поясу - сушиться. Затем, поднявшись, отряхнула одежду, подкатала рукава и штанины, а после, наклонившись вперед, как могла очистила от песка волосы и связала их в тугой узел на макушке. Несложные манипуляции в миг превратили ее из жертвы кораблекрушения в уверенную путешественницу и искательницу приключений, которой все ни по чем. Оглядываясь по сторонам и отряхивая руки, Таа наткнулась взглядом на вышедшего из леса субъекта. Слова его были уместны и приятны, поэтому принцесса милостиво кивнула в ответ на приветствие и благодарно улыбнулась, заслышав предложение о помощи: - Не помешало бы нам, как минимум, достать пресной воды и купить что-нибудь поесть, либо обменять на еду часть каких-то вещей, поскольку не знаю я, кто сумел сохранить в этом безумии пару монет... Размышления тархистанской принцессы о том, равноценным ли будет в данной ситуации обмен пары ее драгоценных перстней на пару краюх хлеба, были прерваны появлением еще одного действующего лица. Причем лицо это появилось на диво внезапно, словно из-под земли выросло. Девушка-сюрприз медлить не стала и сразу затребовала себе лидера в собеседники. Любой знает, что в плаванье лидер всегда - капитан, кто бы там на корабле ни находился, пусть даже и сам король. Пусть хоть тридцать три короля! Но они только что оказались на суше, и гипотетические "тридцать три короля" вполне могли выдвигаться в парламентеры. Не дожидаясь реакции Каспиана, и не подозревая в иномирских гостях столь высокопоставленных особ, Таарет гордо выпрямилась и подозрительно сощурила глаза цвета молодой листвы. - А зачем это сиятельным господам наш лидер? И как это вы здесь одновременно оказались, милейшие? Вы что - поджидали нас, строя злые козни? А если поджидали с добрыми намерениями, то где это видано - приставать с серьезными расспросами к людям, чудом избежавшим смерти? - забросав вопросами не ожидавших такого напора островитян, девушка припечатала для полноты картины: - Как не совестно! Оглянувшись на остальных, она, правда, сменила гнев на милость, и, огорченно хмуря густые брови, предложила: - Не окажут ли господа в милости устроить переговоры за импровизированным завтраком? Нам есть что рассказать и о чем расспросить, вам же будет о чем послушать...

Susan Pevensie: На берегу царили беспорядок и суматоха. Чудом, казалось бы, спасшиеся горе-мореплаватели, сейчас подсчитывали нанесенный смерчем урон. Необходимо было в срочном порядке выяснить, не пострадал ли кто из тех, кого волны морские так нещадно швырнули на берег. Было похоже, что серьезных повреждений никто не получил, или, кроме девушки представившейся ранее как Таарет Вторая, просто еще не обозначил себя. Но ее повреждения вскоре залечила Веспер. На вопрос Сьюзен о том, где они могут находиться, ответа не последовало. Не мудрено – вряд ли кто-то знал, что за сюрприз уготовала им судьба и куда она могла зашвырнуть их. Да и выжившие были сейчас заняты явно не выяснением их месторасположения. Хотя, признаться, чувство, что ее не слушают, нередко навещало Сью – порой она даже подумывала, не разговаривает ли сама с собой. Но природное упрямство Сьюзен не позволяло ей признавать, что ее слова были не услышаны, она предпочитала делать вид, будто такого результата и добивалась – например, выражала мысли вслух. Поднявшись с песка, взрыхленного чьими-то следами, девушка заковыляла к братьям и сестре. Идти по песку, после проделанных кульбитов, коими наградил их смерч, в мокрой одежде, которая, кстати говоря, тоже была вся в песке, было проблематично. Ноги вязли, из-за чего приходилось нелепо размахивать руками, помогая себе при движении. Попробуй Сью пробежаться – скорости бы это ей не прибавило. Но, так или иначе, девушка добралась до своих родственников раньше, чем они успели куда-либо разбежаться. А уж это они могут. -Все целы? – надрывно произнесла девушка, понимая, что вопрос, в принципе, не нужный. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что Певенси не пострадали. Когда она все же дождалась удовлетворительного кивка от сестры, то принялась осматривать берег. «-Где мы? Зачем мы здесь? Нарочно ли это смерч выбросил нас именно в этом месте?!» - взгляд ее коснулся знакомой фигуры – Каспиан, - жив, здоров – стоял невдалеке и с кем-то разговаривал. – «Что ж, наверное, он уже знает что делать» - облегченно подумала Сью, словно кто-то вообще возлагал на нее какие-то обязанности по поводу произошедшего. Как ни странно, но Сьюзен чувствовала, что она, как и остальные Певенси, играет в этом деле не последнюю роль – в конце концов, на «Покорителе Зари» были нарнийцы, которых короли и королевы клялись защищать, что и делали на протяжении шестнадцати лет. Но в этом мире это было так давно! Чтобы здраво оценить несколько следующих минут, Сьюзен пришлось приложить усилия. В первую очередь, чтобы не наброситься на вышедшего из лесной чащи незнакомца с расспросами. Однако незнакомец сам вскоре ответил на первый ее вопрос. Правда, ответил ли? Об Орисе, как таковом, Сьюз никогда не слышала. И от того, что незнакомец употребил в своей речи «добро пожаловать», легче никому, тем более Сьюзен, которая принимала во внимание лишь точности, не стало. Едва Древняя королева успела открыть рот, как, словно из ниоткуда, рядом с одним незнакомцем появилась другая особа – уже женского пола. Та сразу потребовала к ответу лидера членов импровизированного «Титаника». И тут началась полная неразбериха. Сью мысленно отметила, что на корабле было слишком много высокопоставленных особ, ведь каждый из них мог решить, что речь идет именно о нем. Такова уж особенность тех, кто наделен властью. Из толпы немедленно выделилась недавняя пострадавшая – Таарет. Вернее, показалась она еще в то время, когда незнакомец спросил, не нужна ли им помощь, однако, когда появилась вторая фигура этого странного спектакля, принцесса Тархистана явно вошла во вкус, в то время как Каспиан не спешил с расстановкой точек над «ё». Признаться, принцесса говорила дельные вещи до тех самых пор, пока не стала пристыжать незнакомцев. Сью быстро сориентировалась, и, мало-мальски отряхнув юбку от песка, отделилась от остальных Певенси. По идее, если кто-то из них и должен был идти – так это был Питер, однако, разве могла Сьюзен уступить брату?! -Постойте, постойте, - девушка прервала рассуждения Таарет по поводу завтрака. – Принцесса, позвольте, - Сью попыталась аккуратно реабилитироваться в разговоре, после такого неожиданного вмешательства. Она вовсе не хотела обидеть Таарет, но ее поведение, как показалось девушке, могли не воспринять незнакомцы. Сьюзен же, как никак, за время своего правления, научилась вести деловые переговоры с пользой для сторон. -Будет уместно, если вы, для начала, представитесь. Негоже вести переговоры, не зная своих собеседников, - Сьюзен казалось, что от одних эти слов она стала на несколько лет старше и статнее. И тут же вспомнила, что сама забыла представиться, - Королева Сьюзен, - она хотела было добавить еще к этому эпитет «Великодушная», но вспомнив, как не к месту это звучало в речи Питера, осеклась. – Нас сбил с курса водяной смерч, не окажите ли милости пояснить подробнее, что это за место? Сьюзен решила, что для первого раза этих расспросов достаточно, но не смогла удержаться от дополнения: -И, как уже сказала Таарет, нам не помешало бы сделать запасы пресной воды перед дальнейшим отправлением.

Artizar: - Еще бы, останемся, - запоздало откликнулась с насмешкой Артизар на приказ лидера, - Только боги могли бы мне запретить посмотреть на пришельцев. Словно Изабел читала ее мысли, и их слова совпали. Сильфида сбилась с мысли, но тут же повторила свои слова - в ответ подруге. Ей почудился какой-то энтузиазм в девушке, и она продолжила говорить: - Если ты хочешь пойти со мной, то давай же, идем. Она потянула прорицательницу за руку и подняла ее на ноги. Пристально посмотрев в ее глаза, Артизар решила, что несмотря на то, что Ломион совершенно серьезно отдал им команду оставаться здесь и следить за поляной, она засмеялась над его наивностью. Настолько увлеченный своим постом лидера Сопротивления, он не обращал внимания ни на что иное, кроме как его собственные обязанности. И поэтому лумрен не заметил, что глаза светловолосой сразу же после его слов лукаво и с хитринкой блеснули, как будто бы подразумевая ее молчаливое несогласие. И вот две девушки отправились на берег моря, преодолевая расстояние намного медленнее, чем это, судя по всему, сделали Линетт и Ломион. Артизар могла бы применить свои способности сильфа, превратившись в воздух и перемещаясь с помощью ветров. Но это было бы слишком несправедливо к Изабел, которая шла бы тогда одна. Впрочем, в данном случае она не выделяла тот факт, что так поступала бы только из-за Изабел - подобное она бы испытывала к каждому, кто попал с ней в такую ситуацию. Лишь спустя четверть часа, судя по всему, они оказались на береге и им пришлось еще немного походить из стороны в сторону, чтобы Артизар определила местонахождение незнакомцев. Интерес так и трепетал в ней, пока она не увидела людей. Обычных, простых людей. Возможно, женщины были слишком красивы для обыкновенных земных, а животные в камзолах странны, но именно это и продолжило двигать удивление и воодушевление Артизар. До тех пор, по крайней мере, пока она не увидела усталость, замотанность и прочее, а так же забавно одиноких в этом обществе Линетт и Ломиона. Последнее заставило ее хихикнуть и взглянуть на Изабел, указав рукой на приятелей. Глаза той тоже сузились от лукавой улыбки. Артизар быстрее побежала к ним, не встречаясь взглядами с лидерами, не желая нарываться на их гнев. Надеясь, что они не будут уделять эмоциям много времени, она отпустила руку Изабел и испарилась в воздухе, тут же материализовавшись позади Линетт, вслушиваясь в диалог. Более трудно было понять вмешавшуюся темноволосую высокую (хотя для миниатюрной, даже крохотной Артизар все казались такими, за исключением, пожалуй, темноволосой девочки) девушку, которая представилась королевой. Сильфида тут же округлила глаза и затараторила, не дав слова сказать никому из лидеров: - Королева? Как королева? Это каких же земель вы королева? Наша королева всегда сидит в замке, отдавая распоряжения слугам. Ей, видите ли, трудно выйти оттуда. Разве что с эскортом на сезонную ярмарку и на казни. Почувствовав, что, вероятно, она сказала что-то лишнее, Артизар замолкла, хмуро свела брови, подняла подбородок и попыталась принять на лицо озадаченный вид, как у Ломиона, смешанный с высокомерием и насмешкой, как у Линетт. - Господа, - обратилась она к лидерам, - Вы не считаете, что стоит для начала ответить их требованиям? Это будет разумным и толерантным, при условии, что они не местные, с королем незнакомы и шпионами являться не могут. - тут же она перевела взгляд на королеву и ответила с большим гордостью, - Это остров. Не ваши земли, - вспомнив последние слова королевы Сьюзен, она добавила, - Вы не можете уплыть. С вашим кораблем сталось нечто невообразимое, попробуйте на этом покинуть Орис.

Egeriya: Покоритель Зари|Палуба -->Орис|Морской берег Раз… два… сейчас! – словно отдавала мысленную команду смерчу девушка. Она просчитала все до секунды, поэтому смерч словно и не стал для нее неожиданным. Как раз по собственной команде Эги неожиданно для всех потеряла свой человеческий вид, сливаясь с водой, всеми клеточками своего тела ощущая ту, первородную себя, то самое существо, которое звали Аладриэль. Звали… ровно до того момента, как она обрела человеческую сущность. Слияние с водой стало неожиданным даже для нее. Она уже довольно давно даже не пыталась восстановить свою истинную сущность, восстановить то, что было создано, а теперь она сделала это. Сделала только из-за смерча, налетевшего на них как раз во время, позволяя ей раствориться в своей природе. Ощутить себя. Настоящую себя, а не ту искусственную куклу, которой она являлась, томясь в теле человека. Сейчас она ощущала себя свободной, свободной по-настоящему. Свободной от всего. От обязательств, от сил, от окружающего мира, от своего «кукольного» тела… это было такое непривычное, но такое пьянящее ощущение. Оно было в какой-то мере опасно для Эгерии. В любую секунду она могла потерять над собой контроль, поддаться тому самому пьянящему желанию остаться такой навсегда, вернуть свою прежнюю жизнь, прежнее имя, забыть все то, что было в этом, человеческом теле. Она хотела стать прежней, веселой и беззаботной, какой была до всех событий, происходящих в Нарнии. Она хотела…, но не могла. Если бы наяда поддалась этому желанию, с ее заботливо созданной колыбели, соскочили бы две королевы. Соскочили бы, и неизвестно, что с ними стало бы. Она не могла позволить такому произойти. Никак не могла. Не потому, что это был ее долг – сохранить их, а потому, что они были ее друзьями. Друзьями – людьми, которых не может быть у нимфы. Если бы она сейчас была в теле человека, то по ее щекам прокатились бы слезы. Ужасное состояние подавленности преследовало ее. Смерч словно нес в себе ее воспоминания, которые мигом вылились на ее душу. Все то, о чем она мечтала забыть. Но, как известно, такие вещи лишь сильнее цепляются за память и потом, в какой-то неподходящий момент выливают всю свою мощь и силу на сознание. Как сейчас. Жаль, что она не знала, что скоро все изменится и повторится, только мягче... Но тссс! это секрет. Девушка старалась выкинуть не прошеные мысли из головы, и у нее это даже получалось, но нарастало другое беспокойство – за Сьюзен и Люси. Она несла их на себе, словно в какой-то колыбели, чтобы они как можно мягче и спокойнее были доставлены к берегу. Груз прошлых проблем отпустил ее, но переживания за двух королев все еще оставляли ее мрачной. И все это несмотря на превосходное физическое состояние. Ей даже казалось, что сейчас она способна свернуть горы, затопить материки, сделать все что угодно, так велика была ее сила. Она могла бы играть и веселиться, разливаясь шумной волной, но это не получалось. Она продолжала «нести» королев на себе, но, начав рассуждать о том, как был вызван этот проклятый смерч, Эги «потеряла» Сьюзен. Паника начала нарастать в душе девушки, но оглянувшись по сторонам, она поняла, что королева жива и что берег совсем не далеко, вот-вот и королева окажется на суше. Теперь нимфа бережно несла одну лишь Люси, стараясь, чтобы с ней ничего не произошло… Ее голову, вдруг посетила мысль, которая пугала и захватывала. Эгерия не понимала и не помнила, где они находятся. Девушка славилась тем, что знала наизусть все закоулки морей и могла вывести корабль из любого места, но сейчас она внезапно осознала, насколько беспомощна. Впервые в жизни она чувствовала это место. Появлялось какое-то внутреннее недоверие, которое с каждой секундой росло все больше и больше. Где же они? Вся природа в этом месте была слажена как-то по-другому. Это невозможно объяснить и понять простому человеку, такое может почувствовать только нимфа, и Эги это чувствовала. Ей казалось, что вот-вот, и она перестанет сливаться с водной гладью, вода сама будто бы не хотела этого и не позволяла нимфе слиться с ней. Странное ощущение, которое девушка ни разу в своей жизни не испытывала. Она боялась, что вот-вот вода вытолкнет ее и «силой» заставит Эгерию принять человеческий вид. Девушка старалась не позволять этому произойти. Все свои силы наяда направляла на то, чтобы удержаться в воде, чтобы оставить себе свой истинный облик. Казалось, что выйдя на сушу, она останется совсем без сил… Но вот, уже некоторое время спустя суша показалась впереди. Это была последняя надежда Эгерии… не задохнуться, как бы смешно это не было. К сожалению, такие, как она, не приспособлены к плаванию в своей природе в чужеродном виде, то есть в обличие человека. Как можно скорее девушка неслась туда, разлившись маленькой волной на сушу, она «поставила» туда Люси, а затем, создав более сильную волну, она сама обрушилась на сушу, тут же поднимаясь на ноги в обличие человека. Наверное, со стороны это казалось волшебным. Глубоко вздохнув, нимфа огляделась. В десятке метров она видела несколько фигур, видимо, королева Люси уже пошла туда, и сама наяда не став тратить времени поспешила к тому скоплению людей, радуясь, что горестные воспоминания не стараются вновь всплыть в памяти…, казалось, это именно чужая вода пробуждала их… Медленно идя, через какое-то время, девушка добралась до группки людей… и помимо знакомых ей членов экипажа, увидела совсем новых, неизвестных людей. Видимо, они все уже как-то начали разговор, ведь Эгерия пришла только на последнюю фразу незнакомки - «попробуйте только на этом покинуть Орис». Именно эта фраза очень заинтересовала девушку, ей не терпелось все выяснить. Эги прошла вперед, вставая рядом с королевой Сьюзен. - Простите, что прерываю вашу беседу, но о каких землях вы ведете разговор? Я, за свою долгую жизнь, впервые слышу об Орисе. Посему, не могли бы вы, господа, ответить на мой простой вопрос – что это за Орис такой? – Обычно Эгерия не вмешивается в чужие разговоры. А за сегодняшний день это происходит уже во второй раз. Похоже, это необычный день. А может, ее эмоции все еще на пределе, поэтому она не контролирует себя так замечательно, как обычно. Она на секунду перевела взгляд с незнакомцев на Веспер, всем своим взглядом говоря – «что-то здесь неладно. Я это точно чувствую».

Lucy Pevensie: Покоритель Зари|Палуба -->Орис|Морской берег Последним ощущением перед тем, как смерч обрушился на корабль, было чувство, что кто-то схватил ее за руку, словно стараясь всеми силам сохранить ее жизнь, не позволить ей потеряться в волнах этого моря, в этом смерче. Но буквально тут же эта хватка ослабла, даже исчезла вовсе, а саму королеву словно несли на водной колыбели, словно кто-то защищал ее от всего происходящего. Она немного повернула голову, пытаясь хоть что-то разглядеть в этой суматохе, и увидела Сьюзен, буквально рядом с собой, ее тоже кто-то заботливо «нес», но кто, же это? Волшебство? Да, конечно, здесь все волшебно, мы ведь в Нарнии, по-другому тут не бывает. Но все же…? Она старалась восстановить в своем сознании все события до того, как смерч обрушил свою силу на них. Девочка стояла с сестрой, а затем, за считанные секунды до смерча, кто-то подскочил к ним, схватив за руку, а после сливаясь с водой. Юная королева несколько раз прокручивала в голове этот момент, пытаясь понять, кто же к ней подошел тогда. Догадка неожиданно всплыла в ее голове. Эгерия! Люси даже улыбнулась сквозь все свое беспокойство. Когда их подняли на корабль, девочке не удалось увидеть нимфу и поздороваться с ней, зато сейчас она была как никогда ближе к Эги, той, кто предсказал им смерч. Люси никогда не видела нимф в их истинной сущности. За столько лет правления в Нарнии, она видела только, как наяды сидят у рек, и погружаются в них, оставляя человеческую сущность, а сегодня, впервые, она смогла увидеть истинный вид этих прекрасных существ, и была заворожена этим зрелищем. Еще в своем человеческом теле нимфы были наделены особой грацией, которой не мог «овладеть» простой человек, и сейчас, в море, они будто бы отличались от других волн. Это нельзя передать словами, просто Лу понимала это. Улыбка проскользнула на ее лице, когда она увидела еще одну такую «волну». Либо Веспер, либо Мадлен. Они удивительны и волшебны. Спустя какое-то время, юную королеву бережно опустили на сушу. Девушка даже не заметила, как скоро это произошло. Просто раз – и она стоит на земле. Ноги невольно подкосились, и вначале девушка приземлилась на колени. Стоять было непривычно, после этого «плавания». Но, вскоре, она спокойно поднялась на ноги. Где-то в десяти метрах она видела группку людей, куда и поспешила. Помимо ее старых знакомых, здесь были новые люди, которые как-то отличались от жителей Нарнии, Орландии и Тархистана. Это невозможно было описать, но она четко чувствовала это отличие. Интересно, кто они? И… где сейчас сама Люси и все члены экипажа «Покорителя»? Лу подошла к Веспер… - Веспер, кто… они? – шепотом, наклонившись к уху нимфы, спросила Люси. Глаза девочки горели, в ожидании новых приключений, а на лице на секунду загорелась улыбка.

Edmund Pevensie : Во время шторма Эдмунд одним из последних отправился за борт. В последний миг прыгнув в воду, он получил какой-то доской по спине и отключился на несколько мгновений. Очнувшись, он погреб куда-то в сторону, не важно, куда, лишь бы подальше от этого места. Он уже не понимал, где находится, именно поэтому, минут через пятнадцать, проведенных в усердной борьбе со стихией, обнаружив под ногами нечто подобное песчаному дну, он испытал сильнейшее удивление. Парень принялся работать конечностями ещё быстрее, хотя мышцы уже просто сводило от усталости и холода, и, наконец, оказался на суше. Выставив вперед руки, Пэвенси свалился на песок и провел в этом состоянии некоторое время, давая отдых телу, пытаясь отдышаться. Тело приятно покалывало и слегка ныло, он уже потерял счет времени, находясь в таком состоянии. Наконец, ощутив, сто усталость отсутупила, парень поднялся на ноги, а затем долго и упорно вертел головой до такой степени, что шейные позвонки принялись тихонько похрустывать, пока, наконец, не сориентировался и не обнаружил людей, маленькие точки вдалеке, похожие на суетящихся муравьев. Неторопливо поднявшись с места – организм его полностью выдохся, Эд направился в их сторону, попутно выжимая вновь вымокшую рубашку и убирая капли воды с глаз. В лицо то и дело бил ветер, приносящий с собой солоноватый запах моря, частицы песка и пыли, щипавшие кожу. Эд машинально сощурился и постарался прибавить шагу – он не испытывал особого удовольствия от этой прогулки: ноги то и дело проваливались в песок, а равновесие держать становилось все сложнее. Точки становились все четче и ярче так, что он уже был в состоянии различить силуэты и, кажется, видел Лу и Сью, с чего почувствовал огромный прилив сил, позволивший перейти на бег и достигнуть произвольного лагеря ещё быстрее. Наконец, достигнув заветного места, Эдмунд перешел к оценке ситуации. Все члены экипажа, а так же пассажиры и их случайные попутчики были целы, по крайней мере, те, что остались у него в памяти. Это плюс. Он не сразу обратил внимание на четверых аборигенов, приняв их за «своих». - Ну что тут у вас? – с деловым видом поинтересовался он, подходя к беседующим. Только сейчас он изволил вглядеться в их лица и понял, что раньше их никогда не видел. Случайность? Он не придал ей значения. Бледная девушка с белокурыми волосами, мрачный мужчина, рыжая с дерзким взглядом, ещё одна девушка, что держалась слегка поодаль от остальных, будто прячась, смущенная обилием внимания. Эдмунда, однако, зацепило лишь то, что эти были все облачены в сухую одежду, кардинально отличавшуюся от нарнийской своей блеклостью и легкостью. – А это кто такие?

Isabel Flores: Наверное, так быстро Изабел не бегала никогда. Она едва поспевала за развившей огромную скорость (для человека) Артизар. Для сильфиды такая пробежка была из разряда самых обычных и заурядных - она ведь и есть Воздух, воплощение ветерка, который и сейчас дул навстречу им. А вот для Изабел забеги с Артизар казались утомительными, но она не жаловалась, и сейчас, даже почти не отставая, следовала за подругой. Любопытство заткнуло не только страх перед неизвестностью, но и усталость, словно за спиной выросли крылья. Что-то подсказывало Бел, что ей непременно стоит увидеть тех людей из своего видения воочию. Зачем? - Изабел и сама не знала. Но уже сейчас она чувствовала с ними некую связь - ведь она была первой на этом острове, кто хоть во сне, но все же увидел их - тех, кто, возможно, изменит ход истории в их мире. Почему именно к ней явилось видение? Это ведь что-то должно было значить. За пятнадцать минут девушки преодолели немалую часть острова и Изабел отметила, что сегодня она поставила личный рекорд - так быстро до побережья она ни разу не добиралась. Но, к ее разочарованию, они были не первыми, кто добрался до места крушения - естественно, их обогнали Ломион и Линетт. В своем видении Изабел видела "Покоритель" в рабочем состоянии, на плаву, и с совершенно здоровым экипажем на борту - ни о каком крушении она и не догадывалась, ожидая, что незнакомцы намеренно направлялись к ним. Поэтому, вы без труда можете себе представить, каково же было ее удивление, когда к их прибытию на место они увидели, что корабль уже успел прибиться к берегу (причем было это странно и не очень естественно - будто кто-то аккуратно приставил корабль к берегу, что навело Бел на мысль - а не магия ли вынудила пришельцев приплыть сюда?), а люди (и не совсем) раскиданы по всему побережью. Часть из них уже очнулась, а остальные все еще лежали без сознания. C горсткой пришедших в себя Ломион и Линетт уже пытались завести беседу - насколько успешно, Изабел не знала, ибо находилась слишком далеко, чтобы услышать их разговор. - Арти, Арти, это они! - восторженно прошептала Бел, по-детски наивно рассматривая измученных нарнийцев. Не услышав ответной реплики, она оглянулась на подругу, однако ее на месте уже не было. Встревожившись, Бел начала мотать головой по сторонам, пытаясь отыскать пропавшую - но тревожиться не было причин, ибо Артизар всего лишь отправилась к лидерам. Почувствовав себя одиноко без своей бессменной спутницы, Изабел ничего не оставалось, как поплестись следом за Арти. Здороваться с незнакомцами она не стала - не потому что была такой невоспитанной, а просто из-за того, что ее "здравствуйте" посреди важного разговора покажется слишком неуместным, посему она предпочла хранить молчание и продолжила с любопытством рассматривать новоприбывших, плюнув на то, что это невежливо - очень уж дивны они были. - ... А это кто такие? Обернувшись на голос, Бел увидела парнишку примерно ее возраста - однако его взгляд был слишком взрослым, а манеры слишком изысканно для человека, которому еще даже за второй десяток не перевалило. - А вы кто? - на удивление дерзко для себя спросила Изабел, до сей поры молчаливо державшаяся в тени. Но понять ее можно - до того времени она находилась в обществе персон, слишком важных, чтобы тратить время на расспросы какой-то девчонки, а сейчас здесь появился хоть кто-то, соответствующий ей если не по рангу (что было очевидно), то хотя бы по возрасту.

Peter Pevensie: Это странное чувство… Охватывающее целиком, с головой, и разрывающее изнутри на куски. Что-то назревает. Причём, не самое «доброе». Эта мысль заставляла слегка дёргаться левому глазу. Подобное явление ещё называют интуицией, кажется. А она, как известно, сильнее развита у женщин, поэтому Питера не так явно трясло. Так, сердце набирало обороты, не нуждаясь в приложении физических сил. Всего-то. Стоило ли обратить внимания на это? Хороший вопрос… Он, как и многие другие, заполняли мысли Певенси и кружились в безумном круговороте. Парень просто сидел где-то внутри танцующего по волнам корабля и смотрел в круглое окошко. Взгляд был затуманен, подобно запотевшему стеклу. Это-то и сыграло с молодым человеком злую шутку, когда он не совсем вовремя подметил, что на горизонте образовывается смерч. Вот так удар… Стоило Питу вернуться в реальность и проанализировать увиденное за бортом. Сердце ушло в пятки. Так близко! Певенси вскочил на ноги, рванув к двери, прихватывая на ходу обмундирование. Что значит, всеми известный, закон подлости… Например то, что дверь заело и она упорно не желала пропускать короля наверх. Пинок ногой. Путь расчищен. Парень, перескакивая несколько ступенек, выбежал на палубу, где творилось нечто… шокирующее. Стихия забирала с собой каждого, по одному. Сью, Лу, Эд… за борт, вслед за бушующими играми океана. Молодой человек скользнул к краю, опуская туда голову. Всё, что срывалось с его уст, заглушали свисты ветра, треск дерева... Кстати, очевидно, одна его часть и помогла Певенси пуститься в свой «путь». Толчок и парень в ледяной воде. Хаотичные движения конечностями. Плюс ко всему груз тянет на дно. Чудесно, ничего не скажешь. Пришлось уцепиться за бревно, которое, вместе с прибоем, вынесло Питера на берег. Это то, что творилось с ним буквально несколько минут назад, которые, казалось бы, тянулись вечность. Сейчас, вдоволь «пообедав» песком и солёной водой, парень «отдыхал» на песчаном настиле. Сознание стало обретать ясность. Самые страшные исходы (к счастью, лишь возможные) этого крушения всплывали в голове Певенси. Что случилось с остальными? Больше ничего не волновало молодого человека. Он тут же принял горизонтальное положение и осмотрелся. Сама земля, что окружала его – не проблема. Даже интереса не вызвало. Его восторгу не было предела. Взор упал на небольшую группу людей, среди которых он узнал всех тех, кто был дорог Питу. Собрав свой багаж из меча и щита, Питер поднялся на ноги. Словно ватные… Парень усмехнулся и совершил первый шаг. Вроде, нормально. Молодой человек громко выдохнул и побрёл в сторону толпы людей. - Как вы тут? – подойдя сзади сестёр, поинтересовался Пит. Странно, но кроме них, его мало что могло отвлечь. Просто внутреннее умиротворение воцарилось где-то в груди, согревая душу. Хотя, чему тут ещё радоваться-то было можно? Разве что этот момент осознания. – О, да тут мы не одни? Местные? – брови парня сошлись на переносице. Посыпались вопросы с обеих сторон. Отчего-то сарказм валился из ушей Пита, но этого он предпочёл не демонстрировать. – Человеки, не видно? Две руки, две ноги… - едва заметно качнув головой, Певенси отбросил подобные мыслишки. - Король Питер. – дополнять?.. - Рад встрече… - кого обманываю? - Так понимаю, это земля обетованная? А вы её жители? – и так очевидно. Иначе, как объяснить ощущение неловкости? Их собеседники просто испускали свои негативные флюиды… Ладно, опустили тему… - Мы потерпели крушение корабля, и наше присутствие здесь – чистой воды случайность. Как только всё будет приведено в порядок мы оставим Вас. - спокойно проговорил парень, не видя абсолютно никакой субординации. По крайней мере, со своей стороны.

Lomion Tereva: От всех посыпавшихся после его приветствия «гостям» соботий, Ломиону оччень захотелось кого-нибудь убить… Вот, например, Линетт, которая умудрилась (о, как хорошо, что он был не в курсе о чём саламандра при этом думала) одной фразой настроить немного враждебно первую пошедшую на контакт девушку, назвавшуюся какой-то там принцессой. Её замечания даже заставили лумрэна устыдиться, правда, разумеется, не за себя, а за организовавшую деловой подход к быку и рогам аэньэ… Вот только потом стало совсем не до смущения и не до желаний кого-то убить: когда были заданы уже вполне деловые вопросы и Тэрэва уже открыл было рот чтобы ответить, прямо у него из-под бока раздался голос… кого бы вы думали? Лумрен вполне в пределах слышимости недовольно зарычал и мееедленно повернулся к Артизар. - И кого, позволь узнать, ты оставила в штабе вместо вас двоих? – в том, что сейчас появится здесь и Изабелл, как и в том, кто был автором идеи прийти на берег, двуликий совсем не сомневался. Но сейчас было всё-таки не до выяснения кто, где и кого не послушался, да и вообще не до внутридвиженческих разборок, посему он просто покачал головой и снова повернулся к мокрым собеседникам, которых ощутимо прибавилось и которым уже, очевидно, не очень понравился контакт с местным населением. Надо было экстренно что-то делать, так что Ломион в останавливающем жесте поднял обе руки, словно призывая всех к спокойствию и одновременно прося своих чуть сдать назад и предоставить всё-таки ему возможность вести разговор… - Так, давайте по порядку и без взаимных обид. Разумеется, мы попытаемся вам помочь, чем сможем, возможно, вы усомнитесь в бескорыстности, и будете правы, но об этом потом… Вы на Орисе, и это название вам ничего не говорит, стало быть, вы издалека. Нам название ваших мест тоже вряд ли что-то скажет, потому что остров Орис никогда не общался с кем-либо извне, хотя у нас есть очень древние легенды о большой земле, но это только легенды. А теперь о том, кто мы и кто вы. Вы правы, не представившись, я возможно поступил невежливо, так что это надо исправить… Моё имя Ломион Тэрэва, это моя… хмммм… соратница Линетт, мы являемся лидерами одного из местных движений, а это Артизар и Изабелл, тоже наши… друзья. Мы оказались здесь не случайно, Изабелл предсказала ваше появление, но и это не главное… На починку корабля у вас в любом случае уйдёт несколько дней и за это время вы наверняка успеете заинтересовать нахих Короля и Королеву… Так что, у вас вряд ли получится остаться в стороне от событий, которые сейчас происходят на острове. Вы, разумеется, можете попробовать, но я бы усомнился в том, что из этого выйдет что-то хорошее… Потому я и пытаюсь предложить вам сотрудничество. Что скажете? – лумрен не обращался при этом ни к кому конкретному, так как понял, что лидеров в этой группе, как и у самих Независимых, куда больше двух…

Edmund Pevensie : Эдмунд поглядел в сторону девушки, все так же скромно стоявшей позади своих друзей. Она кого-то ему напоминала, кого-то очень важного, но он напрочь отказывался понимать, кого. С полминуты он стоял, рассеянно разглядывая её, пока наконец взгляд его вновь не стал твердым и серьезным. - Ну, раз уж на то пошло…. Я – Эдмунд. Полагаю, мои королевские корни и все тому подобное вам ни о чем не скажет, поэтому просто Эдмунд. И все же, не изволите представи-и-и…. Его перебили - Король Питер.- Эд обернулся и смерил брата недовольным взглядом. Тот вечно влезет, когда его не просят. Господи, подари мне терпении, а ему…ну, тоже что-нибудь подари, чтобы не обижался. Скорчив нарочно театральную недовольную рожицу, Эд секунд тридцать смотрел на Питера, затем вновь обернулся к своим новым знакомым. - Да, вот он тоже король. Скромнейший их представитель. – иронично заметил парень и оглядел лица собеседников, ожидая хоть какую-то эмоцию. Вообще, морозить шутки в незнакомом обществе – крайне рискованное занятие, никогда не сможешь угадать реакцию. Мало ли, эти ещё себе подумают что-то не то, потом объясняйся. Но вот Эдмунд имел привычку задумываться о таких вещах гораздо позже того, как сделать их, если задумываться в принципе. Ломион. Именно так звали этого угрюмого парня, который, судя по всему, был здесь за главного, раз вещал в основном он. По мере того, как Тэрэва представлял своих спутниц, Эдмунд пытался запомнить их имена. То, что рыжую звали Линетт, он запомнил почти сразу, а вот уловить, кто из оставшихся была Артизар, а кто – Изабелл, он так и не смог. Наступила небольшая пауза, все дружно принялись переваривать речь аборигенов, которую Эд благополучно прослушал и, именно благодаря этому, среагировал шустрее всех. - Да, прекрасно, парень, давай уже куда-нибудь двинемся, а проблемы будем решать по мере их поступления. – вывертелся он и самодовольно улыбнулся – на него внезапно накатила волна какой-то детской вредности, так, что хотелось язвить всему миру и свято верить, что они все будут молча обижаться и фыркать. Поглядев на суровые лица брата и Тэрэвы, Эд осознал, что шутка не прокатила, но все же решил доиграть роль клоуна до конца, - Чтож, ладно, вы пока здесь продебатируйте, а я посижу, никто не против? С этими словами мальчик уселся на песок и скучающе подпер щеку кулаком. Что на корабле, что здесь – он ненавидел старших за их любовь тереть об одном и том же часами, при этом оставаясь на своем. Сам в душе он тоже детенышем уже не был, но вот до такого маразма ему было ещё далеко. Странно только, что островитяне радостно поддержали идею посидеть здесь ещё: то ли у них тут все такие болезные, то ли их редко пускают погулять (бедняжки!) … В общем, Эдмунд понял, что без чудо-ручек Веспер им не обойтись – они опять рискуют заболеть и здесь же сдохнуть от этого недуга.

Artizar: Никогда еще Артизар не чувствовала себя более одинокой в своих размышлениях. Казалось, окружающие только и помешаны на том, чтобы доказать, что они немного умнее, прекраснее, сильнее, благороднее, знатнее и так далее по списку. Последнее новоприбывшие упоминали так часто, что сильфида в их присутствии готова была почувствовать себя самой жалкой. Отчаянно хотелось заявить, что она тоже какая-нибудь принцесса, но когда лидер представил и ее с Изабел, девушка громко вдохнула и скрылась позади двух главенствующих лиц, пристально смотря на подругу. Прорицательница явно ощущала себя неуютно в обществе, где она привлекала внимание каждого. Удивительно, как она не замечала этого раньше, среди орисийцев; судя по всему, Флорес скорее было неловко от чужеродного «запаха» в воздухе. Который сама Артизар ощущала весьма отчетливо, отчего она сжалась еще больше в комочек, став совершенно незаметной, наверное. Тут же начались разные дебаты по поводу того, что делать дальше. Артизар резко стало скучно от присутствия таких людей, которые не могут в пару минут о чем-то договориться; особенно сейчас, когда орисийцам срочно надо было представить свое превосходительство над чужеземцами. А сильфида тем временем начала уже хихикать от глупости этих странных слишком надоедливых, неинтересных и гордых людей, для которых главным пока что было заманить мореплавателей к себе в лагерь. Задумавшись над последними словами Тэрэвы, Артизар тут же вспомнила о заявлении Изабелл о том, что с этими людьми в их рядах Барретту не удастся их победить. Сильфида глубоко вдохнула воздух и поразмыслила над тем, как ей поступить с этим знанием. Она была уверена, что Изабел не ошибалась; но столько ли было правильным сказать лидерам это? Неужели боги желают, чтобы они это узнали, или же они подтолкнули Флорес просто к тому, чтобы это увидеть и осознать? Не столько заинтересованная тем, что в ее руках находятся, вероятно, судьба и самоуверенность лидеров, сколько тем, какую ношу она на себя берет, откладывая эти знания в долгий ящик, Артизар моргнула и решила, что пока что стоит умолчать об этом таинстве. Тем временем один из пришельцев, который назвался Эдмундом и корректно намекнул, что он еще и король (о боги, да как же они не переругались на своей родине?!), сделал весьма комичное действие, которое взбодрило Артизар. Она подмигнула подруге и тут же с помощью своих сил переместилась к Эдмунду, присев рядом с ним. - Правда же, они скучные? - шепнула девушка, мимолетно ухмыльнувшись и тут же затихнув, когда она увидела на лице Эдмунда некоторое удивление и озадаченность ее действиями. Впрочем, она недолго грустила по поводу реакции нового знакомого: сильфида оперлась на руки позади спины и стала молча наблюдать за обсуждением ситуации с остальными, не забывая иногда показно хихикать или зевать.

Susan Pevensie: оффтоп: тапками не бить - сегодня я - генератор бреда. Что тут началось! Откуда ни возьмись к месту импровизированного спектакля подоспела еще одна незнакомка, которая тут же странно оживилась, заслышав, как Сьюзен произносит свой титул. А следом за незнакомкой, которую, как выяснилось немногим позднее, зовут Артизар, потянулась веерница тех, кто спешил к незнакомцам с разного рода расспросами. Сью не слишком-то огорчилась, что ей не дали уладить дела без лишнего трепа, во всяком случае, эти иностранцы, которые позже обрели имена, собирались сообщить им что-то важное. Сьюзен не знала, насколько это будет важно для нарнийцев и прочих, кому не посчастливилось оказать в этом странном месте, но решила дослушать до конца. Когда появился Эдмунд и первым вопросом бросил не очень-то вежливое «А это кто такие?», девушка призвала брата к тишине недовольным шипением. -Мог бы быть и повежливее, - с некой ноткой раздражения бросила Сью. И чуть тише добавила, – мы все-таки не в Нарнии, - она уже поняла, что представлять свой титул тут было весьма не к стати, ведь это были совершенно чужие, неизвестные земли. Вряд ли здешним жителям сказали что-то титулы королей и королев. С того момента, как начался этот странный разговор, в котором поучаствовать хотел практически каждый, прошло не так много времени, а от представленных имен у Сью начинала болеть голова. К представлениям Пита и Эдмунда добавился самый странный из незнакомцев и представился как Ломион Тэрэва, он же представил своих спутниц как ранее прибывшую – Линетт, так и вновь подошедших - Артизар и Изобел (она подошла позже остальных и повела себя немного, как показалось Сью, растерянно). Когда тот, что представился Ломионом, завел монолог о сложившейся ситуации, Эдмунд, явно не отличаясь тактичностью, или вспомнив свой былой характер вредного мальчишки, сморозил какую-то глупость в сторону лидера, Сью мысленно процитировала «одного из местных движений», и уселся на песок. Конечно, вряд ли кому-то было дело до того, что один из прибывших на остров решил посидеть. Однако вскоре к Эду присоединилась Артизар. Прокручивая в голове недавние события и сопоставляя их с тем, что происходило по мере того, как появлялись новые персонажи этой странной истории, а так же открывались новые и новые стороны сия дела, Сьюзен, не отрываясь, смотрела на собравшуюся компанию. Эдмунд скучал на пару с блондинкой, Питер – явно был воодушевлен, рядом стояла Эгерия, которая тоже включилась в разговор, а представители местного движения изучали их – странных чужеземцев. -Сотрудничество? – повторила Сьюзен и смерила взглядом лидера этой компашки. – Не сочтите за грубость, господин Тэрэва, но из ваших слов следует, что мы застряли на этом острове, без права остаться на нейтральной стороне. Вообще без права выбора, пока корабль не будет починен. Почем нам знать, что то, что предлагаете вы – есть хорошо? В нашей стране нам уже приходилось сталкиваться с трудностью выбора между добром и злом, - взгляд Сью невольно обратился к Эдмунду, а в голове всплыли события, которые казались такими далекими. Как бы то ни было, девушка продолжила, - Что это за события, в которые нас могут втянуть? – Я уверена, что именно это вы сейчас и делаете! – девушка обратилась к той, которую звали Изабелл. – Что, позвольте узнать, вы предсказали? Немногим позже Сьюзен подумала как, должно быть, дерзко звучали ее слова. Но особых угрызений совести по этому поводу она не чувствовала.

Peter Pevensie: «Он никогда не повзрослеет…» - с ноткой иронии подумал Питер, стоило Эдмунду только открыть рот. Разумеется, оттуда тут же градом посыпались остринки и «умные» заметки. Так, наверное, считал сам парень, когда произносил столь пламенные высказывания. Это было очевидно по выражению лица Певенси и жестам. «Пора бы свыкнуться с тем, что из этих уст никогда не будет глаголить философия…» - Старший брат сладко улыбнулся родственной душе, но от ответных речей воздержался. Пока… Его больше заинтересовали слова незнакомца, что от лирической части перешёл прямо к делу. А вот к какому именно… Тут уже есть над чем поразмыслить. Но, как говориться, в каждой бочке есть затычка и это… Эд, собственной персоной: - Да, прекрасно, парень, давай уже куда-нибудь двинемся, а проблемы будем решать по мере их поступления. – на этот раз, он добился чего хотел – изрядной порции внимания. Несколько пар глаз сфокусировались на самодовольной, от столь «меткого выстрела», фигуре. Питер едва заметно качнул головой и отозвался на поступленное со стороны Эдмаунда заманчивое предложение, - посидеть где-нибудь в сторонке. «Мыль – блеск!» - Да, будь любезен… - желание добавить что-то ещё просто рвало изнутри. Парень старательно держал голос, чтобы в нём не проскользнуло лишней нотки, и вернул своё внимание на Ломиона. Тем более, юному «юмористу» явно скучать не придётся. Его одиночество на период выяснений отношений, разделит Артизар. Вот и чудненько. Меньше внимания будет сюда обращать – меньше потом «словит»… Первой на предложение Терева откликнулась Сьюзен. Перебивать её, или вставлять какие-то свои дополнения, Пит даже не собирался. К тому же, она озвучила большую часть того, что собирался выплеснуть сам молодой человек. Он лишь обождал «потока», обрывающегося вопросом. Один из таких сейчас больше всего волновали Певенси. - Что конкретно подразумевает Ваше сотрудничество? – сразу отказывать и посылать на все четыре стороны – как-то, по меньшей мере, не логично. Возможно, местные жители и впрямь знают, что предложить. Но и соглашаться… Мало ли. Кто знает уровень коварства одного здешнего аборигена? – Раз уж вы представились, позвольте и нам последовать примеру… Я – Питер, рядом со мной – Сьюзен, позади – Эдмунд и Люси, мы братья и сёстры по крови. Остальные присутствующие – члены команды и пассажиры корабля. – Уж извините, каждого по имени представлять не буду. Чем раньше закончим с этим, тем раньше уйдём… - Ваши легенды о большой земле, что бы в них не говорилось, отчасти основаны на реальных фактах, так как мы точно не из небытия. – Опустим историю… - Соглашусь, что наше присутствие, наверняка, вызовет заинтересованность, потому, если Ваши Величества заходят установить контакт, - споров не возникнет. Однако… - Питер сделал значимую паузу, - Участие в Ваших междоусобицах не входят в, лично наши, планы и обязательства перед этой землёй. Продолжать поддерживать нейтралитет – то, к чему мы склонны. – предупредил Питер – Итак, каковы Ваши условия?

Caspian X: Палуба "Покорителя Зари" --> Орис Когда смерч приблизился к кораблю, Каспиан был занят - помогал лорду Дриниану закреплять отвалившийся шток. Шток не был важен, но королю нужно было чем - то себя занять. Просто потому, что по палубе неторопливо прогуливалась королева Сьюзен. Ну а когда король видел королеву, он начинал вести себя странно - так, по крайней мере, все говорили. На самом же деле Каспиан просто не умел скрывать своих чувств и нервничал, а это дефакто означало, что он роняет то, что находится у него в руках или же ломает. И то и другое неприятно, не правда ли? Смерч приблизился, накатил огромной воздушно - водной лавиной и основательно тряхнул корабль - так, что он непостижимым образом поднялся в воздух. А потом упал, выбросив предварительно всех пассажиров в воду. Как Каспиан доплыл, не помнил даже он сам, но подозревал, что ему помог кто - то из эскорта. Он очутился в воде, да еще и меч на поясе его потянул вниз. Паника накатила тяжелой, удушливой волной, перекрывая в легких весь оставшийся кислород. Но его вытолкнули. Король огляделся. Члены команды, мокрые как мыши, вылезали и отфыркивались, кто - то полз, оглушенный или наглотавшийся соленой воды. Король поспешил к ним - помогал подниматься и приводить себя в порядок. Дриниан выглядел хуже всех - перед тем, как попасть в воду, он сильно ударился о грот - бом - брам - рей головой. Благо что наяды подстраховали его, иначе "Покоритель Зари" лишился бы капитана. Пока Дриниан лежал на земле а Каспиан суетился над ним, по большей части бестолково, и не зная, что вообще надо делать и как помогать, навстречу всем вышли четверо - три девушки и один молодой человек. Выглядели они... Странно, мягко скажем. В них была магия. Магию Каспиан чувствовал интуитивно - научился от Корнелиуса. Старичок заставлял его предельно концентрироваться - с боем, кровью и злобными воплями. Но концентрацию на магической постоянной с определением сути каждого существа принц худо - бедно разобрался и научился это делать, не медитируя и не напрягаясь при этом. Иногда это получалось непроизвольно. Вот и сейчас он видел вместо людей человекоподобные существа - их тела светились слабым серебристо - белым светом и словно бы перетекали, сливаясь с воздухом. Контур ауры был слишком размыт. Древние короли и королевы подошли к существам. Разговори король не услышал, но по тому, как напряглась Сьюзен, он понял, что происходит что - то непонятное. Возможно, опасное. Поэтому Каспиан, оставив Дриниана на наяд и нимф (строго - настрого наказав им не отходить от пострадавшего и выполнять все, что нужно) аккуратно подошел к разговаривающим. Но представляться не стал, а принялся слушать.

Isabel Flores: Сколько важных людей, - про себя подумала Иззи, то ли с благоговением, то ли с просто невежливым любопытством разглядывая нахохлившихся королей и королев. Хоть они выглядели и не намного старше самой Изабел, все же что-то незримое отличало их от нее, словно сама мудрость веков была заложена в них. И из-за этого она чувствовала себя еще ненужнее. Вообще-то, что тут скрывать, ведь так оно и было - она пришлась здесь совершенно не к месту. Свою функцию она выполнила - предсказала появление корабля, а дальше уж большие дяди должны разбираться. К их компании подошел светловолосый юноша, и прежний ее собеседник тут же съязвил что-то в его адрес. Это впервые за день вызвало улыбку у Изабел, и Флорес позволила себе тихо усмехнуться. Далее посыпалось много слов-много букв по поводу и без, и в основном в этом словесном потоке участвовали лишь Ломион и тот светловолосый юноша, присоединившийся к ним последним. Изабел заметила, что ее подруга уже тоже изрядно подустала от всей этой дипломатической жути и теперь преспокойненько сидит чуть вдалеке от основной компании. Да уж, на деле все оказалось не так захватывающе и интересно, как они с Артизар предполагали. - Хей! - Бел подошла к сильфиде и юноше-иноземцу, развалившемуся рядом. Она, кажется, так и не представилась. - Я - Изабел, - улыбнувшись, она протянула руку для рукопожатия. Было бы хорошо сейчас прибавить какой-нибудь важный статус, но увы, его у Изабел не было, отчего даже рядом с самым приземленным к простым смертным королем ей было неловко. - Как бы то ни было, и какое бы впечатление мы на вас не произвели, рада знакомству, - ну ведь хоть кто-то должен начать налаживать отношения с пришельцами, верно? Хотя бы я. shortposting saves the day, ага

Artizar: В жизни Артизар не могла предугадать, что дипломатические беседы могут быть такими скучными. Она мечтала о жизни во дворце, как маленькая девочка желает стать принцессой, но не видела в дебатах и советах такого отвратного действа. Она представляла жизнь королевы, как будто это было одно благо. Всего лишь раз в своей жизни встретив королеву Лорелей, сильфида не видела и доли такой напыщенности и надутости, которая была сейчас на лицах коронованных особ. Вскоре к ним с Эдмундом присоединилась Изабелл, и девушка захлопала глазами от удивления, когда обычно скромная, тихая и даже немного пессимистичная провидица пошла навстречу незнакомому человеку. Впрочем, романтике между другими Артизар препятствовать никогда не желала, но сейчас ее пробрала ревность и одновременно желание прослезиться от умиления, поэтому она пошла на компромисс между этими чувствами. Хихикнула в ладошку и позволила себе подвинуться, уступая место и Изабелл. Все больше людей присоединялось к группке спорщиков, некоторые перешептывались и строили серьезные морды. Лишь один человек среди них выделялся тем, что, казалось, если ему и не было все равно, то, по крайней мере, он не был заинтересован в участии в этих разговорах. И, по крайней мере, он не счел нужным представляться. Артизар немного поразмыслила и решила: несмотря на его намного более дорогую одежду по сравнению с окружающими и даже королями и королевами, он не пытался надуться как индюк и распространяться о своем титуле. Значит, он не король? Нонсенс - его одежда и статный облик противоречили тому, что он мог бы являться простым членом экипажа. Тут же забыв о Изабелл и Эдмунде, Артизар начала глупо, прямодушно и совершенно без какого-либо подтекста пялиться на новоприбывшего к компании. В этом она находила себе очередное развлечение, да и, к тому же, он, судя по всему, был идеальным объектом для изучения этого народа.

Taareth II: Вас никогда не настигало чувство беспричинного счастья? Корабль потерпел крушение. Рука была сломана (правда, уже нет, а кто худое помянет - тому...несладко придется). Одежда была не в порядке: было странное ощущение, что шаровары сели, словно стирала их нерадивая прислужница, и бархатные шнурки оторочки на рукавах рубашки напоминали сейчас мокрые крысиные хвостики. От песка отряхнуться так и не удалось. Грядущие приключения тоже не обещали быть изысканно-комфортными... Но Таа чувствовала себя просто превосходно. Она не мнила себя обязанной вести переговоры, поскольку за это взялись другие, ей было спокойно и какое-то восхитительное равнодушие к будущности никак не хотело отпускать ее. Что бы там ни было впереди - оно будет потом. Потом я еще успею собраться и стать серьезной, но пока что Ее Высочество берет день отдыха, безделья и пассивного наблюдения за происходящим. В самом деле, разве не могу я себе это позволить? Защитников и так хватает. Нехорошо, конечно, быть обузой, но я и не буду: о себе позабочусь как-нибудь сама. А лезть с инициативой - нет уж. Но...Боги земли и неба, как же хочется...ЕСТЬ!!!.... Таарет отошла к ближайшему дереву и прислонилась спиной к шершавой, бархатной коре... Протянув руку, девушка сломала тонкую короткую веточку, растущую довольно низко, и этой щепкой получше заколола волосы. Хотя длительное морское путешествие внезапно окончилось совсем недавно, ей уже перестало казаться, что земля, подобно палубе, едва заметно покачивается, хотя такие идеи порой и пару дней могут преследовать людей, долго плывших по волнам. Тем не менее, несмотря на все плюсы неожиданно сложившихся странных обстоятельств, принцессу начинало тяготить пребывание на берегу, как тяготит человека долгое пребывание на одном месте безо всякого действия. Тяжелое лазурное небо постепенно наливалось золотом. Увидев короля Каспиана, так же стоящего поодаль от компании дипломатов, она подошла к нему, на ходу перевязывая пояс и пытаясь отряхнуть рукава, и, встав рядом, но не напротив, тихо сказала: - Я волновалась, не увидев тебя с самого начала. - Принцесса уже не запиналась на этих "ты" вместо "вы". Помедлив, она сощурилась и, переведя взгляд со своего царственного друга на орисийцев и обратно, поинтересовалась: - Все в порядке? У тебя странный взгляд, когда ты смотришь на местных.

Caspian X: Маразм крепчал. Ветер усиливался. Огненный шар подошел к самой кромке воды, отдавая ей все свои краски. Цвета играли на воде драгоценными камнями - жемчужно - белым, пурпурно - золотым, нежно - розовым, огненно - рубиновым. Пожалуй, даже в королевской сокровищнице так не сверкало. Хотя, Каспиан блеска драгметаллов не любил. Король поежился. Рубашка прилипала к телу, штаны обтянули ноги донельзя, волосы подсохли и стали неимоверно жесткими и просоленными насквозь - создавалось даже ощущение, что морская соль сейчас еще и с бородки посыплется. Кожу головы неприятно саднило и пощипывало, но король не позволил себе тупо банально почесаться. Политес, ибо. Девушки рядом. А еще потому, что на него смотрели. Нет, не так. На него СМОТРЕЛИ. Пялились. Разглядывали. Беззастенчиво, откровенно и с любопытством. На какой - то момент Каспиан почувствовал себя племенным жеребцом, которого производитель осматривает с целью выгодно продать и заработать хорошие денежки. Смотрела на него одна из местных, маленькая светловолосая девушка с удивительным личиком. Таких девушек Каспиан никогда не видел вживую - но создание напомнило ему одну из фарфоровых кукол, которые собирала тетушка Прюнапризма. Лицо белое, глаза огромные, голубые, губки бантиком, выражение лица беззащитное. Блондинки Каспиану не очень нравились, а с появлением в его жизни Сьюзен он и вообще перестал заглядываться. Но сейчас рассматривал не он. Рассматривали его. С неприкрытым любопытством, будто бы раньше подобных ему молодых людей девчонка никогда не видела. Каспиан отвернулся, закусил губы и покраснел - ему было до жути неловко. Стало полегче. Каспиан снова повернулся, не обращая внимания на пристальный взор, хотя краска все еще заливала его щеки. Только теперь молодой человек сумел уловить настроение аборигенов. Они, хоть и выглядели расслабленно, тоже были растеряны и не понимали, что им следует делать и как себя вести в данной ситуации. К тому же, им было жутко любопытно. Отчего - то. Король, продолжая прислушиваться, с чувством опустился на песок, совершенно не заботясь о том, что когда он встанет, на штанах великолепным живописным натюрмортом окажется этот же самый песочек. Каспиан сгорбился и сел по - турецки, подпирая подбородок руками и готовый вмешаться, если сие будет необходимо. Неслышно подошла тархистанская принцесса, и король поспешно вскочил с насиженного местечка. Когда кораблекрушение вынесло его за борт, он думал только о тех, кто находился в непосредственной близости. Таарет же отнесло намного дальше. Так что сейчас короля колотила совесть - за то, что он вспомнил обо всех, кроме нее. Он ухватил девушку за плечи и аккуратно сжал, словно проверяя целостность и сохранность тела. Тело вроде бы было целым. И даже относительно теплым. -Я рад, что ты цела, Ти, - поспешно произнес Каспиан. - Я не видел, куда тебя отнесло, и уж подумал... - он запнулся. - Я предложил бы тебе рубашку чтобы согреться, но, боюсь, нахожусь не в лучшем положении, нежели ты. А на местных смотрю, потому что они не люди. Каспиан на мгновение повернулся к орисийцам. Их ауры все так же перетекали и сливались с воздухом. -Они не совсем люди, если точнее. Эти существа тесно связаны с воздухом, у них аура текучая и почти прозрачная. Но агрессии вроде бы не идет. Пока, - король почесал подбородок. - Я рад уже этому.

Lomion Tereva: Первой реакцией на слова Тэрэвы была… скука. И глядя на темноволосого парня, которого потом назвали Эдмундом, и подсевшую к нему Артизар, лумрен сам не понимал чего ему больше хочется: то ли рассмеяться над реакцией чужака, то ли придушить Артизар с её выходками… Однако, Ломион не был бы Ломионом, если бы позволил себе первое в присутствии малознакомых личностей, а вторая мысль была всё таки чисто теоретической… Так что, в итоге, ни того, ни другого, он, естественно, не сделал. За что и был вознаграждён уже вполне конкретными вопросами, хотя и немного враждебно настроенными…Но, будь он на месте этих путешественников, и сам бы никогда не стал слепо доверять первому попавшемуся… Особенно лумрену. Хотя, им-то о его расе вполне могло быть и не известно. Тем не менее, во всем потоке вопросов он уцепился за последний, решив, что если после всего того, что он может ответить вопросы ещё останутся, «гости» не постесняются их задать. - Наши условия… Нет никаких наших условий кроме того, что если вы станете гостями нашего лагеря, вам скорее всего придётся завязать глаза на подходе к нему, чтобы вы не смогли, в случае чего, выдать наше местоположение кому не надо… Больше условий никаких нет. Я не буду настаивать на том, что мы ждём от вас каких бы то ни было действий против нашего врага, - Тэрэва специально употребил слово «я», потому что отнюдь не был уверен, что такой его выбор одобрит глава движения, - Я просто предлагаю вам нашу помощь, пока что. В надежде, что и вы потом не откажете в помощи нам, если таковая понадобится, пока вы будете на Орисе. Если вы почините корабль и за это время не произойдёт никаких важных событий, что сомнительно, зная наших Короля и Королеву, мы не будем пытаться вас задержать или хоть как-то вам препятствовать... Думаю, остальные члены совета лидеров меня в этом поддержат… Я бы сразу же пригласил вас в наш лагерь, или наоборот не стал бы вас туда приглашать и выбрал какую-нибудь не очень важную базу, но для любого из этих действий мне всё-таки нужно одобрение нашего Предводителя. Если вы согласны пока что просто пойти с нами в глубь острова, к в любом случае хоть сколько-то обжитому месту, то я предлагаю действительно не торчать у воды, учитывая, что вы все промокли, а отправиться прямо сейчас. Только, корабль было бы не плохо хоть как-то спрятать… но, решать, разумеется, вам самим. Могу только добавить, что если вас волнуют вопросы добра и зла, то… Его Величество Барретт находится на престоле уже триста двадцать два года, и свою жизнь они с Её Величеством Лорелей поддерживают за счёт человеческих жертвоприношений. Достаточно ли будет для вас этой информации? Впрочем, вы можете мне и не верить…

Peter Pevensie: Это ж надо было так вляпаться… За столь короткий промежуток времени такое обильное количество сюрпризов. Например, возвращение в Нарнию, куда, в принципе, ему попасть уже не светило. Нонсенс! Хоть и приятный… Чего не скажешь о самом перемещении, благодаря которому все Певенси оказались в открытом море. А водичка то… Освежающая. Однако, всё было явно расставлено по полочкам, раз их тут же подобрал корабль самого Каспиана. Тоже довольно интересное стечение обстоятельств. Пожалуй, на столь приятной встрече можно было притормозить… Но стоит ли сейчас рассуждать об этом, когда от корабля целым остался лишь образ в мыслях, а команда изолирована от привычной Нарнии и теперь вынуждена принять решение? - Вижу, что выбор у нас не велик… - качнул головой парень, - И самым верным решением будет принять ваше предложение… - Питер бросил взгляд в сторону, где толпилась вся горе-команда, к которой подтянулся Каспиан. Он, очевидно, решил не встревать в переговоры, поэтому просто изучал взором местных. «Самим нам тут не справится… Нет ни инструментов для починки судна, ни пищи, ни крова… Приплыли…» Но больше всего Пита заинтересовала информация о здешних правителях. Это только подливало масла в огонь. «Значит… Жертвоприношение. А весело вы тут живёте. Что-то мне подсказывает, что спокойно мы отсюда не отчалим. И решение тут ничего не изменит… Разве что правильное немного облегчит это путешествие. Ещё бы узнать побольше, что тут твориться.» - поморщился Певенси. – Хорошо. Если возражений не возникнет… - молодой человек обвёл взглядом остальных Нарнийцев, - Мы согласны идти с вами. - кивнул Питер «Теперь оружие… Мне нужно моё оружие… Иначе я чувствую себя… не комфортно. Оно, вроде как, у Веспер?» - молодой человек пробежался глазами по фигуркам, пока среди них не различил наиболее подходящую. «Надо бы по дороге её перехватить. Хоть это будет и трудновато с завязанными глазами.» - Сразу ясно, что это условие несколько насторожило Пита. Мало ли... Если состыковать все новости с этим жертвоприношением, врагами... То невольно в голове всплывает вывод, что они и их слопать хотят... - Но по прибытию, я хотел бы переговорить с вашим лидером..

Jill Pole: Внешний вид: мокрая, рубашка, штаны и собственно все мокрое, на босую ноги, ибо туфли-лодочки скончались; С собой: Все, что было в карманах к великой печали - промокло; - Невероятно!, - откашлялась Джилл и смачно выжала мокрые волосы уже в который раз, затем попыталась вытереть мокрые руки о мокрую одежду и поняла, что это просто верх идиотизма. Промокло все: ее штаны, которые и без того были ей велики, а теперь казались просто огромными и будто были накачены гелием; рубашка, тоже явно не ее размера обвисла как старый мешок и стала облипать тело, уж выше пояса так точно, благо под ней была еще какая-то рубашка, и кажется она спасала ситуацию; туфли лодочки и правда стали «лодочками» и их можно было смело выкидывать, потому что вода размыла материал из которого они были сделаны, и теперь обувь стала похожа на печенье которое макнули в чай. В общем и целом вид у Джилл Поул был самый что ни на есть забавный. Видимо ее покидало изряднее всех, то ли в силу маленького веса, то ли потому что она барахталась активнее остальных. Мораль сего плаванья такова: Джилл на босую ногу, в мокрых и облипших вещах, шаркала к остальным, а с нее в это время стекала ручьем вода. Солнце слепило глаза и начинало подсушивать волосы. Сейчас она и без того чувствовала себя так, словно ее пропустили через стиральную доску и забыли выжать. Внезапно Джилл чихнула, кажется вода попавшая в нос просилась обратно и заставляла девочку чихать. Затем чих повторился и из носа вытекла вода. Джилл Поул поморщилась и вытерла ее рукавом. Даже не интересно было, что именно за свесь с водой вытекла у нее из носа. И это не удивительно, она итак нереально промокла, устала, и кажется что-то себе ушибла, потому что пройдя пару шагов, начала как-то странно прихрамывать в сторону собравшихся. Настроение окончательно смешалось и она просто не понимала какую из своих функций вредности или истерики надо включить. - Невыносимо мокро!, - ругалась про себя Джилл и продолжала пришаркивая на ходу выжимать волосы. Недалеко от процессии которая пострадала от шторма развернулись переговоры. Пока Джилл Поул занималась своим внешним видом, приценивала кто тут есть кто, пропустила момент, когда нарнийцы сгруппировались в одну несчастную кучку, и Питер видимо принял какое важное решение оборачиваясь к своим. Кажется все были живы, и девочка просто не стала их окликивать, если бы кто-то пострадал, то кто-то бы верещал, а раз все тихо, значит все хорошо. Она пересчитала всех пока приближалась по ближе, и окончательно поняла, что все живы. Хоть какой-то плюс в этом был. - Питер, - прохрипела девочка, но тут же откашлялась и обрела голос. Естественно Питер сейчас был за главного, кто бы сомневался, но то, что его идея, любая идея, будет бредовая Джилл поняла еще до того, как он что-либо предпринял. Она даже не слышала о чем речь, но судя по лицам своих, поняла, что что-то не чисто. Пока она пробиралась к Певенси старшему, то успела уловить парочку фраз из его разговора. – Хорошо. Если возражений не возникнет… Джилл вскинула руку и кисло улыбнулась, дабы привлечь внимание, - Прошу прощения, - наконец привлекла она внимание на себя выходя вперед к одному из Певенси, слегка протискиваясь между собравшимися не менее мокрыми людьми. Ну во всяком случае большинство из них для нее на первый взгляд были люди. Джилл стремительно подошла к Питеру естественно вся такая подверженная любопытством и пропитанная смелостью и гордо хромая, будто получила травму на войне и ей сейчас дадут медаль размером с майского жука за ранение. - Питер, - особой любви как известно к старшему Певенси она не испытывала, но все таки, если Джилл не выскажется, никто не выскажется. Так ей казалось. - Что бы ты не предпринял - это плохая идея, - она потянула его за рукав чуть на себя, отворачивая как-то в сторону, - Нужен другой план, а что если кого-то из нас принесут в жертву, или еще чего? Я конечно не слышала о чем Вы там особо говорили, но мне эта процессия не очень нравится! Я домой хочу!, - конечно этого аргумента было не достаточно, и тем не менее Джилл расширила глаза, для большей эффектности, хотя такое с Питером не проходило. Но, попытка не пытка. - Почему-то я не доверяю им!, - настаивала Поул, уж заговаривать зубы, она точно умела. А сейчас просто не хотела присоединятся к эти людям, вернее человеку. Дай Бог чтобы этот кто-то был хотя бы человеком. Все дело в том, что она слишком трудно сходилась с людьми, а особенно с волшебными, если их можно так назвать. И если здесь ее терпели через раз, то дай Бог здоровья тем, кто будет с ней общаться в дальнейшем.

Daniel Ortega: Сегодня Даниэлю выпал жребий патрулировать лес неподалеку от побережья на предмет появления там облавы – правитель этого острова уже некоторое время назад начал подозревать присутствие в его землях повстанцев и вполне мог устроить облаву с целью обнаружить лагерь партизан. И, пожалуй, если бы лагерь постоянно не переносили, не задерживаясь нигде надолго, его попытки вполне могли бы увенчаться успехом. Впрочем, судя по всему, все было спокойно. Ничто не предвещало беды – по всем направлениям было чисто и игнеус уже собирался возвращаться в лагерь с отчетом. Что уж говорить, он не слишком любил ходить в патруль – со скрытностью у него было не так хорошо, как хотелось бы, да и вообще дело это было нудное. Он, пожалуй, предпочел бы охранять лагерь – там он имел бы хоть какой-то шанс найти применение своим боевым навыкам, но жребий, чтоб его, сегодня выпал неудачно. Он воткнул свою глефу лезвием в землю(благо, изделие его отца ржавчины практически не боялось), и присел на пень с целью перекусить захваченным из лагеря вяленым мясом. Впрочем, не успел он приступить к своей нехитрой трапезе, как вдруг ему почудилось какое-то шевеление в стороне побережья. Ортега раздраженно чертыхнулся, засовывая кусок мяса обратно в сумку и поднялся, напрягая зрение и пытаясь получше рассмотреть, что же творится у моря. Как ему показалось, на волнах прыгали какие-то обломки, а кое-где виднелись и фигуры человекоподобных существ. «Если Барретт решил устроить нападение с моря, у него явно что-то пошло не так. Впрочем, стоит проверить, что это за возня. Может, конечно, и ундины наши веселятся, но как-то не похоже…» В общем, крайне недовольный развитием событий Даниэль ловко подхватил глефу, забрасывая ее на левое плечо, и рванул в сторону берега, развивая немалую скорость, но еще и стараясь при этом не слишком-то «светиться» - нельзя было быть полностью уверенным, что у моря не окажется людей короля. Конечно, в плане скорости до сильфов игнеусам было далеко, но, тем не менее, они могли развивать неплохую скорость и поддерживать ее в течение долгого времени. Так что Даниэль несся через лес, периодически цепляясь лезвием глефы за низкие ветви деревьев. Приблизившись на расстояние, на котором его было уже реально заметить, Ортега резко затормозил и дальше двинулся уже крадущимся шагом, укрываясь за густым кустарником и прочими растениями. Несмотря на всю отвагу, нарваться в одиночку на полный экспедиционный отряд, да при боевых магах, ему не слишком хотелось. Даниэль неплохо видел границу между героизмом и идиотизмом. В общем, так он подкрадывался к берегу, откуда доносились звуки чьих-то голосов, пока наконец не разобрал отрывок одной из фраз: -… Его Величество Барретт находится на престоле уже триста двадцать два года, и свою жизнь они с Её Величеством Лорелей поддерживают за счёт человеческих жертвоприношений… Ортега наконец понял, что голос принадлежал Ломиону – одному из руководителей сопротивления – и удивленно прищурился, обдумывая, как ему стоило действовать дальше. Судя по тону лумрена, его вряд ли захватили в плен – тогда он вряд ли стал бы рассказывать солдатам Барретта анекдоты об их правителе. А значит - можно было прекратить прятаться. Вот чего-чего, а этого игнеус не любил. Соответственно, Даниэль быстрым шагом прошел оставшееся до берега расстояние, привычно придерживая закинутую на левое плечо глефу. Встроенный в древко красный кристалл курился дымом, тонко намекая, что удар свободным от лезвия концом глефы тоже не сулит приятных ощущений. - Однако. – одним словом выразил он впечатления от увиденной картины, задумчиво поглаживая уже немало отросшую за время жизни в лесу бородку. – И что здесь происходит? Ортега, мысленно скривившись, окинул взглядом толпящийся на побережье народ – пожалуй, сложно было бы найти лучше просматриваемое место. Впрочем, состав присутствующих там существ немало его удивил. Во-первых, там собрались какие-то дети – человеческие, судя по всему – часть которых обсуждала что-то с его соратниками из Сопротивления, а часть вообще развалилась, как на отдыхе. Во-вторых, на берег явно было выброшено приличное количество каких-то деревянных обломках, ранее, видимо, бывших частью одного корабля. В общем-то, из этого можно было сделать вывод, что эти люди потерпели кораблекрушение… Но вот откуда они, такие странные, вообще приплыли?

Edmund Pevensie : И с той секунды, когда Эдмунд опустил свою царскую пятую точку на землю, понеслось. Тэрэва с должным пафосом стал что-то вещать, Питер, под стать ему, отвечать, Сью что-то прибавлять от себя. Ничего не изменилось. Эти, даже если конкретно притопить и заполнить их чудные ротики водой, все равно не смогут не отсвечивать. Пэвенси. Они такие. Не хотелось этого признавать, но своим шедевральным выступлением Эдмунд тоже поступил так же. Отличие было лишь в том, что он высказался лаконично и на том заткнулся, именно поэтому не бесил окружающих. Даже напротив, как оказалось позже, возымел с этого популярность. - Правда же, они скучные? - правая бровь Эда медленно поползла вверх. Он-то уже собрался в гордом одиночестве выслушать весь этот анекдот, а тут...гмм... в общем, парень этого явно не ожидал. - Крайне скучные, мисс... - крякнул он, выразительно глядя в лицо Питу. На Ломиона наезжать было как-то не удобно, чужой человек. А вот на Питере можно было отыгрываться, сколько влезет. Ну, скажем, этому дуэту бунтовщиков не удалось прожить долго. В их рядах буквально тут же случилось пополнение. - Хэй. Я - Изабел. - улыбка идиота. Истинно идиота. Так обычно улыбаются маленьким детишкам, когда они что-то вам восторженно рассказывают. - Эдмунд, - Галантно поцеловав протянутую руку девушки, он подвинулся, и жестом предложил ей присесть рядом. Рука непроизвольно потянулась к мокрым волосам, дабы пригладить их. Глупость? Именно. Но мало того, Эдмунд даже не обратил внимание на эдакий свой странный поступок. Его напряг лишь ехидный смешок сильфиды, но и о нем он вскоре позабыл, сосредоточив свое внимание на Изабел. - Как бы то ни было, и какое бы впечатление мы на вас не произвели, рада знакомству, - кажется, он вел себя чересчур грубо по отношению к островитянам, раз уж они решили, что он о них плохого мнения. С другой стороны... черт, тот темноволосый парень его и вправду раздражал. Но только он. - Взаимно, да, - и он вновь глуповато глядит на неё. Не к добру, не к добру. По наступлении неловкой паузы, весьма продолжительной, но заметной только им троим, Эдмунд наконец опомнился и продолжил беседу: - А почему этот ваш Тэрэва так настойчиво хочет, чтобы мы пошли с вами? У меня, конечно, есть альтернативная версия, все в этой жизни объясняющая, но все же... В чем же его версия заключалась? Гм...Ну, Пэвенси просто так никуда и никогда не зовут, а раз такое случилось, значит они кому-то нужны. И эти кто-то, похоже, эти самые люди. Но это не отвечало на вопрос, главный вопрос: зачем?

Susan Pevensie: It's a new world - it's a new start It's alive with the beating of young hearts It's a new day - it's a new plan I've been waiting for you Here I am © Bryan Adams Похоже, что слова насчет жертвоприношений вызвали резонанс среди всех приключенцев, даже среди тех, кто не вступал в разговор, хотя таких практически не осталось. Не очень-то радушный прием. А уж идея бродить с завязанными глазами по неизвестному острову и подавно отбивала всякое желание оставаться здесь. Недовольство не обошло стороной и Сьюзен. Надо же было так вляпаться! Только она свыклась с жизнью в Англии, только научилась жить реальной жизнью, научилась пресекать свои мечты – как вот тебе на! Сью начинала злиться. Это было не честно со стороны Аслана – говорить, что она не вернется, когда в прошлый раз все так сильно изменилось. Но несмотря на это она была благодарна за то, что смогла вернуться. Вернуться не через тысячу лет, а всего лишь через три года. Девушка осмотрелась и заметила присоединившегося к общей массе Каспиана, она одарила приветливой улыбкой, но тут же отвернулась, терзаема мыслями. «Наверняка он давно нашел себе королеву. Ведь королю не подобает править страной в одиночку». Тем временем Сью успела ощутить, что несмотря на солнечный погожий денек, стоять на ветру в промокшей одежде весьма и весьма неприятно. Ко всему прочему, от соленой воды стало неприятно стягивать кожу. Захотелось пить. Джилл начала говорить, что эта ситуация ей не нравится, и, тем самым, выразила не только свои мысли, но и мысли Сьюзен, а быть может, и всех присутствующих. -Что ж, - Сьюзен решила подвести итог, но тут на берегу показался еще один герой сей пьесы – бородатый мужчина со странным оружием через плечо. Девушка раньше таких не видела, да и в видах оружия она была несильна, ей хватало того, что она – лучшая лучница Нарнии, как бы пафосно это не звучало. Встревоженная ситуацией и пребывая в раздраженном состоянии, Сью продолжила речь: - Ситуация спорная. Вряд ли вы на чистом энтузиазме стали бы нам помогать. Можно сколько угодно строить догадки и дискутировать на эту тему, однако так мы ни к чему не придем. Девушка немного помолчала, раздумывая над дальнейшей речью. «В первый раз что ли попадать в неприятности?» -Нам всем необходима сухая одежда и провиант для дальнейшего пути. Надеюсь, с починкой корабля мы управимся быстро, дабы не напрягать вас своим присутствием. Мы согласны идти с вами, потому что другого выбора у нас нет. Только вот… - Сьюзен обернулась и посмотрела на корабль, - …кто позаботится о том, чтобы сделать из него невидимку? Последние слова были сказаны с явной иронией. Глупо, но от этих слов ей почему-то стало легче. «Аслан не послал бы нас сюда, если бы на то не было причины. Раньше мы являлись, когда была нужна помощь Нарнии, неужели этот остров так важен, что ради него мы здесь?» - потом Сьюзен вспомнила, что так и еще ничего и не узнала из цели плавания Каспиана. Быть может, это и была цель? Нет, тогда бы он не стал изображать такое удивление. Его действительно интересовало, что здесь происходит, но он предпочел не вступать в разговор, и, надо сказать, поступил очень умно.

Eustace: Как вы думаете, что могло заставить молчать Юстэса на протяжении временного промежутка большего, чем пятнадцать минут, когда вокруг происходит столько всего интересного? Правильно, только то, что он был не в курсе что это интересное, собственно, происходит. И причиной тому была встреченная им ещё во время крушения рея, приземлившаяся несчастному Скраббу прямиком на затылок… Счастье ещё, что когда от удара корабля о воду всех выкинуло с палубы, находящееся в отключке тело пролетело достаточно далеко, чтобы не умудриться ещё и утонуть на мелководье… Сознание вернулось к Кларенсу медленно и постепенно и первое, что он увидел, был Покоритель, загораживающий собой почти половину обзора и представлявший из себя жалкое и потрёпанное зрелище… Хорошо ещё, что хоть сколько-то целое. Пару раз медленно моргнув, видимо, чтобы убедиться, что ему не приснилось ни то, что он жив, ни пострадавший корабль, Юстэс предпринял попытку сесть, проворчав при этом себе под нос что-то подозрительно похожее на «уж попали так попали»… Сесть, как ни странно, получилось с первого раза, хоть и доставило пару неприятных ощущений, а потом получилось и встать. При изменившемся угле обзора, Юстэс разглядел, что часть команды занимается… чем-то общественно-полезным у самой воды (кажется, собирают весь раскиданный по пляжу экипаж), а часть, включая всех Пэвенси и Джилл, с кем-то беседует чуть в стороне на берегу. Надо ли говорить, куда предпочёл направить свои стопы любитель похалявить? Естественно, к горячо любимым родственникам. Вот только, встревать в чужой глобальный разговор (особенно разговор Верховного Короля Нарнии) Юс посчитал лишним, пока он не разберётся в чём, собственно, суть вопроса… Посему, он плюхнулся на землю с единственной свободной от Эдмунда стороны и скорчил заинтересованноую физиономию, всем своим видом показывая, что ему интересно что тут творится, но вопросов, чтобы не создавать ещё большего хаоса, он задавать не будет, а просто посидит и послушает… Если его не слишком сильно будет отвлекать гудящая голова…

Lomion Tereva: - Предводителем, - на автопилоте поправил Ломион Питера, но, заметив лёгкое недопонимание, пояснил, - Не лидером, Предводителем… Лидеров у нас несколько, а Предводитель просто главный среди них. Разумеется, вы с ним поговорите, я прямо сейчас попробую с ним связаться и попросить встретить нас в лагере, а как только это получится, можно будет выходить, так что собирайтесь, если вам есть что собирать… - большего лумрен сказать не успел (хоть и не очень-то и собирался), так как к его собеседнику подошла ещё какая-то представительница этой компании и яро начала того отговаривать… Но Тэрэва решил не придавать этому значения, в конце-концов, не его дело лезть в их внутренние разборки, по крайней мере, пока что… Да ещё и отвлекло появление на берегу ещё одного представителя их движения, Даниэля Ортеги, тоже явно заинтересовавшегося происходящим… - Вон, у Артизар спроси, а то ей тут очень скучно и заняться нечем, - мстительно ухмыльнулся «очень занятой лидер», одновременно показывая Ортеге взглядом на упомянутую сильфиду, вытаскивая из кармана какую-то монету на цепочке и слушая при этом высказывание Сьюзен, - Одежда и провиант найдутся в лагере, а о невидимости корабля позаботиться, похоже, придётся мне… Раз этот вопрос возник, значит у вас некому и, похоже, я тут единственный классический маг. Правда, не уверен, что у меня получится, одной ступени не хватает, но, во всяком случае, попробую… - несчастному лумрену было невдомёк, что там, откуда гости родом, магия может глобально отличаться или не существовать вовсе, так что, не очень обращая внимания на реакцию на свои слова, он скомкал в кулак вытащенный амулет и снова убрал его в карман, после чего повернулся лицом к Покорителю и вытянул в его сторону обе руки, сложив при этом ладони крест-накрест. - Har'luth velkyn, - еле слышно прозвучали слова из классической магической школы третьей ступени, а брови лумрена целеустремлённо направились к переносице, выдавая насколько тяжело ему даётся посягательство на уровень выше своих способностей… Пару секунд ничего не происходило, а потом пространство словно подёрнулось лёгкой дымкой, заставляющей расплываться силуэт корабля, становящегося всё более и более прозрачным… Вот только до конца он невидимым всё-таки не стал. Почти прозрачным – да, а вот невидимым, увы, сделать его у Ломиона таки не получилось… - Что и следовало ожидать… - мрачно буркнул Тэрэва, поворачиваясь к гостям острова, - Большего сделать не… - но тут он резко замолчал и склонил голову на бок, - Хотя, нет, смогу, – и снова он повернулся к кораблю, только на этот раз уже не опасаясь за результат, так как в ход пошёл родной и знакомый с детства дар. И уже спустя минуту полупрозрачный корабль накрыла тень, хоть и выглядящая не очень естественно на фоне моря, но всё-таки скрывшая остатки видимости Покорителя от излишне любопытных глаз… - Правда, не знаю, сколько тень продержится, когда я буду достаточно далеко отсюда, но хоть что-то… - не смотря на смысл этой фразы, интонация у неё была этакого напоминания о том, что лумрен советовал им собираться, пока он свяжется с начальством. Злосчастная кочующая по карманам монета снова вернулась в руки Тэрэвы и была приложена к виску: такой способ связи существовал только у лидеров и, как многое другое, был делом рук лично Бастиана, но вот пользоваться им старались как можно реже и только в экстренных ситуациях, потому как ощущения от использования этих монет были не самые приятные. «Бастиан? Слышишь меня? Пророчество Изабелл, о котором я посылал новость, уже исполнилось… Мы с Линетт на берегу нашли корабль с пришельцами с Большой Земли, я приведу их в лагерь, сможешь нас там встретить? Их лидер хочет с тобой поговорить лично…» - Ломион отнял от виска монету и огляделся по сторонам, потому что на время «сеанса связи» выпадал из реальности, чему-то задумчиво кивнул и, резко развернувшись, сделал вид, что готов идти. Собственно, теперь оставалось только выдвинуться в сторону лагеря, ответ от Бастиана можно было получить и по пути, монета для этого была уже не нужна, вот только слышать в голове голоса при таком способе связи не становилось привычней… - Если готовы, идём, – коротко бросил он собравшимся и направился к лесу. » Орис » Лагерь сопротивления.

Peter Pevensie: Бывают такие моменты… Когда страстно хочется треснуть кому-нибудь подзатыльник. Причём с такой «отдачей и любовью», чтоб всё содержимое черепной коробки повылетало из ушей. А проживая в большой семье, где ты старший брат… Подобное уже в порядке вещей. Однако есть одно «но». Питер не в Лондоне, перед ним далеко не Эдмунд и не привычный круг людей, что правильно поймут всю сложность ситуации. Тут всё иначе. Даже сложнее… От прямых обязательств Певенси сейчас дёргает Поул, да и сильно действует на нервы, если честно. Словно они поменялись местами… Усталость всё равно даёт о себе знать, в следствии чего, терпения у Питта осталось весьма и весьма мало. Вдох-выдох. Парень медленно повернулся к Джил, которая усердно дёргала его за рукав. Разумеется, с её уст тут же полетели разнообразные версии и упрямые доводы. «Уж поверь, тебя они есть не станут. Банальный инстинкт самосохранения…» - мысленно съязвил Певенси, пока контролируя поток своей речи. Начать расставлять всё по полочкам? Поймёт ли? Вот это вряд ли… - А ты предпочитаешь сидеть тут, на берегу, без провизии, одежды и прочих жизненно-необходимых вещей, в ожидании естественной смерти? Ну, или насильственной в противном случае… - сощурился Питер и отвернулся от девочки. Этим временем Тэрэва вносил некоторые поправки в слова Питта по поводу их главного. Оказывается, называть того следовало предводителем. А в том ли суть? Главное – смысл ясен. А в формальности он успеет посвятится. Нужно только немного времени, отдыха и беседы с главарём. Поэтому молодой человек просто кивнул в ответ. Тем более в беседу включилась Сью, которую проблема с остатками судна волновала не меньше, чем Ломиона. Причём, её слова о «невидимости» местные жители приняли в буквальном смысле. И действительно. Надо было что-то делать. Иначе «предсказания» Джил вполне могут материализоваться… А физическими силами тут работы надолго хватит. Внимание привлечь труда особого не составит. Безусловно это большой минус. Но, как оказалось, они тут владеют магией. Это, конечно, не сильно шокировало Питта, так как за последние годы он много, чего насмотрелся, но всё же подобное явление заинтересовало сильно. Он сделал пару шагов в сторону и наткнулся на Эда взглядом. Тот настырно подметил, что вся сложившаяся ситуация ничуть его не… Веселит? Певенси качнул головой в неодобрительном жесте и обратил своё внимание на исчезающий корабль. Брови поползли наверх. Эффективно. А к месту скопления подтягивались ещё люди, среди которых был Юстес и незнакомец с противоположной стороны. Тот оказался лицом заинтересованным, которое отправили за ответами к девушке. К той самой, что присоединилась к великомученику-Эдмунду. Питт пробежался взглядом по присутствующим. – Идём – эхом отозвался он и двинулся следом за Ломионом. ===> Лагерь сопротивления

Jill Pole: В одном она убедилась точно - Питер полный идиот. Но еще возможно и хвастун, или просто писаный герой, который решил выделываться перед дамами. «Интересно, о чем я только думала, когда вообще начинала с ним разговаривать. Питер Великолепный, ну просто слов для Вас нету, Ваше высочество, чтоб Вам пусто стало!» Если бы она не знала Питера, то подумала, что он невольно прочитал ее мысли. Поэтому наверное Пит резко повернулся и направился за «дикарями» черт знает куда. Может это был последний раз когда она на него была так зла, а может и нет. Джилл Поул не умела проигрывать, а сейчас она проиграла Певенси старшему в личном сражении - 1:0, не в ее пользу. Впервые за долгое время. Девочка смотрела в след Питеру и удаляющимся за ним людям. Ручки ее были сжаты в кулаки, на лице явно присутствовал гнев, потому что она явно определилась с состоянием души и настроением. Гнев и обида, те две составляющие за которые будь ее воля, она бы убила Питера к чертовой матери. Но инстинкт самосохранения не позволял ей истерить в незнакомом месте, потому что кругом сплошная вода и остров на котором ее могут принести в жертву. - Ну и идиот же ты! - буркнула под нос Джилл. Союзников в своем предположении не соваться в неизвестность, она не нашла. Все Певенси, а за ними Каспиан и остальные двинулись наверное на собственную смерть, а может и к спасению. Решать не Джилл. Девочка еще не долго стояла вот так на месте пуская в Питера невидимые, но очень яростные молнии, проклиная его и обещая себе обязательно отмстить за такой жест, почти сразу она развернулась к оставшимся еще не решившим идти или оставаться. Поул никогда не сдается. оставалась маленькая надежда, что ее хоть кто-то поймет и повернет это стадо нарнийцев обратно. - Эдмунд, - обратилась она, но потом тут же передумала, ибо от него было толку еще меньше чем от Питера, - А забудь, - махнула рукой Джилл чуть цокая и прошла чуть дальше, где почти напротив Эдмунда сидел еще один мальчик. Юстас. Да, да именно ее лучший друг Юстас, который ну уж точно должен был ее поддержать. Джилл Поул верила, что они с ним в одной лодке, и на одной волне. Он был просто обязан помочь ей в ее взглядах, поддержать, они же знакомы с детства! Они одинаковые. Про себя Джилл просто заставляла Юстаса согласится с ней. - Юстас, - медленно улыбаясь произнесла его имя Джилл, чтобы обратить на себя внимание. Голос ее был весьма мягок и достаточно убедителен, - Ты что думаешь? Нам не стоит туда идти! Верно?, - надавила она на мальчика в надежде что тот, сдастся. Но либо сегодня ни ее день, либо вода смысла все таланты Поул в море. Она раскрыла широко глаза и умоляюще посмотрела на друга. «Юстас Кларенс Скрабб, поддержи меня или прокляну»

Caspian X: Каспиан прислушивался к разговору. Ему было не слишком хорошо - тело неприятно покалывало и саднило от огромного количества морской соли, тревога съедала душу и рвала ее на части, ум настороженно шептал, что доверять чужеземцам так сразу не следует. Однако, беспокойства ему они тоже не внушали. К тому же, в свите оказался сильный маг. Каспиан какое - то время понаблюдал за тем, как маг делает невидимым корабль, затем перевел взгляд на Сьюзен. Она стояла рядом с Верховным Королем Питером, тое вымокшая, но не потерявшая ореол красоты, которым всегда была окружена. Волосы ее, вымокшие, стали завиваться еще больше, глаза засияли ярче, а заходящее солнце заиграло на волосах медной рыжиной. Король вздохнул и медленно отвел взгляд. Скорее всего, она уже давно и забыла обо мне.Наверняка в ее мире уже есть человек, которому она отдала свое сердце. Что же, Каспиан, перестань тешить себя ложными надеждами. Король еще немного послушал пришельцев, затем слегка сжал плечико Таарет и, велев нимфам перенести лорда Дриниэна, пошел в лагерь вслед за проводниками. --> лагерь

Daniel Ortega: Даниэль с некоторым удивлением повнимательнее изучил явно считавших себя главными выброшенных на берег личностей – и, как выяснилось, старшему из них сложно было дать на вид больше двадцати. Игнеус недовольно нахмурился, пытаясь сообразить, с чего лидеры Независимых так суетились с этими всплывшими. Детей игнеус не любил – они, как правило, его раздражали. - Вон, у Артизар спроси, а то ей тут очень скучно и заняться нечем. – Ломиону, судя по всему, сейчас было не до объяснений – он был крайне занят тем, что пытался уговорить эту мелкоту последовать за ним в лагерь. И зачем так возиться? Не хотят идти – на здоровье, пусть подыхают здесь. Ну, или, если уж они такие ценные, можно просто доставить их под конвоем. Собственно, размышляя на эту тему, Даниэль подошел к сильфиде, негромко бряцая металлическими набойками на сапогах. - И что за [цензура] тут творится? – он негромко и лаконично задал вопрос так, чтобы его не услышал никто из всплывших. – Почему все с ними носятся, как будто они – какие-то мешки с золотом? Игнеус задумчиво вогнал глефу лезвием в землю, приглаживая бородку и еще раз осматривая пришельцев. Пожалуй, из всех "лидеров" хоть кое-как всерьез можно было воспринимать только двоих парней лет двадцати – да и то нормальным воином казался только один из них. Остальные же, судя по всему, в случае нападения были бы простым балластом. Правда, были еще и не лезущие вперед люди – вот как раз среди них могли попасться и неплохие кадры… «Но почему, гарр’шехт, они подчиняются этим недорослям?» - Если готовы, идём. – донесся до него голос лумрена. Даниэль был с ним полностью согласен – на побережье их мог накрыть первый же проходящий неподалеку патруль, благо, просматривалось это место отлично. - И то верно, оставаться тут дальше опасно. – буркнул он, закидывая глефу на плечо и двигая следом за командиром. – Странно, что такую толпу до сих пор не обнаружили. ===> Лагерь сопротивления

Vesper : Нетрудно было предугадать удивление нарнийцев, и даже испуг, когда к ним навстречу вышли некие... люди? Вряд ли. Они не были похожи на смертных - впрочем, как и Веспер. Одна девушка - рыжая, настолько рыжая, что казалось, что она вот-вот воспламенится; вторая - не столько бледная, сколько светлая и "воздушная"; мужчина с демонической внешностью, который и был в этой компании лидером; и еще одна девушка, даже скорее девочка примерно лет Люси - единственная, кто походил на смертную. Похоже, она была напугана нарнийцами не меньше, чем они - ее друзьями. Однако девчонка не была скована испугом - даже наоборот, стала более открыта для общения, как только откололась от группы своих товарищей и тут же присоединилась к королю Эдмунду вместе со своей белокурой подругой. Тем временем молодой человек подозрительной внешности, назвавшийся Ломионом Тэрэвой, обратился к королю Питеру, и Веспер с любопытством стала смотреть в их сторону, тем не менее предпочтя остаться чуть в стороне - не ее это дело, вмешиваться в переговоры, тем более, что Каспиан, советником которого она была, также не участвовал в разговоре. Тут к нимфе подошла Люси - она не была не напугана (это вообще с ней случалось редко), однако взволнованна - в глазах девочки блестели огоньки и жажда приключений. - Не знаю, Люси, не знаю, - покачала она головой в ответ, переводя взгляд с Питера и Ломиона на Люси. Веспер взяла ту за руку. - Будь со мной рядом, я им не доверяю. - Вернее сказать, ему. Этот Тэрэва казался Веспер очень уж настырным - не прошло и трех минут с момента встречи Верховного короля и Ломиона, как тот уже посвящал его в курс событий и военных действий, сказав, что их нарнийцы избежать не смогут. Рыжая от него не отставала. Слава Аслану, светловолосая и та, что болтала с Эдмундом, вроде как опасности не представляли. Но, кто знает, какие "сюрпризы" они могут преподнести - лучше, чтобы Люси держалась рядом с ней, мало ли, что может случиться. Пока Питер и Сьюзен налаживали связи с местными, а Каспиан помогал остальным нарнийцам, Веспер решила осмотреться - быть может, она сможет что-то узнать об этом острове из его природы? Но нет, ничего не вышло - все здесь было слишком чужим, и, чем больше она старалась - тем отчетливее понимала, что это пустая трата времени. Местность здесь была не похожа на нарнийскую, море - другое. Определенно, занесло их очень далеко - дальше Одиноких островов и всего, что прежде открывали нарнийские путешественники. Толпа зашевелилась. Кажется, король Питер и тот орисиец все-таки пришли к соглашению. Нарнийцы двинулись за Питером, и Веспер наконец отпустила руку Люси - раз Питер посчитал, что им можно доверять, то и Люси ничего не грозит - по крайней мере, с их стороны. - Нарнийцы, если вам что-то требуется из того, что осталось на корабле - самое время вернуться за вещами сейчас, ибо после на берег возвращаться будет слишком опасно, - объявив это, Веспер повернулась к кораблю лицом - вернее к тому месту, где он предположительно находился. Сейчас он был скрыт некой тенью, созданной Ломионом - не самая лучшая маскировка, но это лучше, чем ничего. - Если ты позволишь, мы вернемся на корабль и заберем все необходимое, а потом присоединимся к вам, - сказала она Каспиану, и, получив одобрение, махнула рукой в сторону "Покорителя", и часть нарнийцев последовала за ней. Обернувшись, нимфа ободряюще улыбнулась Люси и сама стала подниматься на борт.

Isabel Flores: Первое, что Изабел услышала после своего монолога, было хихиканье. Кто ж хихикал? Конечно, Артизар. Взглянув на подругу, Иззи увидела в ее глазах удивление, соседствующее с умилением. Бел догадывалась, чем они вызваны, но ни возмущаться, ни как-то комментировать это у нее не было желания - в конце концов, сегодня такой важный день, Изабел чувствовала себя очень важной персоной - ведь, возможно, благодаря ей изменится история, это же она предсказала появление корабля! Так что сегодня ей все можно. Даже с незнакомцами разговаривать. И пусть Арти так не ухмыляется. Темноволосый юноша представился Эдмундом и поцеловал протянутую руку Бел, что заставило ее смутиться, ведь она-то протянула ее для рукопожатия, но такое приветствие даже приятнее. - А почему этот ваш Тэрэва так настойчиво хочет, чтобы мы пошли с вами? У меня, конечно, есть альтернативная версия, все в этой жизни объясняющая, но все же... Изабел замялась. Как бы ему объяснить, что Тэрэву она, как и Эдмунд, сегодня увидела впервые в жизни, и что встреча была не из приятных? Не каждый день на твоих глазах человек превращается в огромного дракона. - Я видела тебя во сне, - ляпнула она первое, что взбрело в голову. - Ну, на корабле, "Покоритель Зари", да? Понимаешь, я вижу будущее. Иногда. Несознательно. Меня посещают видения, и как правило, они сбываются. Сегодня утром я видела ваш корабль - тебя, вон того человека, и того, - Изабел кивнула в сторону Каспиана и Дриниана. - И еще ее. Вы тогда разговаривали с ней на палубе, и ты назвал ее Люси. Ой, кажется я не о том, - застенчиво улыбнувшись, Бел стала теребить подол платья - так она делала всегда, когда волновалась. А для волнений повод был - нечасто ей выпадает случай поболтать с коронованной особой. Тем более, с таким милым их представителем - на Орисе водились только злюки. Внезапно посерьезнев, Бел произнесла - Потом я поняла, что ваш корабль направляется к нам. Вернее, вы собирались совсем не сюда, но так уж получилось... - словно вновь попав в то видение, Изабел нахмурилась, и со стороны могло показаться, что девушка находится в неком трансе. - Вы очень важны, только вы можете спасти нас, - эта фраза была сказана ею тише, чем остальные - почти шепотом. - Вы положите конец тирании короля Баррета. Если... если вы конечно не против помочь нам, - странное действия видения закончилось, и Изабел пришла в себя. Из всего ею сказанного она помнила ровно половину, поэтому ей ничего не оставалось, кроме как поднять глаза на собеседника и с неуверенной улыбкой ждать ответа. Сама же она чувствовала себя как-то растерянно, словно только что вышла из сна. Подобное погружение в уже увиденный отрывок будущего (вернее, на данный момент состоявшееся прошлое) произошло с ней впервые, и это ощущение даже немного пугало.

Lucy Pevensie: Она стояла в сторонке, рядом со своей старой подругой и украдкой поглядывала на этих странных людей. Нет, она не боялась их, просто точно чувствовала, что именно благодаря этим людям их ждут новые приключения, и, что это... не люди?! Да-да, невозможно описать, почему она так решила, но девочка была точно уверена в этом, так, же как в том, что рядом с ней стоит наяда - Веспер. Та, которая знает Лу с самого первого появления в волшебной Нарнии... Пока старший брат и сестра стояли и разговаривали с человеком, назвавшем себя лидером, Люси оглядывала всех собравшихся. Девушка, с рыжими волосами, казалось, таких рыжих волос даже в природе не существует, будто они сотканы из пламени. Еще одна девушка, она казалась такой легкой и невесомой, будто состоит из воздуха, будто подует ветерок и она, растворившись с ним, улетит в далекие-далекие края. Мужчина, что представился лидером, выглядел грозно и пытался ввести ее брата и сестру в курс дела. Он что-то усиленно объяснял им, но девочка не пыталась вслушиваться в его слова. Сьюзен и Питер сами могут разобраться во всем. И, наконец, еще одна девушка, была какой-то... настоящей, что ли. В смысле, она была почти как человек, а возможно даже была человеком. Она пришла вместе с той, воздушной, и, казалась, не на много старше Люси, почему-то именно им двоим, девочка сразу же могла доверять. То ли потому, что они обе так беззаботно разговаривали с Эдом, то ли по какой другой причине, нам не известной. Юная королева почувствовала, как нимфа взяла ее за руку, прикосновение было мягким, прохладным и почти невесомым. Если бы Лу не видела точно этого, то подумала бы, что просто морской ветерок прошелся по ее руке. Слова Веспер девочка не восприняла в серьез, она знала, что нимфа частенько не доверяла людям, особенно незнакомым. И это было вполне нормально, она, казалось, умеет определять какие люди на самом деле с первого взгляда. Люси так не умела, но она не думала, что Ломион (так, вроде, он представился), представляет большую опасность. Но, перечить Веспер девочке не хотелось, нимфа мудрее, к тому же, она так мило заботится о девочке, словно мама о своем ребенке. Юная королева следила взглядом за переговорами Питера, к сожалению, не слыша, о чем они говорят, и тут заметила, как все оживились, а Веспер отпустила ее руку. Девочка посмотрела вопросительно на нее, а затем поняла, что нимфа более или менее стала доверять этим людям после того, как Питер согласился пойти с ними. Люси смотрела на Веспер, пока та поднималась на борт корабля, затем улыбнулась ей в ответ. Люси подошла к своей сестре, взяла ее за руку, и, заглянув в глаза, ободрительно улыбнулась. Она видела, как Сью смотрела на Каспиана, поэтому Люси вложила в свой взгляд одну фразу – «все будет хорошо, просто поговори с ним». А после, девочка повела ее вслед за всеми, в сторону лагеря, предвкушая то, что ждет их теперь. ===> Лагерь сопротивления

Egeriya: Вначале стоя рядом с разговаривающими, теперь нимфа отошла назад, не желая больше вмешиваться в чужие разговоры. Она получила ответ на свой вопрос, и уже это радовало ее. Хотя нимфа все еще толком не понимала, где они находятся, и как сюда попали. Этот самый Орис казался ей таким странным и непонятным местом... Но она хотела сама вникнуть во все. Почему-то, когда они плыли, она чувствовала некий барьер, словно не пускающий ее сюда, словно, никто не хотел, чтобы нарнийцы когда-нибудь узнали про этот остров. Да и к тому же все здесь было другим. Земля, воздух, вода, вообще вся природа. Это невозможно было описать, и если бы ее попросили рассказать об этом ощущении, она бы не смогла, но она чувствовала это. Чувствовала, что воздух здесь чужой и дышать им гораздо тяжелее, чем родным, нарнийским. Чувствовала, что земля здесь словно... другая. Наверное, эти ощущения приходили к ней лишь потому, что она нимфа, ведь она сама часть природы и легко ощущает все изменения в ней. Даже самое маленькое изменение не сможет пройти мимо детей, созданных природой. Она оглядывала это место, словно пытаясь найти в нем хоть что-то родное, похожее на то, что было в Нарнии, но, теперь казалось, что найти это просто невозможно. Все вокруг так резко отличалось от их родного мира, что постепенно Эги начала чувствовать себя словно не в своей тарелке, словно рыба, выброшенная на сушу. Это ощущение было странным, и стоит сказать, что раньше наяда никогда такого не чувствовала. Да и действительно, ей до сих пор не давало покоя то, что как повело себя море, как оно пыталось вытолкнуть ее, словно заставить принять свой человеческий облик... Почему так могло произойти? Ей всегда казалось, что вода не меняет своей сущности, где бы она не находилась, что ее стихия всегда будет принимать ее даже в самых чужих местах, но, оказалось что это не так. Жаль. Периодически Эгерия поглядывала на разговаривающих, ожидая, когда же закончится их пустая болтовня, но, казалось, это произойдет не скоро. Нимфа медленно подошла к морю и присела на корточки. Она хотела посмотреть, будут ли действовать ее силы здесь, если тогда море так странно повело себя. Вытянув вперед руку, девушка прикрыла глаза. Она хотела управлять хотя бы жалкой струйкой воды, она отдавала ей приказы, но ничего не происходило. Водная гладь была все такой же спокойной, как и минуту назад. Разочарованно вздохнув, нимфа поднялась на ноги, как раз тогда, когда Питер объявил о том, что они пойдут с этими людьми, а Веспер задала вопрос Каспиану о возможности вернуться на корабль. Честно признаться, сперва Эгерия была уверена в том, что пойдет с остальным, но теперь... что-то странное разрывало ее душу, будто бы ощущение, что ей надо остаться с сестрой, иначе что-то случится. Эги считалась старше Веспер, но никогда не вела себя так, будто она ее супер-важная-и-умная-старшая-сестра, поэтому она старалась следить за сестрой, только когда это ощущение шло откуда-то изнутри, как сейчас. Именно поэтому, ни секунды не раздумывая, девушка нагнала сестру. - Я с тобой... Я забыла там... - секундная заминка. Ей просто не хотелось говорить, что она волнуется, но в то же время Эги никак не могла придумать, что же забыла. И, как раз вовремя, она заметила отсутствие своего кулона - ...кулон. Видимо, он упал с меня, когда я обратилась в истинную сущность. - девушка пожала плечами, стараясь не выдать свою истинную обеспокоенность. - И, помнишь, море как-то странно приняло нас? Знаешь... оно... оно не слушается меня здесь. Здесь я не могу повелевать даже жалкой струйкой воды. Как думаешь, почему так? - Эгерия остановилась, глядя на сестру и надеясь, что та даст ей ответ.

Eustace: - Знать бы ещё, куда это «туда»… - буркнул Юстэс себе под нос, в ответ на вопрос Джил о том, что он думает об идее идти в некое неизвестное «туда». Однако, от высказывания всех своих мыслей вслух его удержала какая-то нота в голосе подруги, которую он даже выделить-то толком не смог, но отчего-то понял: для Джилл это ОЧЕНЬ важно… Неуверенно оглядевшись по сторонам и посмотрев особенно пристально в спину удаляющемуся Питеру, Юс всё-таки заметил, что уходят, всё-таки, не совсем все. Некоторые члены экипажа, возглавленные Веспер, отправились в сторону замаскированного каким-то местным (и до чего только эта нарнийская и около того магия ещё не додумалась?) корабля. Это стало последним аргументом для принятия Скраббом решения: его взгляд, уже куда более уверенный, вернулся к Джилл… - Я и правда не думаю, что стоит идти, куда ни попадя, но, Джи, подумай сама, отбиваться от всех остальных тоже вряд ли стоит… Давай, вот сейчас Веспер с Эгерией вернутся с корабля и спросим у них, что они намерены делать дальше… Но, разделяться, думаю, не самый лучший выход… «Мало ли чего можно ожидать от абсолютно не знакомого места? Может, стоило сразу пойти со всеми? Оооо, нет, стоп, вот только не такие мысли… Ты ведь и сам прекрасно понимаешь, что не оставишь Джилл тут одну, даже если Веспер с Эгерией уйдут… Вот только, что-то не хочется такого расклада… Надо непременно убедить её… Или их, смотря кого убедить будет проще… Нет, ну что ей взбрело в голову? Да, опасно, но все ведь почти что пошли… Да и выбора-то особого, похоже что и нет… Можно, конечно, было разбить лагерь прямо здесь, на берегу, но если остров обитаем… Ох, ну почему оно всё так запутанно? А вот будь я на месте Питера, пошёл бы за незнакомыми личностями неведомо куда? Бррр… вот уж куда не хочу, так это на место Питера… Ну их, все эти важные и ответственные решения за большую толпу людей…» - тряхнув головой, Юстэс попытался прогнать лишние мысли и сосредоточить своё внрмание окончательно на Джил и на слежении за тем, не идут ли нимфы обратно от того места, где был спрятан Покоритель Зари…

Taareth II: В ответ на слова Каспиана Таарет только улыбнулась, убрала со лба высыхающие просоленные пряди волос и проговорила словно бы вскользь: - Обидно, что я потеряла свои ножи, и теперь безоружна. Вот как нападет кто-нибудь - придется спасаться позорным бегством...или в срочном порядке учиться махать кулаками. Разумеется, она знала, что будет кому встать на ее защиту, но в сложившейся ситуации ей меньше всего хотелось быть обузой. Шагая рядом с обеспокоенным королем по направлению к лагерю, тархистанка обдумывала свое будущее, и не могла не тревожиться: картина вырисовывалась мрачная, словно невидимые силы, ткущие полотно судеб, уже истратили все, отведенные для Таа, цветные яркие нитки, и перешли на суровые черные. Найдутся ли краски для этой картины, удастся ли повернуть колесо Фортуны? Впереди их ждут самые настоящие революционные будни, и от борьбы с жестоким правителем и его пугающе-загадочной спутницей им уже не отвертеться - так подсказывало сердце принцессе. Оставалось держать пальцы крест-накрест, на удачу. И делать все, что потребуется, беспрекословно и не боясь. Каспиан, словно почувствовав состояние идущей рядом Таарет, сжал рукой ее худое плечико, и тархистанке стало несколько легче. В конце концов, она не одна. Обернувшись, она еще раз взглянула на легкую тень и беспечное дыхание морских волн в том месте, где, сокрытый от чужих глаз, стоял их потрепанный корабль, и после, лавируя между высоченных папоротников, пошла с группой, отправившейся в лагерь. -> Лагерь.

Jill Pole: Итак в этом сражении Джилл одержала победу, пусть небольшую, но ценную. «О, Юстас ты чудо!», - воскликнула бы она, в благодарность за поддержку, но увы Джилл Поул не была сторонницей подобных эмоции, поэтому смогла выдавить только нечто такое: - Я знала что ты будешь на моей стороне, - уверенно произнесла Джилл, присела рядом с мальчиком и посмотрела на удаляющегося Питера и компанию, затем на тех, кто остался на берегу, и куда-то в сторону. Она думала. О чем она думала? Да черт его знает. О разном. О том, сколько всего с ними приключилось за время пребывания в Нарнии. О том, что она очень сильно устала и промокла, но главное о том, что она ужасно соскучилась по дому. Ныть конечно Джилл не собиралась, разве что чуть-чуть попозже, она покажет свой характер оставшимся здесь, и обязательно отхватит парочку оплеух, хотя бы словесных. А затем, когда они примкнут к остальным, устроит истерику. Только сейчас она почувствовала ломоту в ногах и руках, кажется что это ветер с моря\океана (что там у нас?) который пронизал мокрую одежду насквозь тонкими иглами. Джилл морщилась, потому что победа была не долгой. Это ее расстраивало. Некоторые из нарнийцев отправились на корабль за вещами, а некоторые остались ждать, но самое главное, что все равно всем придется потом идти туда, куда предлагал Питер. На верную смерть. - Знаешь, я иногда жалею что мы сюда вернулись, - вдруг неожиданно выпалила Джилл и начала разглядывать свои ноги, как бы виновато, стараясь не смотреть на Юстас, но обращалась он явно к нему, - Это не то, что было в прошлый раз, понимаешь?, - на этот раз она не надеялась, что Юстас ее поймет, скорее всего что-то пробурчит и разговор закончится. Но сейчас Джилл Поул ощутила необходимость общения. И не просто общения, а общения с кем-то близким, а ближе Юса у нее никого тут не было, и для девочки это было очень печально. Его кузены казались такими дружными, такими противно милыми, и кажется Юс становился таким же. Расстраивало ли это Джилл или радовало, она не знает. Одно она знала точно - какой бы Юстас ни был, он ее друг.

Vesper : - Я с тобой... Я забыла там... кулон. Уже поднявшись на борт, Веспер, обернувшись, заметила, что Эгерия осталась в числе пожелавших присоединиться ко второй группе нарнийцев. Первая часть экипажа уже успела уйти довольно далеко, и Веспер перевела обратно взгляд с Каспиана, Питера и остальных на сестру. Выражение лица Эгерии заставило нахмуриться саму Веспер - сестра была сейчас явно озадачена, как и перед крушением... В такие моменты Эги обычно становится очень гиперактивной старшей сестрой, следующей за Вес по пятам, словно с ней что-то может случиться. Уж лучше бы она начала орать и сразу выложила ей свои переживания, чем так. Веспер, сощурившив, взглянула на шею сестры. И правда, кулона там не было. Редко бывало, когда Эгерия ходила без него - это был ее талисман. Быть может, она и правда потеряла его и так озадачена именно из-за потери? Может. Но сейчас не время об этом думать. - Идем, - кивнула она Эгерии. Она старалась ступать как можно более осторожно - вдруг корабль настолько поврежден, что может разрушиться от того, что его потревожили... Тем более, неизвестно, какое побочное действие возымела магия Тэрэвы... Но, к счастью, ничего страшного так и не произошло, и Веспер могла расслабиться. Тем временем матросы, вслед за ними с Эги, начали подниматься на борт, чтобы осмотреть корабль. Было бы странно, если бы они оставили корабль просто так сразу после крушения - не потому что Дриниан приказал им привести в порядок судно, а просто потому что очень уж сильно они любили "Покоритель", он был для них почти домом. И в ее обязанности тоже входила забота о корабле - как и все, чем занимались отдельные команды экипажа, ибо она была доверенным лицом короля и отвечала за многое на корабле. Однако моряки не очень жаловали нимф, считая, что они отбирают их хлеб своими способностями и даром, поэтому Веспер решила оставить матросов одних на палубе, дабы не мешать. Эгерия все еще следовала за ней, словно тень, но нимфа решила стараться не обращать внимания на странное поведение сестры. - Надо захватить и вещи Каспиана, - произнесла она, не оборачиваясь, так как знала, что Эгерия все еще рядом. - И древних королей и королев. - поспешно добавила она. Надо признаться - иногда она забывала, что Певенси вновь с ними. За эти три года она привыкла к тому, что всем нынче заправляет Каспиан, а теперь ей приходилось думать не только о нем, но и еще четверых правителях. Зайдя в каюту Каспиана, Веспер решила, что единственное, что король желал бы взять отсюда при возможности - это меч. Остальное было не так важно и наверняка найдется в лагере местных. Взяв в руки тяжелый меч, она передала его Эгерии. - Сохрани его, - меч был важен Каспиану, и это значило, что они должны сделать все, чтобы он добрался до своего хозяина. Забрать с корабля нужно было многое, и на своих руках все не утащить, поэтому она доверила его сестре. Следующим местом, которое Веспер хотела посетить, была импровизированная сокровищница "Покорителя". Комната была почти пустой, и единственное, что здесь хранилось, были дары Отца Рождества древним королям. При входе в комнату, взгляд тут же ловили изображения на стенах - встреча королевы Люси с любимым нарнийцами фавном Тумнусом, Великое сражение на Беруне, битва с Джадис, коронация... Все это было так давно, но ничего не стерлось из памяти Веспер. Она чтила историю, знала ее так, словно присутствовала при этих событиях лично, и именно она одна из первых высказала идею украсить стены корабля сценами из прошлого. А также взять с собой великие дары. Словно чувствовала, что они вернутся. Подойдя к первому столу, Веспер прикоснулась рукой к волшебному луку королевы Сьюзен. Действительно, Нарния не видела прежде такой великолепной лучницы, какой была их королева, как и такого безупречного лука. С сомнением переводя взгляд со своего лука, который они с Эгерией успели взять по дороге в мини-оружейной, на лук Сьюзен, Веспер думала, правильно ли будет то, что она собиралась сделать. Нимфа положила свой лук и колчан со стрелами на пол, взяла в руки излюбленное оружие королевы, а колчан повесила за спину. Конечно, это было неправильно и даже невежливо по отношению к королеве и дарам, но что ей еще оставалось делать? Унести все с собой они не смогут, а доверять такие ценные вещи матросам она не могла. Не потому что им не доверяла, а потому что у них с Эгерией было больше шансов доставить дары королям в сохранности, ибо они бессмертны, в отличие от моряков. Следующим был сок огнецвета и кинжал Люси. Взглянув на это миниатюрное, легкое, но в то же время опасное оружие, Веспер улыбнулась. Идеально для ее маленькой королевы. Их она передала Эгерии, которая уже была нагружена тяжелым мечом. Кажется, на берегу осталась Джилл - наверное, стоит отдать ей на сохранение дары Люси - Веспер была уверена, что юная королева бы не возражала, если бы вместо нее или Эги ее оружие на время было бы передано Джилл. И, наконец, настала очередь Риндона - меча их Верховного короля Питера. Как много битв он прошел, скольких врагов уничтожил... Такая великая вещь явно предназначена для поистине великих людей, поэтому ей было не по себе держать его в руках. Уже собираясь уходить от стола, Веспер заметила на нем еще кое-что. - И это пригодится, - со смешкой сказала она, забирая со стола фонарик. Эдмунду Отец Рождество ничего не подарил, так как тогда Эдмунд... отсутствовал. Поэтому командой "Покорителя" было решено взять на борт в качестве собственности Эдмунда тот самый фонарик, с которым он не расставался три года назад, а потом случайно забыл в Нарнии. От воспоминаний ее отвлекла Эгерия: - ...помнишь, море как-то странно приняло нас? Знаешь... оно... оно не слушается меня здесь. Здесь я не могу повелевать даже жалкой струйкой воды. Как думаешь, почему так? Этот вопрос волновал и ее. Похоже, во время плавания Эгерия почувствовала тоже, что и Веспер. Вполне возможно, что ту же злую шутку море проделало и с Мадлен... - Это волнует и меня. Впервые чувствую, что море меня не признает, - голос нимфы дрогнул. Становилось страшно от того, что ее собственная стихия отторгает ее, словно она какой-то инородный предмет. - Может быть, на этом острове есть свои морские силы. Может быть, мы не единственные духи природы, Эгерия. - это были лишь ее догадки. Она никогда не слышала ничего о других воплощениях воды кроме нимф, но кто сказал, что это значит, что их нет? Вполне возможно, что есть - они ведь уже не в Нарнии, тут ничего нельзя сказать наверняка.

Egeriya: Видя нахмуренное лицо сестры, Эгерия взволновалась. А вдруг Веспер заподозрит что-то, поймет, что Эги пошла с ней не просто так, не просто из-за какого-то кулона? Быть может, Вес не поверит девушке. Нимфе не хотелось бы, чтобы сестричка обо всем догадалась, чтобы все поняла раньше, чем сама Эгерия разберется во всех этих эмоциях и переживаниях. Ведь, самой Рее не до конца было понятно то, что она чувствует. Просто она понимала, что именно сейчас должна быть рядом с младшей сестрой, потому, что так будет лучше. Она будет рядом и постарается оберечь сестру от своего волнения. Но на самом деле нимфа знала, что сестра точно поймет все. За столько лет между ними установилась такая невероятная связь, которой могли бы позавидовать даже самые близкие родные сестры. Поэтому, пытаться скрыть что-то от Вес было очень глупо со стороны наяды. Глупо, но попытаться все, же стоило. Сестра очень странно посмотрела на девушку и в ее голосе нимфа услышала недоверие. Ну что же, по крайней мере, она не перечит ей, а это уже хорошо. Недоверие - подумаешь, такое же бывает. Пусть очень редко в их случае, но тем не менее бывает. К тому же, Эги была на все сто процентов уверена, что скоро это недоверие пройдет и все вновь станет по-прежнему, а сейчас пусть лучше будет так. Нимфа хотя бы будет рядом с ней, если что-то случится. Она ступала по палубе за сестрой очень медленно и невероятно тихо, так, как это умеют, пожалуй, только нимфы. Ей не хотелось мешать сестре, которая осматривала корабль так, будто бы это был их родной дом. Нимфа старалась сделать вид, будто ее здесь и нет, хотя она прекрасно знала, что Веспер отлично слышит ее шаги и даже чувствует ее присутствие. Ведь эти сестры могли с завязанными глазами, находясь в темной комнате, найти друг друга, настолько хорошо они ощущали присутствие друг друга. Наяда чувствовала, что ее сестра несколько напряжена тем, что девушка следует за ней как тень, но, Веспер не показывала этого открыто, что несколько радовало и утешало. Они зашли в каюту Каспиана. Честно говоря, с того момента как нарнийцы отправились в плавание, девушка ни разу здесь не была, поэтому эта каюта вызвала у нее интерес. Нимфа с любопытством оглядывалась вокруг, замечая малейшие детали, которые не заметны человеческому взгляду. Она восхищалась работой тех, кто создавал "Покоритель", восхищалась их мастерством... От мыслей девушку оторвал голос Веспер. - Сохрани его, - Эгерия подняла глаза на сестру, словно спрашивая разрешения, но оно словно уже было дано девушке, когда сестра протянула ей меч. Девушка несколько секунд стояла в раздумье, холодное оружие нимфы не любили никогда, поэтому обращались с ним немного небрежно, а это был меч самого короля Каспиана, который она должна была доставить ему в целости и сохранности любой ценой. Ведь он важен правителю. Наяда медленно взяла меч из рук сестры осторожно, так, словно это был самый дорогой предмет в мире, словно ценнее его не было ничего. Этот меч был важен королю, именно поэтому нимфа боялась, что с ним что-то случится. Повернув лезвие к свету, девушка долго смотрела на блики солнца на острие меча. Наяда еще раз посмотрела на сестру, а затем убрала меч короля в пустые ножны, весящие у нее на поясе. После чего проследовала за сестрой. Следующим местом, которое они "навестили" была каюта, имитирующая сокровищницу. Здесь, в шкафах, стояли вещи королей и королев Нарнии. Лук королевы Сьюзен, меч короля Питера, кинжал и сок Люси, и фонарик Эдмунда, увидев который, нимфа улыбнулась. Каспиан взял все эти вещи с собой, словно он чувствовал, что короли и королевы вновь вернутся в Нарнию и вернутся именно во время плавания... Это казалось удивительным и невероятным. Но, вполне может быть, что король решил, что эти вещи всегда должны быть рядом. После вещей ее взгляд привлекли сцены, связанные с древними королями и королевами Нарнии. Девушка осматривала каждую картину, понимая, что она помнит все это, что она никогда не забудет... Эгерия смотрела, как Веспер кладет на пол свой лук и берет в руки лук королевы Сьюзен. Она понимала, почему ее сестра делает так. Так было надежней, а лук королевы обязательно должен был попасть ей в руки, иначе было нельзя. Глядя на свою сестру, девушка улыбнулась. Следующие вещи достались уже Эгерии - это были сок огнецвета и кинжал, принадлежавшие Люси. Девушка с улыбкой приняла у сестры эти вещи, при этом заглянув ей в глаза. Кажется, в этот момент они подумали об одном. О том, чтобы передать эти предметы Джилл. Это было бы заслуженно, и естественно, ведь две нимфы и так были нагружены вещами и повышенной ответственностью. Эгерия уже вернула себе свой лук и кулон с водой из источника, поэтому она была бы рада, если бы отдала вещи королевы Люси в надежные руки, а Джилл можно доверять. Голос Веспер прозвучал немного надломлено: - Это волнует и меня. Впервые чувствую, что море меня не признает. Может быть, на этом острове есть свои морские силы. Может быть, мы не единственные духи природы, Эгерия. - Нимфа пожала плечами. Слова сестры заставили ее ненадолго задуматься. Может ли такое быть? Сколько нимфа себя помнила, такие как она и ее сестры были единственными духами природы. Хотя, на этом неизвестном острове может быть все, что угодно. - И это настораживает... - девушка прислушалась к тому, что творилось на палубе. Матросы все еще приводили корабль в порядок, пока Эгерия с Веспер обходили каюты - Море не признает, не слушается, все здесь какое-то чужое и странное, Веспер. Что-то будет, я клянусь, что-то будет. Только я не знаю, что. - Наконец, Рея решилась сказать девушке напрямую, что она ощущает это что-то странное. Конечно, полностью рассказать о своих эмоциях наяда не могла, просто потому, что не хотела, чтобы ее сестра была нагружена тем, что уже мучает Эгерию. - Нам, кажется, пора… – девушка услышала замолкающий шум на палубе и подумала о том, что матросы уже закончили со своими делами, значит, теперь все ждут только Веспер и Эгерию.

Vesper : Задумавшись над своими мыслями и догадками насчет этого странного острова, Веспер не сразу услышала то, что говорила ее сестра. - Если я права насчет других водных духов... - Веспер нахмурилась, и взгляд невольно обратился к морю, которое виднелось за окном импровизированной сокровищницы. - То эти изменения вполне объяснимы. Мы ведь тоже были бы не рады, объявись кто-то еще у нас в Нарнии, кто в состоянии общаться с морем, верно? - это действительно было так. Вес не знала как насчет Эгерии и Мадлен, но она очень ревностно относилась к морю и не терпела, когда в ее владения вторгались другие морские жители - к примеру, русалки. Их она тут же выгоняла, за что получила вполне оправданное прозвище злобного морского тирана. На Орисе все привычное поменялось местами - теперь уже она была на месте так раздражающих ее русалок. Но, впрочем, стоит заметить, что они с сестрами сами виноваты в том, как их неприветливо встретили здешние. Не надо было сразу же объявлять себя властителями морскими и выделывать такие трюки в воде, как только они забрались на чужие территории. Тем не менее, Веспер считала, что пусть эти местные водяные думают, что хотят, а она, если бы могла что-то исправить, все равно поступила также, как и прежде - ведь если бы они не использовали свою магию, возможно, многие нарнийцы были бы сейчас мертвы - их бы просто убило слишком сильными внезапными волнями, которые она с сестрой как раз и сдерживала во время всего плавания до Ориса. - Не падай духом, сестра. Все в скором времени встанет на свои места - как бы не противились здешние духи, само море ведь дало нам себя приручить. Нам только нужно показать этим неприветливым духам, что бесполезно нас запугивать - это не подействует. - говоря это, Веспер остро ощутило то, как сейчас ей не хватает Мадлен. Эгерию терзали сомнения, в одиночку Веспер редко удавалось убедить ту в своей правоте - чаще всего, именно Мадлен ставила точку в их сомнениях и спорах. После того, как всех выбросило на берег, Веспер даже не видела Мадлен. Все ли с ней в порядке? Нимфа невольно сжала в руках Риндон - страх за сестру овладел ею. Как так получилось, что она даже не удостоверилась в том, что Мэд не пострадала? Сейчас оставалось лишь надеяться на то, что она ушла вместе с группой, организованной Питером, и уже находится в лагере. Взгляд сестры устремился наверх, говоря, что им пора. Веспер прислушалась. Ничего. Наверное, моряки уже закончили скорый осмотр судна, раз так тихо... Она уже было начала двигаться к выходу, как тут, сверху, послышался грохот, вскрик, а потом такой шум... словно кто-то упал. Или его скинули по ступенькам. - Что это было? - Веспер с удивлением взглянула на сестру, но та тоже не имела понятия. Вложив Риндон в ножны, Вес взяла в руки лук Сьюзен, надеясь все же, что в ход его пускать не придется, но... - Надо проверить, что такое творится наверху. - кивнув Эгерии, Вес прошла сквозь проход между сокровищницей и маленьким коридором, направляясь к выходу на палубу.

Egeriya: Слова сестры лишний раз заставляли девушку задуматься. А ведь она права. Эгерия относилась ревниво к своему источнику, к нарнийским морям, если бы там появились еще какие-то существа, способные, так же как наяды, следить за водной стихией, контролировать ее, понимать, то Эгерия была бы зла. Ведь вода - это их территория, это то место, в котором они могут быть в безопасности, это самое ценное, что у них есть. Это их дом. Наверное, это было самым весомым аргументом, из-за которого девушка так относилась к водным источникам. Это их дом и больше ничей. В душе немного собственница она не могла разделять свою стихию с кем-то еще, кроме, разве что, своих сестер. Других водных духов она бы не признала и сейчас представляла себе, что какие-то водные духи возможно, существующие здесь, также болезненно воспринимают приход наяд. Ведь три сестры вторглись на чужую территорию так, словно им всегда можно было это делать. Лишь потому, что они покровительницы водной стихии в Нарнии. Потому что там они практически единственные, кто понимает воду. Именно понимает, а не просто управляет ей. Что же творилось здесь, нимфа не знала. Было понятно, что Веспер, вероятней всего, права, но все же... Сколько девушка себя помнила, она и сестры были самыми весомыми существами водной стихии, после богов, разве может быть кто-то еще столь же весомый? Хотя чему удивляться, здесь, на этой никому не известной земле может быть все угодно. Теперь, когда нимфы показали местным духам, что они могут управлять водой, что они понимают ее, те наверняка будут стараться им не позволять проявлять свои силы. Ревность. Самое интересное, что даже они могут испытывать это чувство. Водная стихия для каждого покровителя воды, словно маленькое дите, дите, которое надо оберегать любыми силами от других. Когда речь идет о водоемах, каждая наяда превращается в мать, готовую даже на смерть стоять за свое дитя. Эта странная черта у нимф проявилась еще давно, еще тогда, когда они впервые не могли разделить свои владения с другими, когда впервые им пришлось это делать. Нимфа кивнула. Каждый раз слова сестры вызывали в ней состояние задумчивости и сомнения. Веспер, казалось бы, права, но девушка не всегда верила в таких вопросах ей (не зря же именно Эги, в конце концов, считается старшей!?). Почему-то наяде так и хотелось сказать своей сестре: все не будет как прежде. Но она не могла. Просто не могла потому, что сестра снова начнет упрямиться, показывая, что она права. В этом они определенно похожи. Эгерия тоже сейчас упрямится, не верит, сомневается, лишь потому, что не хочет принимать слова сестры. У нее на все есть другое мнение и объяснение. Здешние духи не смогут принять их. Возможно, послушаются, поймут и пропустят, но не примут. И в любой момент, возможно даже в самый важный, они вновь настроят воду против трех нимф, прибывших из Нарнии. Просто потому, что девушки всегда будут чужим местным существам. Они ведь тоже природа, а в одном месте не может быть сразу же так много духов, контролирующих ее. - Бесполезно... - буркнула себе под нос Эгерия. Потому что она была уверена во всех своих мыслях и действиях. Не получится. Море дало им себя приручить, но оно так же поступило и со здешними духами. Причем им оно поддалось раньше, ведь девушки, только, сейчас прибыли на Орис. Наяда покачала головой и невольно протянула руку к своему кулону. В нем - вода из ее реки, буквально частичка Нарнии, которую она всегда носит с собой. С ним она чувствовала себя здесь увереннее, поэтому еще больше ощущала свою правоту. Но спорить с Веспер казалось глупым и бесполезным, поэтому, не смотря на все свои сомнения девушка не собиралась доказывать свою точку зрения, все равно каждая из них останется при своем мнении, да и к тому же Рея понимала, что будь здесь Мадлен, она бы поддержала именно Вэс, поставив конец всем спорам, потому что так бывало чаще всего. Резкий шум заставил Эгерию отмахнуться от своих мыслей и размышлений, неужели, пока они были на корабле, там уже успело что-то произойти? О, Аслан, без приключений в их жизни не обходится. На вопрос сестры девушка лишь пожала плечами, глядя наверх. Скоро им вновь придется постоять за себя. И... еще за Юстэса с Джилл. Эгерия, вспомнив о них, схватила свой лук, в любой момент она готова была выстрелить, девушка посмотрела на сестру, кивнула ей в ответ и тихонько, как тень, следуя за ней вышла на палубу. И... там творилось нечто невообразимое. Несколько матросов дрались с неизвестными людьми, которых девушка раньше точно не видела. Эги зарядила лук и выстрелила, метко попав в одного из людей. Вскоре уже и две нимфы были замешаны во всей этой битве. Рея вытащила у того самого человека, которого она убила, меч, и теперь сама отбивалась им. На удивление ее движения были чуть более скованными, чем обычно, ведь в ножнах на поясе был меч Каспиана, за спиной - ее лук и колчан со стрелами, а в перекинутой через плечо сумке - кинжал и сок огнецветника, принадлежавший Люси. Девушка хотела отдать вещи, принадлежавшие ее королеве, Джилл, но сейчас, во всей это потасовке, она не могла разглядеть эту девочку. Нимфе оставалось надеяться, что все останутся живы, и они смогут отбиться от этих людей...

Eustace: - Знала, что буду на твоей стороне? – на такую благодарность со стороны Джилл Юстэс даже улыбнулся, хотя, как часто он это делал, немного криво, скорее усмехаясь, чем улыбаясь на самом деле, - Будем считать, это было «спасибо»? - он скосил на подругу взгляд, изучая её с каким-то странным блеском в глазах, явно не предвещавшим ничего хорошего, но… настроение вредности с него как рукой сняло, когда Поул заговорила снова, прежде чем он успел сказать что-нибудь ещё. И слова её ему ох как не понравились… - Ээээ, Джи, ты чего? Жалеешь? Нет, я, конечно, понимаю, что сейчас всё сильно отличается, но… всё таки это тот же самый мир. Тот же самый Каспиан, те же самые Веспер, Эгерия, Рипичип… Или… - тут его взгляд осветился посетившей его догадкой, - Хэээ, только не говори мне, что ты боишься приключений вот так, прямо с первого же дня пребывания в этом мире. Или ты забыла, что здесь даже самые безвыходные ситуации иногда оказываются разрешимы? Давай, нечего хандрить, пойдём на корабль, за остальными, поищем, может быть там чудом осталось что-нибудь не такое мокрое, а заодно и… - Юстэс хотел добавить слово «острое», так как, как бы это странно не звучало, после прошлого визита, он теперь, находясь в этом мире чувствовал себя не совсем уверенно без оружия на поясе в незнакомом месте. Вот только, договорить у него не получилось – слово оказалось уже не нужным, так как когда он встал на ноги, одновременно с этой речью, и протянул руку Джилл, чтобы помочь встать, окружающая действительность преподнесла сюрприз в виде выходящего из леса вооружённого отряда. - … впрочем, уже поздно, - чуть саркастично закончил он фразу, разглядывая приближающийся к ним отряд и понимая, что бежать за оружием уже действительно бесполезно, да и глупо… ну куда ты побежишь, когда на тебя и твою подругу нацелен как минимум десяток арбалетов? Оставалось только не дёргаться. Ну, по крайней мере, пока что… пока не прекратится звон мечей, возникший чуть в стороне, на берегу напротив Покорителя, где вышедшие из леса встретились со спустившимися с корабля матросами и, кажется, нимфами. «Вот влипли, так влипли…» - Кларенс осторожно поднял руки, чтобы хотя бы успокоить людей с арбалетами, а то, чего доброго, действительно выстрелят, а у них с Джилл не только оружия не было, но и кольчуг тоже не наблюдалось. – «Что же теперь делать? Только бы от корабля не заметили и продолжали сопротивляться… Хотя, сколько их тут? Человек сорок, не меньше… А наших всего десять-пятнадцать. Но почему Веспер с Эгерией не пользуются водой? Море же вот оно, рядом!», - он осторожно покосился на одноклассницу, пытаясь разглядеть её реакцию на новый поворот событий и попытаться взглядом попросить не делать глупостей. Ведь вариантов теперь было, с его точки зрения, всего два: или побеждают свои и как-нибудь выручают их из незадачливой ситуации, в которую англичане умудрились угодить, либо проигрывают и тогда уже бесполезно что бы то ни было делать, решать будут местные, которые вряд ли относятся к той же самой организации, с представителями которой ушли Певенси с Каспианом… уж слишком у этих новых местных презентабельный вид. Вид этакой королевской армии…

Vesper : Когда Веспер, вместе с Эгерией, поднялась наверх, бой уже вовсю шел. Но, надо сказать сразу, что силы были не равны - помимо двух нимф из нарнийцев остались лишь семеро членов экипажа да Юстес с Джилл. Естественно, последние двое вряд ли могли сражаться против набежавшего отряда, а среди остальных нарнийцев мало кто имел при себе хоть какое-то оружие. Кто-то из них, не имея ни меча, ни даже небольшого ножа, принялся дубасить врага кулаками, но и это не очень сильно помогало. Люди, с которыми затеяли бой нарнийцы, были точно не из тех, с кем экипаж встретился на берегу до этого. Их знакомые, Ломион, Артизар и прочие, были даже одеты несколько попроще, да и казались Веспер совершенно другими, словно жили на разных планетах с теми, кто сейчас напал на корабль. Наверное, подумалось нимфе, это и есть сторона, с которой и конфликтуют Ломион и команда. Если это действительно так, то оставшимся на берегу нарнийцам очень не повезло. Краем глаза Веспер видела, что Эгерия уже находится в самой гуще битвы, и для нее она была практически не досягаема - борющаяся толпа унесла сестру довольно далеко от нее. Мешкать было некогда, и искать Джилл с Юстесом тоже - оставалось надеяться, что с ребятами все хорошо, ну а если нет... все равно прямо сейчас она ничем не сможет им помочь. Машинально закинув руку за спину, Веспер не обнаружила там привычного для себя лука, и мгновение спустя вспомнила, что свой она оставила на корабле. Странно и удивительно было ощущать в своих руках чужой лук - да к тому же не простой, а волшебный лук самой королевы Сьюзен. В иной ситуации она бы не осмелилась использовать такое сокровище, но разве сейчас у нее был выбор? Но, едва Веспер выпустила три стрелы, она тут же была схвачена кем-то из врагов сзади. Хватка у противника была сильная, и, сколько не брыкайся, освободиться ей не удавалось. Что же делать с оружием Певенси и Каспиана? Все это добро было сейчас при ней и Эгерии - они с сестрой намеревались отдать оружие законным владельцам немедля, однако их планы были разрушены. Ни в коем случае нельзя было их отныне хранить при себе, тем более что эти варвары, напавшие на нарнийцев, уже сейчас заинтересованно смотрели на Риндон - уж что-что, а толк в оружии они, видимо, знали. Вариантов было немного, вернее всего один, и Веспер немедля решила привести его в действие. Риндон, лук Сьюзен со стрелами и фонарик Эдмунда превратились в воду и, не без помощи телекинетических способностей нимфы, "вылились" за борт, прямо в море. Некоторое время они продолжат быть невидимыми для глаза человека, и Веспер надеялась, что этого времени хватит, чтобы артефакты уплыли подальше, где никто из орисийцев не сможет их найти. А когда (вернее, если) она выберется из плена, то без труда сможет призвать их к себе обратно. Правда, Веспер тревожилась из-за возможного существования на Орисе других водных существ, которые вполне могут перехватить вещи Певенси и даже упрятать их от нее, но иного выхода не было и оставалось лишь надеяться, что ценные дары никто не потревожит. Естественно, внезапное исчезновение такого груза с девушки не могло остаться незамеченным для глаз орисийцев, поэтому, как только пропал ценный Риндон, один из них довольно больно ударил ее по лицу и потребовал немедленно сказать, куда она, проклятая, его спрятала. - Он никогда не будет вашим. Он принадлежит Верховному Королю, - подняв глаза на бордового от злости орисийца, произнесла она. - И, кем бы вы ни были, вы пожалеете, что напали на наш корабль. Естественно, остальные орисийцы лишь захохотали в ответ на ее слова. Им было смешно слышать такую угрозу из уст девчонки, на вид которой не дашь и больше 25-ти. Ей же самой было плевать - пусть смеются хоть вечность. Сейчас главное было узнать, что орисийцы собираются с ними сделать, куда поведут и, собственно, как им от них сбежать и не навлечь беду на остальную часть команды, которая даже не знает о том, в какую передрягу они попали.

Eustace: Довольно скоро ситуация прояснилась окончательно: нимф тоже схватили, и рядовые матросы, лишённые уже всякого руководства, вынуждены были подчиниться, что заставило Юстэса облегчённо вздохнуть – всё таки, когда тебя держат на прицеле арбалета, а остальные пытаются сражаться, чувствуешь себе не очень-то уверенно… Но, сопротивление было сломлено и захваченных в плен нарнийцев уже куда убедительней «попросили» проследовать куда-то вместе с одержавшими победу стражниками. Не сказать что те были слишком уж грубы или пытались избивать свою «добычу», но сам факт того, что надо идти куда-то по принуждению и разделиться с остальными, ушедшими к непонятным Независимым, был крайне неприятен… «Интересно, как скоро нас хватятся? И смогут ли найти?» - взгляд Скрабба лихорадочно зашарил по окрестностям в поисках чего-нибудь, с помощью чего можно было бы оставить хоть какие-то знаки остальным, но быстро сообразил, что смысла пытаться это делать нет – вряд ли местные, с которыми ушли Пэвенси, не догадаются где искать остатки экипажа Покорителя… Вот только, сделать это будет определённо не легко: исходя из услышанного выходило, что их сейчас ведут к местным властям, с которыми встретившая их компашка явно была не в ладах, следовательно, соваться к этим самым властям им было опасно… Определённо следовало озадачиться планом побега самостоятельно, вот только пока что никакой возможности не было и оставалось только послушно идти куда ведут и ждать когда ситуация изменится хоть как-нибудь… «Эх, вот бы была возможность хоть как-то сообщить Питеру и остальным что здесь случилось…Хотя, может быть, и не стоит этого делать? Только их ещё втягивать… Должен, обязательно должен быть шанс справиться самим! Ведь этим королю и королеве неоткуда знать куда делись остальные, что у нас за корабль и откуда взялся… Только бы ещё получилось договориться с остальными что говорить, если будут спрашивать… И придумать что, собственно, говорить…» Переход для Юстэса, Джилл, Веспер, Эгерии и нескольких матросов: Замок Сарнатос » Темницы.

Gwendolen: Гвендолен прошла вместе с уходившими с берега королями от силы четверть пути, когда обнаружила, что единственная вещь из экипировки, которой она на самом деле дорожила, её кинжал для левой руки, который она специально, чтобы было как можно меньше шансов потерять, носила в сапоге, сейчас на месте отсутствовал. И привычка к вещи переборола опасение потеряться на незнакомом острове. Сказав одному из матросов, шедшему с ними, чтобы если что, если её хватятся, передал что она вернётся на берег и потом догонит остальных с оставшимися там, Гвен припустила в обратном направлении, благо, особых усилий, чтобы заметить где по этому лесу прошла такая большая группа людей, прилагать было не нужно. Ну и, разумеется, ещё одной причиной того, что она позволила себе такой поступок было то, что пока Пэвенси здесь, за Каспиана как охраняемый объект можно было переживать чуть меньше. Буквально через десять-пятнадцать минут, между деревьями сверкнула полоса воды, а вот до ушей донеслись неприятные звуки металлического лязга. Гвен основательно прибавила скорость, на ходу выхватывая из ножен меч (увы, не свой привычный, а просто подобранный на берегу, скорее всего чей-то из экипажа, там уж не особо разбирались кто и чьё оружие подобрал), и ещё через пару минут уже выскочила на берег, но было уже поздно: она увидела только спины удаляющихся солдат, ведущих остававшихся у Покорителя нарнийцев куда-то в противоположную от места её выхода на побережье сторону. Никто из них не оглядывался, к счастью. И к счастью же, корабль был всё ещё почти невидим, вот только больше радоваться было нечему: в глупости идеи бросится отбивать своих Гвендолен не сомневалась ни минуты, в одиночку против целого отряда, да или даже маленькой горсткой, выходить было бессмысленно. Оставалось только развернуться и как можно быстрее сообщить остальным. Мысленно взывая к Аслану и чуть ли не моля того, чтобы не случилось ничего плохого с пленёнными друзьями, а заодно и чтобы за быстрый осмотр берега в том районе, где она выбиралась из воды, нашёлся кинжал, Гвен пробежалась по песку, внимательно всматриваясь в валяющийся хлам и, о чудо, увидела таки своё неразлучное оружие, подхватила его, на автомате заткнула в сапог и побежала в лес, следуя по чуть ли не протоптанной их «отрядом» тропке. -->Орис/Лагерь Независимых



полная версия страницы