Форум » » The Chronicles of the Kingdom, 2306 » Морской берег. » Ответить

Морской берег.

Storyteller:

Ответов - 54, стр: 1 2 3 4 All

Susan Pevensie: Палуба "Покорителя Зари" -->Берег Дальнейшие события отложились в голове Сьюзен короткими отрывистыми эпизодами. В общем-то, девушка была даже этому благодарна, ведь ей так хотелось, чтобы этот ужас скорее закончился. Голоса, запахи, ощущения, картинки – все слилось воедино и постепенно терялось, выпадало из сознания. Оставался только парализующий страх. До того момента, как смерч оказался в опасной близости от корабля, Сьюз слабо осознавала весь ужас надвигающейся угрозы. Но стоило ей ощутить соленые брызги на своем лице, увидеть своими глазами, как воздушный столб вперемешку с водой на огромной скорости несется прямо на них – как все прежние проблемы отошли на второй план. Огромных усилий девушке стоило преодолеть себя и заставить окаменевшее тело двигаться, чтобы добраться до противоположного фальшборта и уцепиться за него руками. Пальцы мертвой хваткой вцепились в дерево. Сердце в груди бешено колотилось, словно готовилось выпрыгнуть из груди. Сьюзен Певенси медленно опустилась на колени, закрыла глаза и стала ожидать худшего. Все закончилось также быстро, как началось. Даже слишком быстро. Невыносимая качка, от которой сердце уходило в пятки, сменилась оглушающим хлопком – ударом о водную поверхность. Корабль совершил прыжок, выталкиваемый силой Архимеда, и еще несколько раз опасно покачался на утихающих волнах. Облако брызг залило палубу и всех, кто в данный момент на ней присутствовал. Но все было бы хорошо, если бы не дальнейший толчок. В следующее мгновение Сьюзен почувствовала, как вместо воздуха она втягивает ноздрями соленую едкую воду. Руки расцепились. Еще не раскрыв глаз, девушка машинально принялась грести руками и ногами, пока ее голова не показалась над водой. Сью судорожно кашляла, глотала ртом воздух, словно рыба, выброшенная на берег. В следующее мгновение она поняла, что ее мысленное сравнение себя с рыбой оказалось небеспочвенным и совершенно точно подходящим к ситуации. Немного придя в себя, девушка проплыла несколько метров и обнаружила, что ноги ее достают до дна. С огромным облегчением она перевела дух – теперь она стояла на твердой поверхности, еще с десяток метров и она окажется на суше. Приглушенные звуки набирали громкость. В уши Сьюзен набилась вода и все происходящее она слышала словно сквозь вату. Глаза и ноздри уже не щипало от соленой воды. Сью поспешила на берег к остальным членам команды. -Все… все живы? – запыхаясь выпалила девушка, опускаясь на камни. Глазами она отыскала Люси, Эдмунда и Питера и облегченно выдохнула – они выбрались на берег и теперь переводили дыхание. Теперь Сью волновал другой вопрос: -Где мы?!

Taareth II: Смерч налетел тысячами мелких игл: это капли воды, кружась с бешеной скоростью, стегали по коже. "Главное - закрыть глаза. Немудрено в этой круговерти лишиться зеницы ока, а это женщин ничуть не красит" - рассудительно решила Таарет, но даже мысленный голос ее, казалось, дрожит. Моток веревки под левой рукой ее елозил и разматывался, но рукоять крышки люка под правой оставалась надежной и недвижимой. Стараясь вжаться в мягкие веревки, принцесса приклонила голову: и вовремя. Пролетевший в миллиметре от уха тяжелый обруч бочки (к слову, где само вместилище?...) стукнулся о борт с небывалой силой, кроша крепкие доски в щепу. От ужаса потемнело в глазах. Да хранят нас боги! Милостивые силы небесные, не оставьте путников...Аслан, если ты есть в самом деле - защити детей твоих, сейчас самое время! Не отвернись от молитвы той, что ни во что не верит: не за себя прошу, спаси хотя бы молодого Короля... Внезапно девушка почувствовала, как палуба наклоняется под каким-то немыслимым градусом: не иначе смерч смог подхватить корабль на воздух. Обувь заскользила по мокрым доскам, какие-то вещи поехали мимо по палубе. Стараясь не отпустить рукоять, удерживающую принцессу на месте, она сильнее вцепилась в нее рукой, но это было ошибкой: в запястье хрустнуло, и руку пронзила неописуемая боль. Следующее случилось в считанные секунды: свободной левой рукой вынув из-за пояса метательные ножики, девушка поочередно бросила их, пригвождая к палубе веревку в разных местах. Та кое-как закрепилась, и, удерживаясь за нее, Таарет продержалась до того момента, как днище корабля снова ударилось о воду. Закачавшись на воде, судно успокаивалось. До берега было недалеко: удивительно, как "Покоритель Зари" не разлетелся в щепу о мели. Оставалось только перегнуться о борт и все с помощью той же веревки соскользнуть в теплую, ласковую воду. Прижимая к животу правую руку, распухшую и болящую тем сильнее, чем дольше Таа об этом думала, девушка плыла к берегу. Мягкие сапоги полностью повторяли очертание ступни и подошва была мягкой, но плыть со сломанной ведущей рукой все равно было тяжело; ей едва хватило сил. На полосе между прибоем и сухим песком принцесса окончательно ослабла и замерла, перестав грести; ноги ее омывали волны, голова же лежала на мокром песке. Вдохнув воздуха, она закашлялась: в горле словно бы стоял царапающий ком. Воды наглоталась. Надеюсь, никакой особой гадости здесь не плавает?... Мысли были вялыми, но спать ни за что было нельзя. Прокашлявшись и слизнув с губ соленые капли морской воды, Таарет постаралась по возможности громко крикнуть: - Я здесь!...и если здесь есть еще кто-нибудь - найдите меня, пожалуйста, у меня проблемы... После этого организм словно посчитал свой долг выполненным: в глазах принцессы потемнело и она потеряла сознание.

Jill Pole : Джилл стояла и молча выслушивала целую тираду парня о том, что их ожидает. Временами девочка удивлялась, как Юстес умудряется запоминать столько абсолютно ненужной информации. Сама Джилл на уроках географии отчаянно пыталась выспаться, ну а одноклассник, как выяснилось, точно не дремал. – Дальше занудствовать? Джилл так и подмывало состроить отрешенную мордочку и спросить: "ты что-то говорил?..", но она величайшим усилием воли переборола это желание. Так, Джилл.. Прекращай страдать ерундой и думай, что можно предпринять. ты же не хочешь умереть молодой.. и... молодой. Другого аргумента она не смогла придумать. Отстой... А тем временем смерч приближался. Он уже был в нескольких сотнях метров. Джилл подняла на него глаза и испуганно выдохнула. Увидев эту жуткую воронку, ей ужасно захотелось завопить от страха. В мозг медленно закрадывалась паника. - Господи... - Пробормотала она. От ужаса дыхание застряло где-то глубоко в горле. . – А может, нам хотя бы… привязаться к чему-нибудь стоит? Снесёт ведь, нафиг… - Донесся как сквозь пелену, голос Юстеса. -Что?.. Привязаться?. Думаешь, это поможет?.. - Голос звучал как-то ну совсем уж убито. Юс в буквальном смысле отполз на несколько метров, схватил какую-то веревку и стал с решительным видом привязывать Джилл к какой-то деревяшке. -Ты что это делаешь?.. - Хмуро спросила Джилл. - Что за бред?! пусти меня немедленно! Это вряд ли поможет! - Поул начала паниковать. - А если кораблю перевернется?.. А я плавать не умею!.. и не смогу выбраться.. аааа!!! Прекрати же!!! Но возражение особо не подействовали. - Это, конечно, очень мило с твоей стороны, но.. развяжи меня, а?.. - От страха Джилл начала много говорить,и она не могла остановиться. Слова потоком лились из неё, причем абсолютно не по делу. Даже внезапный порыв ветра, взметнувший в разные стороны растрепанные волосы девушки, не смог заставить её замолчать. Джилл зажмурилась и низко опустила голову. - Юстес!! Если мы умрем, знай - ты был моим самым лучшим друго-о-о-о-ом!!! - Её голос сорвался на крик, когда она почувствовала, как корабль начало трясти из стороны в сторону. она боялась открыть глаза. Она чувствовала, ка их трясет, потом какие-то мокрые брызги.. От подобной тряски, веревка постепенно ослабевала и Джилл поняла, что уже сама болтается, едва удерживаясь, чтобы не вылететь за борт. Неожиданный резкий удар буквально выбил из неё весь воздух, и Джилл почувствовала, что она "летит" в неизвестном направлении. Она свалилась на землю, вскрикнув от боли, и отключилась на пару минут... ... Очнулась она наполовину на песке суши, на половину - в воде. Волны накатывали на неё сверху, то и дело будто пытаясь заставить хлебнуть соленой воды. Девушка закашлялась и застонала от боли. Ужасно болела голова. Джилл хотела помассировать ушибленное место и с удивлением обнаружила на пальцах капли крови. - Ооо... Ну не слабо же я тюкнулась обо что-то.. - Девушка попыталась встать, но это вышло у неё только с третей попытки. После смерча её пошатывало, голова раскалывалась. - Надеюсь.. Сотрясения у меня не будет.. - Я здесь!...и если здесь есть еще кто-нибудь - найдите меня, пожалуйста, у меня проблемы... - Услышала она чей-то голос. Девушка обернулась и увидела Таарет. Та лежала на самом мелководье, и, кажется, уже была в отключке. Джилл подбежала к ней, спотыкаясь и чуть ли не падая в воду. Волны то и дело пытались сбить её с ног. -Эй!... ты как?.. Что случилось?.. - Девушка бегло осмотрела принцессу, и с ужасом отметила, что у той явно какие-то проблемы с правой рукой - та распухла. - Ай... Вот черт!... Джилл осторожно приподняла девушку, и медленно потащила её в сторону пляжа, стараясь причинить как можно меньше боли и неудобств. Поул аккуратно положила принцессу на песок. - Блииин.. И что мне с ней делать?.. - Недовольно протянула она. Помочь хотелось, но девочка плохо представляла себя, как. Она посмотрела на море и увидела там их корабль, причем вполне недалеко. Должны же они догадаться, что мы здесь, на берегу.. Кстати, это где вообще?.. Джилл обернулась. Позади неё был лес. Какие-то странные рощи. Впрочем, Джилл не особо любила природу,чтобы знать о ней всё, поэтому сам факт того, что она оказалась в каком-то странном месте,приводила её в смятение. - Ребятаа.. вы где?!! - Крикнула она,особо не надеясь, что её услышат.

Gwendolen: Покоритель Зари/Палуба -->Орис/Морской берег У каждого своя реакция на экстренные ситуации. Кто-то пугается и впадает в ступор, кто-то пугается и впадает в панику, а кто-то пугается и впадает в излишне активную деятельность. Именно к последней категории и относилась Гвендолен. Вместо разумных и рациональных поступков, навроде стремления обезопасить свою жизнь, она отчего-то загорелась идеей «спасти самое важное». И этим важным оказался даже не Каспиан, телохранителем которого она являлась (а чего его спасать? Он и сам спасётся! Мужчина как-никак, уж и без её помощи за что-нибудь подержится), некоторая кучка вещей, хранившихся в королевской каюте. Не долго думая, когда смерч ещё только приближался, Гвен ломанула туда, чуть не вышибив дверь с петель и полезла копаться в одном из сундуков. Кто его знает, уцелеет ли корабль вообще после этого приключения? Уж лучше держать нарнийские сокровища при живом человеке. Ну или при трупе, в случае чего – всё равно больше шансов, что всплывёт. Меча Питера в сундуке не обнаружилось – скорее всего, он был при Каспиане, щит – Гвендолен всё же не была идиоткой и прекрасно понимала, что с таким «сокровищем» - только ко дну. Лук и колчан со стрелами весят определённо меньше, их вполне можно было прихватить, вот только рога нет – оставили Трампкину. И правильно сделали, хотя сейчас он, может быть, и пригодился бы. Вдруг, призвал бы самого Аслана? Ну и бутылёк с соком огнецвета – как же не захватить его? Самое ценное здесь, пожалуй. Но только обнаружив эти предметы, Гвендолен неожиданно остановилась и, словно в трансе, вместо того, чтобы взять их с собой, разложила по местам. Ей отчего-то вдруг показалось, что если эти вещи останутся тут, то Аслан не допустит гибели корабля. Закончив с раскладыванием вещей, тельмаринка довольно выпрямилась, только для того, чтобы в следующую секунду полететь на пол от сильного толчка: корабль встретился со смерчем. Кое-как вскочив на ноги, Гвен бросилась на палубу: оставаться в каюте было бы чистым безумием: если корабль пойдёт ко дну – не выберешься. Пару раз приложившись плечами о стены, она таки достигла своей цели и там, не успев, соответственно, ни за что уцепиться, во время очередного резкого наклона судна проехалась до самого борта и вписалась в него ногами. Ощущения были, мягко говоря, не самыми приятными, но потерять сознание она и не подумала: всё-таки, это был просто очень сильный удар, а не что-то более серьёзное. Однако, с жизнью телохранительница уже мысленно хотела попрощаться: ещё один такой толчок и её бы вынесло за борт, но, каким-то чудом, именно в это время корабль выровнялся. Короткого промежутка отсутствия «качки» хватило на то, чтобы перевести дыхание и попытаться что-нибудь придумать, но не более того. С ударом корабля о воду и последовавшим «напутствием» от поднятой им волны, девушку буквально вынесло за борт. Гвен только зажмурилась и попыталась перевернуться в полёте так, чтобы как можно более безболезненно войти в воду. Как ни странно, переворот в воздухе не удался, и по встретившей её поверхности Гвен припечатало знатно: было такое ощущение, что спина вот-вот загорится. Зато, плавать ей не пришлось – несчатную спину встретило довольно близкое дно, от которого девушка тут же оттолкнулась, уже ногами, придавая себе вертикальное положение, отфыркиваясь от попавшей в нос воды и не веря, что так легко отделалась. Вернее, что они все так относительно легко отделались: то тут то там уже было видно поднимающиеся фигуры, а берег за спиной казался вполне пригодным и для того, чтобы обновить запас воды и для того, чтобы починить корабль. Правда, ни о чём настолько конкретном Гвендолен сейчас не думала, куда больше внимания уделяя поднимающимся фигурам, высматривая среди них англичан и Каспиана. Где-то чуть за спиной и справа раздался голос, возвестивший о том, что у кого-то проблемы, и выдернувший телохранительницу из легкого ступора, в котором она разглядывала выбирающихся из воды людей. Тряхнув головой болезненно передёрнув отбитыми о воду плечами, девушка обернулась и увидела, уже на берегу, лежащую без сознания калорменскую принцессу и склонившуюся над ней Джилл. Вымученно улыбнувшись старой знакомой, с которой с момента их появления на борту Покорителя не довелось поговорить, Гвен направилась к ним и, подойдя, опустилась сама на песок рядом с Поул и Таарет. - Что с ней? – коротко спросила она у англичанки, разумно предполагая, что та уже успела осмотреть лежащую в отключке пострадавшую. Глазами при этом тельмаринка обежала берег, прикидывая, а не повылазит ли сейчас оттуда какого-нибудь местного зверья, охочего до человеческого мяска, но до края леса было куда дальше, чем до подтягивающихся с моря людей, что не могло не успокаивать. Так что, Гвендолен позволила себе забыть об окружающей обстановке, по крайней мере, на ближайшие секунды или минуты, и сосредоточиться на Джил и калорменке.

Vesper : Покоритель Зари|Палуба --> Они плыли уже который день, и за все это время не произошло ровно ничего интересного и заслуживающего внимания, однако, стоило Певенси появиться на горизонте, так мир тут же сошел с ума. Природа явно имела какие-то свои планы насчет их "круиза", решив так беспардонно вышвырнуть их из своих кают и устроить им веселые каникулы. Похоже, именно этот странный, непонятного происхождения смерч вызвал беспокойства Эгерии и Мадлен, а также и заставил поволноваться саму Веспер за пару часов до начала всего веселья. Веспер до последнего момента так и не могла опознать, что же на них надвигалось, пока смерч не обрушился на них в полную силу. Быть может, связано это было с тем, что смерч породила не природа, а какие-то посторонние силы. Сказать наверняка сейчас было проблематично, но все указывало на это - ведь обычно Веспер и ее сестры четко понимали, когда, как и где обрушится бедствие, если его порождала природа, однако, когда в дела природы вмешивались стихийные духи вроде самих нимф, предугадать что-либо было невозможно. Только почувствовать. Веспер это не удалось, а вот Эгерии - вполне. Та внезапно помрачнела, что могло значить лишь одно - грядет беда, такая, что даже сдержанной Эгерии сложно контроилровать себя. Примерно об этом думала Веспер, плавая тысячами пузырьков в открытом море. Пока вода безжалостно бросала нарнийцев по волнам, Веспер чувствовала себя очень даже неплохо - ведь она находилась в своей естественной среде. Она чувствовала рядом и Эгерию с Мадлен - те тоже потеряли свой человеческий вид, слившись с морем, превратившись в чистую морскую воду. Эгерия была все еще мрачна - несмотря на то, что сейчас физически сестра чувствовала себя как никогда прекрасно, она все еще беспокоилась за своих смертных друзей и по-прежнему не выпускала из своих объятий Сьюзен и Люси, они как раз плыли по течению, созданному из волны Эгерии - нимфа "несла" их словно в колыбели и, как могла, старалась комфортнее доставить королев до ближайшего клочка суши. Веспер осмотрелась в волнах в поисках других людей - может, ей удастся отыскать Джилл, или леди Таарет с малышкой Аннабель? Увы, никого она в поле зрения не обнаружила, хоть и слышала стук их сердец где-то вдалеке - на мгновение она потеряла связь с принцессой Таарет, но, к счастью, смогла уловить ее через несколько секунд. По крайней мере, все живы - это радовало. Сила смерча была слишком велика для того, чтобы Веспер хоть как-то могла его сдерживать. Сил даже трех нимф не хватало на то, чтобы повлиять на его напор и поток, поэтому Веспер оставалось лишь слепо следовать за безумным явлением природы. Этих краев она точно не знала. Прежде Веспер никогда не заплывала настолько далеко от родных мест, и здесь она очень отчетливо ощущала чужеродность воды - она была другой. Понимать ее было сложно, сливаться с ней тоже, и на какое-то мгновение нимфа невольно приобрела вновь человеческий вид и... чуть не захлебнулась. Совершенно непередаваемое ощущение. Природа этих земель явно противилась такому вторжению со стороны нарнийских водных духов. Веспер удивленно подняла взгляд в поисках сестер - может, они испытали тоже самое, входя на "чужую территорию"? Но их она рядом не обнаружила - должно быть, их отбросило в разные стороны, когда Веспер (и, возможно, ее сестры тоже) почувствовала некий барьер. А может быть, они просто отплыли подальше, чтобы взглянуть, как там дела у остальных плавающих. Сложно сказать, сколько времени прошло, прежде чем Веспер почувствовала рядом сушу. Десять минут, час, три... В воде сложно считать время. Море не любит счета. Так что, просто некоторое время спустя, обнаружилась суша, куда Веспер и выплеснулась маленькой волной. На берегу уже приходила в себя часть нарнийцев - Веспер отчетливо разглядела маленькую фигурку Джилл, склонившуюся над кем-то. Обретя человеческое тело, Веспер глубоко вдохнула морской воздух - пусть и чужой, но он тоже придавал ей сил. Наконец обретя обычный, человеческий слух, она услышала расстерянные возгласы Джилл - та явно была в замешательстве, не зная, что делать. Взглянув в бледное лицо лежащей, Веспер узнала в ней Таарет - той явно досталось от морских волн. Рука девушки была изогнута неестественным образом, что указывало либо на перелом, либо вывих. Присев на колени рядом с тархистанкой, нимфа взяла ее руку в свою и прикрыла глаза, взывая к великому морю и прося отдать смертной ту силу, что оно у нее отняло. Ее целительских сил должно было хватить на исцеление Таарет. Приоткрыв глаза, которые еще мгновение назад, во время использования дара, горели зеленым, Веспер увидела, как отек медленно спадает. - Все будет хорошо, принцесса, - тихо произнесла нимфа, продолжая держать Таарет за руку, пока рука не была окончательно исцелена. Она не знала, слышит ли ее Таарет или же до сих пор пребывает без сознания, но сказать это стоило. - Мы все живы, это главное. Джилл, Гвен, присмотрите за ней, хорошо? - ободряюще улыбнувшись обеим, Веспер наконец отпустила руку принцессы, встала с песка и бегло осмотрела место "крушения". Все было не так плохо, как казалось на первый взгляд. Удивительно, но корабль был в полном порядке - Веспер достаточно разбиралась в этом, чтобы убедиться в исправности "Покорителя". До берега добрались еще не все члены экипажа, но Веспер точно знала, что все они живы - море любезно ей об этом сообщило. Действия "наваждения" закончилось, и природа вновь стала действовать по-своему, никем не сдерживаемая, - и сейчас она уже всячески помогала нарнийцам, стараясь загладить свою вину за то, что нещадно их помучила. Так что о том, что остальные доберутся до берега в целости и почти сохранности, можно было не сомневаться. Теперь главное - понять, куда они попали, и как отсюда выбраться...

Alistair Theirin: лемур спит, лемур не осознает что пишет... х) \начало игры\ Сегодня Его Высочество как обычно дремал в своей каюте, как впрочем, и большую часть путешествия. Желания общаться с кем-либо у него совершенно не было, и виделся с остальными обитателями корабля он не чаще двух раз в день, да и то, все разговоры сводилось к банальному приветствию. Нет, Алистер вовсе не был таким уж нелюдимым, просто в это плавание он отправляться не хотел, и лишь по приказу отца он отправился вместе с младшей сестрой. А ведь сейчас бы он мог собираться на охоту вместе с приятелями – парень тут же бросил тоскливый взгляд в сторону своего любимого лука, который повесил на стенке каюты и подавил тоскливый вздох– сейчас в Орландии почти наверняка была прекрасная погода… И такие мысли терзали его всё путешествие - вот и оставалось лишь придаваться мечтаниям, да изредка зарисовывать понравившийся морской вид в альбом, что бы дни не тянулись так бесцельно… И так, под мысли о доме и мерное покачивание корабля на волнах, Ал стал потихоньку дремать, свернувшись уютным калачиком в постели , закутавшись в свой плащ. Сон пришёл быстро, стоило лишь юноше закрыть глаза…. Но, увы, сновидение унесло его не в милую сердцу Орландию, а в очередной тёмный, гнетущий кошмар, который заставляет просыпаться от ужаса в холодном поту… Лабиринт. Кажется, ему нет конца и края и непонятно, сколько ты в нём блуждаешь – пять минут или пять тысяч лет. Каждый шаг глухо отдавался в бесконечных коридорах никогда никем не тревоженной тишины, но Алистер ощущал, что-то здесь есть, и оно преследует его. Подсознательно ускоряя шаги, принц не отдавая себе отчёт в какую сторону движется, спотыкаясь и падая, принялся чуть ли не напролом пробираться через головоломку, желая сбежать от этого нечто. Неожиданно он оказался посредине этой паутины коридоров - огромнейший зал, края которого не было видно… а в центре прекраснейший хрустальный цветок, единственный оплот света в этом кошмаре, кажется, созданный для того, что бы как лампа манит мотыльков, призывать к себе несчастных пленников кошмара. Парень тут же ринулся к нему, но стоило ему коснуться скульптуры, как она вмиг потемнела и превратилась в гигантскую тень, похожую на ворону с рваными крыльями и двумя ярко-бирюзовыми, холодными,словно бы осколки льда, глазами, состоящую из непроницаемой темноты, страха и ужаса…. Ал было хотел закричать, но к его губам прижались чьи то мёртвые, ледяные, почти прозрачные пальцы, не давая крику вырываться… А затем нечто схватило его и словно бы пушинку швырнуло в сторону… От удара парень распахнул глаза. Нет, это был уже не сон, кошмар начался в реально жизни. Первые несколько мгновений Его Высочество даже и не понимал что же происходит и лишь крики на палубе и вой смерча окончательно пробудили его. Кое – как поднявшись, он быстро сорвал лук со стены и проверив ли на месте ножны с кинжалами и «волшебная» перчатка, он выбрался из каюты, попутно мысленно проклиная отца с его глупой идее отправить его на «Покоритель»… На палубе же тем временем творилось что-то ужасное – люди в панике метались по кораблю, мачты трещали под ужасными порывами ветра, а само судно и вовсе как игрушку метало по волнам. Крепко сжав лук в руке, он постарался пройти чуть дальше, дабы найти сестру. В поле зрения Аннабель не было, что заставило в душу закрасться парализующий страх за её жизнь. Но он тут, же сменился паникой – на него летела огромная волна. Почти судорожно вцепившись в ближайшие перила, Алистер ощутил с какой силой вода желает смыть его за борт, как тянет за собой, увлекая в морскую пучину, но, хвала Аслану, он удержался… Но тут же, почти без передышки, за этой волной шла следующая, ещё яростнее и гибельнее своей предшественницы. Этого удара он уже не выдержал, и масса воды, накрыв его, протащила по палубе и швырнула за борт. Ощутив, как солёная вода хлынула ему в нос, в рот, в уши, защипала глаза, парень бессознательно задёргал руками и ногами, пытаясь всплыть, что бы сделать глоток воздуха. Выдохнув, он тут же нырнул назад, спасаясь от очередной волны, которая грозила опять накрыть его. Он в этот раз ему повезло, волна понесла его прямо вперёд, и проплыв самостоятельно ещё пару метров, Алистер почувствовал под ногами рыхлый песок.(Лук он, кстати, так и не выпустил.) Не веря тому, что Великий Лев был так милостив и сжалился над ним, позволив ему добраться до берега, он первым же делом огляделся в поисках сестры. Заметив её живой и вроде бы невредимой, парень сделал ещё несколько шагов - подальше от воды, и повалился на землю, ибо каждая клеточка его тела взбунтовалась и желала лишь одного – отдыха, тепла и сна…

Taareth II: В ушах шумело море. Оно словно было где-то внутри, и волны его, успокоившиеся после бури и беспечно-мягкие, глушили все другие возможные звуки. Оно заняло собой все пространство от края до края в сознании принцессы, и ей чудилась чья-то тихая песнь, быть может, не слышная остальным, не слышная больше никому - и вместе с этой песней уходила боль. Ресницы тархистанки дрогнули. Девушка открыла глаза и успела заметить лишь улыбку нимфы, вылечившей ее, а после - удаляющуюся спину. - Веспер... - губы девушки сами собой растянулись в солнечной улыбке. Милая нимфа, когда-нибудь сполна воздастся тебе за доброту и терпение... Чуть нахмурившись, принцесса осторожно пошевелила правой рукой. Она понимала, что уже излечена, но против увещеваний разума почему-то ожидала боли. Обошлось. Пострадавшая конечность была как новенькая, и тархистанка, тихо рассмеявшись, приподнялась на локтях и села, подогнув ноги. Рядом были Джилл и Гвендолен, и вид их был...прямо-таки поразителен, хотя и логичен. Неужто и я так же выгляжу сейчас? Ох, пожалуй что и хуже. Они хоть отряхнуться успели. Вот стыд-то! - Как же я рада, что сейчас здесь нет ни зеркал, ни тех, кто стал бы надо мною смеяться. - от души проговорила девушка и, поднявшись с песка, улыбнулась сидящим рядом с ней: - Спасибо за помощь. Гадая о своем виде, Таарет не могла предположить и десятой части. Она вся сейчас казалась выгоревшей на солнце и внезапно посветлевшей оттого, что и смуглая кожа, и просоленные, тяжелые, мокрые волосы, и одежда - все было осыпано щедрой порцией вездесущего песка. Впрочем, к подобным мелочам тархистанка уже научилась относиться философски. Главное, что руки-ноги снова целы и глаза сияют лукавством! Огорчительной была потеря трех метательных ножей, которые так и остались пришпиливать веревку на палубе, но все это мелочи по сравнению с тем, что им удалось побывать в центре смерча и выжить. Горестных причитаний ниоткуда не было слышно - следовательно, все живы и относительно здоровы. Оглядевшись, она заметила арчерландского принца, который шел ко всей честной компании по мокрому песку, но не успела принцесса вскинуть руку для приветствия, как тот рухнул на землю от усталости. - Алистер!.. - по рыхлому песку бежать было неудобно, и походка напоминала утиную, но перед кем тут чиниться? Опустившись рядом, Таарет, смеясь, потрясла принца за плечо: - Не спите, спать ни в коем случае нельзя! Закусают песчаные блохи. Пойдемте к остальным? Вам нужна помощь?

Lomion Tereva: » Орис » Поляна Независимых. Ещё только покинув поляну, Ломион отчего-то начал испытывать странное беспокойство. Оставлять штаб без присмотра лидеров всё-таки не хотелось, хоть и было нужно, так что оставалось попытаться сделать всё как можно быстрее… - Линетт, я пойду напрямик. Догонишь у берега. Или встретимся там, если опередишь… – в конце-концов, терять уже было нечего: в чешуйчатом облике он уже перед рядовыми даже пощеголял, так чего уж теперь продолжать его прятать? Закрыв глаза, лумрен довольно быстро, уже второй раз за день, покрылся чешуёй, одновременно обзаводясь крыльями, когтями и хвостом. После чего, не оглядываясь, потому что увидеть реакцию саламандры ему не очень-то хотелось, зная, что это скорее всего будет или привычный испуг или не менее привычное отвращение, Ломион напрявился «напрямик по грибы» в лес, не придерживаясь никаких троп, а просто направляясь в сторону берега. Бежалось лумрену в этой более близкой и естественной для его расы форме легко, а попадающиеся на пути обрывы преодолевались путём спрыгивания и расправления крыльев, заставляя Ломиона пожалеть, что летать на самом деле он не способен. По счастью, никаких непреодолимых преград ему на пути не встретилось, так что, буквально через полчаса взгляду Тэрэва открылся вид на морской берег и пробежка из кросса с препятствиями превратилась в равномерный бег, а потом и сошла на нет, переходя в обычный шаг… а из него в замедленный. Потому что открывшийся по мере приближения пейзаж основательно удивлял: предсказанный корабль (а это был именно он, перепутать было сложно, уж очень точно он был в пересказе видения описан) уже имел место быть и преспокойненько стоял на некотором расстоянии от берега. Вот только шлюпок не было, а экипаж был почему-то разбросан по прибрежной линии весьма основательно… Нервно сглотнув, Ломион плавно перетёк обратно в человеческую форму и продолжил спуск к воде, пытаясь прикинуть, что от этих «гостей» можно ожидать, как с ними лучше разговаривать и кто у них тут главный. Самым обидным было то, что в голову ничего не приходило до последнего момента… «Ну вот где Линетт носит? Её бы, с её ораторским искусством, для такой беседы… Хотя, можно ли считать умение пошутить за ораторское искусство? Тот ещё вопрос… Да и не об этом думать надо! Думать… Ха… Чего уже тут думать-то? Уже говорить надо… Ууууу, всё, вот тебе и проваленный контакт на хвост, Тэрэва, радуйся. А знаешь, что будет, если у тебя ничего не выйдет? Следующим с этими приплывцами пообщается король. Или королева, без разницы. И Бастиан тебе этого не простит… Тьфу, ну вот, опять сам с собой разговарива…ю. Ещё только раздвоения личности мне не хватало… И хватит стоять столбом с отсутствующим видом и любоваться “пейзажем”…» - лумрен моргнул, фокусируя взгляд, и таки подал голос, так как остановился он до этого, задумавшись, вполне в поле слышимости, даже если не кричать. - Добро пожаловать на Орис, ээээ… чужестранцы, - ляпнул он первое, что пришло таки в голову, не обращаясь ни к кому конкретно и рассчитывая, что господа гости сами разберутся, кому из них заводить знакомство с местным населением. «Ещё и повис на середине фразы, для довершения образа идиота… Ну вот что стоило придумать хотя бы ту же самую фразу заранее? Надо как-то исправлять ситуацию… И заманивать их к нам в лагерь…» - Могу я предложить вам… - взгляд лумрена пробежал по промокшим людям (и не только людям), заставив прикинуть, что серьёзные разговоры сейчас не к месту, и окончание фразы на счёт «покровительство нашей организации» так и осталось не высказанным, а предложение, к очередной досаде Ломиона, пришлось переиначить, - …помочь вам чем-нибудь?

Lynette: > Поляна независимых. Линетт пришла к берегу в тот момент, когда у Ломиона закончилось красноречие. "Помочь чем-нибудь?? Мы что организация добрых саморитян?" - девушка выпала в осадок, но пока что не спешила выходить из леса. Если бы не пробежка по лесу в темпе "Ааа! За мной гонятся дикие звери!!", девушка не нагнала бы это чешуйчатое зверье, которое убегало от лагеря как от огня. По видимому ему хоть как-то не терпелось утереть ей нос. "Вот бы подпалить ему слегка крылья, чтобы в следующий раз думал как оставлять позади себя хрупкую девушку" - недовольно переводила дыхание рыжеволосая красавица, под хрупкой, конечно же, подразумевая себя. Саламандра любопытно следила за лицом своего напарника, он естественно идеально его контролировал, но девушка могла поспорить, что он уже израсходовал свой словарный запас любезных фраз. "Спасти его от мучений и страшного унижения?" - на секунду она честно задумалась, как и полагает думать положительному герою. Но потом уселась на ветку и зевнула, 1-0 в пользу тьмы. Место для маскировки было выбрано не самое лучшее, зато идеально подходило для наблюдательного пункта. С другой стороны было не так уж плохо, если ее заметят, незваные гости хотя бы решат что Ломион не один-в-поле-воин, а главный переговорщик острова. Тоже неплохие перспективы, есть куда стремиться. "Определенно, посоветую ему в будущем искать себя в ораторстве, столько возможностей сразу открывается, будет сватом на свадьбе, главным по тостам. После пятой рюмки его смело будут называть душой компании". Линетт тихо захихикала, но потом быстро успокоилась, боясь за свое душевное состояния, как никак ей еще управлять армией. Нельзя расслабляться и терять авторитет в глазах последователей. Через какое-то время она вновь вернулась мыслями к приветствию. "Наш лидер Тэрэва, не мог задать более дельный вопрос, например, по какой причине они здесь, как оказались, где живут, а после опираясь от этих данных судить, стоит ли их просвещать во что-нибудь, или стоит отправить восвояси? Ах нет во мне больше сил." Ли спрыгнула с ветки и совершенно бесшумно в мгновение ока оказалась по правую руку от лидера, еле сдерживаясь, но все-таки сдерживаясь от колких замечаний в его адрес. Например, говорить его дикие звери учили или это особенность исключительно его собственное приобретение? - Мы бы хотели поговорить с вашим лидером. – после того как чужеземцы ответили на вопросы Тэрэвы, Линетт решила что не стоит откладывать этот разговор. Ведь этот корабль они ожидали. Он пришел, и теперь настало время все выяснить, что же принесли морские воды.

Taareth II: Таарет остановилась чуть дальше полосы прибоя, опередив Алистера. Сев на песок, девушка расшнуровала сапоги и кое-как стащила их с ног. Тонкая лазоревая замша, вымокнув, стала почти черной, а кожаные шнурки напоминали крысиные хвостики. Вытряхнув песок и выжав голенища, Таарет привязала обувь к широкому поясу - сушиться. Затем, поднявшись, отряхнула одежду, подкатала рукава и штанины, а после, наклонившись вперед, как могла очистила от песка волосы и связала их в тугой узел на макушке. Несложные манипуляции в миг превратили ее из жертвы кораблекрушения в уверенную путешественницу и искательницу приключений, которой все ни по чем. Оглядываясь по сторонам и отряхивая руки, Таа наткнулась взглядом на вышедшего из леса субъекта. Слова его были уместны и приятны, поэтому принцесса милостиво кивнула в ответ на приветствие и благодарно улыбнулась, заслышав предложение о помощи: - Не помешало бы нам, как минимум, достать пресной воды и купить что-нибудь поесть, либо обменять на еду часть каких-то вещей, поскольку не знаю я, кто сумел сохранить в этом безумии пару монет... Размышления тархистанской принцессы о том, равноценным ли будет в данной ситуации обмен пары ее драгоценных перстней на пару краюх хлеба, были прерваны появлением еще одного действующего лица. Причем лицо это появилось на диво внезапно, словно из-под земли выросло. Девушка-сюрприз медлить не стала и сразу затребовала себе лидера в собеседники. Любой знает, что в плаванье лидер всегда - капитан, кто бы там на корабле ни находился, пусть даже и сам король. Пусть хоть тридцать три короля! Но они только что оказались на суше, и гипотетические "тридцать три короля" вполне могли выдвигаться в парламентеры. Не дожидаясь реакции Каспиана, и не подозревая в иномирских гостях столь высокопоставленных особ, Таарет гордо выпрямилась и подозрительно сощурила глаза цвета молодой листвы. - А зачем это сиятельным господам наш лидер? И как это вы здесь одновременно оказались, милейшие? Вы что - поджидали нас, строя злые козни? А если поджидали с добрыми намерениями, то где это видано - приставать с серьезными расспросами к людям, чудом избежавшим смерти? - забросав вопросами не ожидавших такого напора островитян, девушка припечатала для полноты картины: - Как не совестно! Оглянувшись на остальных, она, правда, сменила гнев на милость, и, огорченно хмуря густые брови, предложила: - Не окажут ли господа в милости устроить переговоры за импровизированным завтраком? Нам есть что рассказать и о чем расспросить, вам же будет о чем послушать...

Susan Pevensie: На берегу царили беспорядок и суматоха. Чудом, казалось бы, спасшиеся горе-мореплаватели, сейчас подсчитывали нанесенный смерчем урон. Необходимо было в срочном порядке выяснить, не пострадал ли кто из тех, кого волны морские так нещадно швырнули на берег. Было похоже, что серьезных повреждений никто не получил, или, кроме девушки представившейся ранее как Таарет Вторая, просто еще не обозначил себя. Но ее повреждения вскоре залечила Веспер. На вопрос Сьюзен о том, где они могут находиться, ответа не последовало. Не мудрено – вряд ли кто-то знал, что за сюрприз уготовала им судьба и куда она могла зашвырнуть их. Да и выжившие были сейчас заняты явно не выяснением их месторасположения. Хотя, признаться, чувство, что ее не слушают, нередко навещало Сью – порой она даже подумывала, не разговаривает ли сама с собой. Но природное упрямство Сьюзен не позволяло ей признавать, что ее слова были не услышаны, она предпочитала делать вид, будто такого результата и добивалась – например, выражала мысли вслух. Поднявшись с песка, взрыхленного чьими-то следами, девушка заковыляла к братьям и сестре. Идти по песку, после проделанных кульбитов, коими наградил их смерч, в мокрой одежде, которая, кстати говоря, тоже была вся в песке, было проблематично. Ноги вязли, из-за чего приходилось нелепо размахивать руками, помогая себе при движении. Попробуй Сью пробежаться – скорости бы это ей не прибавило. Но, так или иначе, девушка добралась до своих родственников раньше, чем они успели куда-либо разбежаться. А уж это они могут. -Все целы? – надрывно произнесла девушка, понимая, что вопрос, в принципе, не нужный. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что Певенси не пострадали. Когда она все же дождалась удовлетворительного кивка от сестры, то принялась осматривать берег. «-Где мы? Зачем мы здесь? Нарочно ли это смерч выбросил нас именно в этом месте?!» - взгляд ее коснулся знакомой фигуры – Каспиан, - жив, здоров – стоял невдалеке и с кем-то разговаривал. – «Что ж, наверное, он уже знает что делать» - облегченно подумала Сью, словно кто-то вообще возлагал на нее какие-то обязанности по поводу произошедшего. Как ни странно, но Сьюзен чувствовала, что она, как и остальные Певенси, играет в этом деле не последнюю роль – в конце концов, на «Покорителе Зари» были нарнийцы, которых короли и королевы клялись защищать, что и делали на протяжении шестнадцати лет. Но в этом мире это было так давно! Чтобы здраво оценить несколько следующих минут, Сьюзен пришлось приложить усилия. В первую очередь, чтобы не наброситься на вышедшего из лесной чащи незнакомца с расспросами. Однако незнакомец сам вскоре ответил на первый ее вопрос. Правда, ответил ли? Об Орисе, как таковом, Сьюз никогда не слышала. И от того, что незнакомец употребил в своей речи «добро пожаловать», легче никому, тем более Сьюзен, которая принимала во внимание лишь точности, не стало. Едва Древняя королева успела открыть рот, как, словно из ниоткуда, рядом с одним незнакомцем появилась другая особа – уже женского пола. Та сразу потребовала к ответу лидера членов импровизированного «Титаника». И тут началась полная неразбериха. Сью мысленно отметила, что на корабле было слишком много высокопоставленных особ, ведь каждый из них мог решить, что речь идет именно о нем. Такова уж особенность тех, кто наделен властью. Из толпы немедленно выделилась недавняя пострадавшая – Таарет. Вернее, показалась она еще в то время, когда незнакомец спросил, не нужна ли им помощь, однако, когда появилась вторая фигура этого странного спектакля, принцесса Тархистана явно вошла во вкус, в то время как Каспиан не спешил с расстановкой точек над «ё». Признаться, принцесса говорила дельные вещи до тех самых пор, пока не стала пристыжать незнакомцев. Сью быстро сориентировалась, и, мало-мальски отряхнув юбку от песка, отделилась от остальных Певенси. По идее, если кто-то из них и должен был идти – так это был Питер, однако, разве могла Сьюзен уступить брату?! -Постойте, постойте, - девушка прервала рассуждения Таарет по поводу завтрака. – Принцесса, позвольте, - Сью попыталась аккуратно реабилитироваться в разговоре, после такого неожиданного вмешательства. Она вовсе не хотела обидеть Таарет, но ее поведение, как показалось девушке, могли не воспринять незнакомцы. Сьюзен же, как никак, за время своего правления, научилась вести деловые переговоры с пользой для сторон. -Будет уместно, если вы, для начала, представитесь. Негоже вести переговоры, не зная своих собеседников, - Сьюзен казалось, что от одних эти слов она стала на несколько лет старше и статнее. И тут же вспомнила, что сама забыла представиться, - Королева Сьюзен, - она хотела было добавить еще к этому эпитет «Великодушная», но вспомнив, как не к месту это звучало в речи Питера, осеклась. – Нас сбил с курса водяной смерч, не окажите ли милости пояснить подробнее, что это за место? Сьюзен решила, что для первого раза этих расспросов достаточно, но не смогла удержаться от дополнения: -И, как уже сказала Таарет, нам не помешало бы сделать запасы пресной воды перед дальнейшим отправлением.

Artizar: - Еще бы, останемся, - запоздало откликнулась с насмешкой Артизар на приказ лидера, - Только боги могли бы мне запретить посмотреть на пришельцев. Словно Изабел читала ее мысли, и их слова совпали. Сильфида сбилась с мысли, но тут же повторила свои слова - в ответ подруге. Ей почудился какой-то энтузиазм в девушке, и она продолжила говорить: - Если ты хочешь пойти со мной, то давай же, идем. Она потянула прорицательницу за руку и подняла ее на ноги. Пристально посмотрев в ее глаза, Артизар решила, что несмотря на то, что Ломион совершенно серьезно отдал им команду оставаться здесь и следить за поляной, она засмеялась над его наивностью. Настолько увлеченный своим постом лидера Сопротивления, он не обращал внимания ни на что иное, кроме как его собственные обязанности. И поэтому лумрен не заметил, что глаза светловолосой сразу же после его слов лукаво и с хитринкой блеснули, как будто бы подразумевая ее молчаливое несогласие. И вот две девушки отправились на берег моря, преодолевая расстояние намного медленнее, чем это, судя по всему, сделали Линетт и Ломион. Артизар могла бы применить свои способности сильфа, превратившись в воздух и перемещаясь с помощью ветров. Но это было бы слишком несправедливо к Изабел, которая шла бы тогда одна. Впрочем, в данном случае она не выделяла тот факт, что так поступала бы только из-за Изабел - подобное она бы испытывала к каждому, кто попал с ней в такую ситуацию. Лишь спустя четверть часа, судя по всему, они оказались на береге и им пришлось еще немного походить из стороны в сторону, чтобы Артизар определила местонахождение незнакомцев. Интерес так и трепетал в ней, пока она не увидела людей. Обычных, простых людей. Возможно, женщины были слишком красивы для обыкновенных земных, а животные в камзолах странны, но именно это и продолжило двигать удивление и воодушевление Артизар. До тех пор, по крайней мере, пока она не увидела усталость, замотанность и прочее, а так же забавно одиноких в этом обществе Линетт и Ломиона. Последнее заставило ее хихикнуть и взглянуть на Изабел, указав рукой на приятелей. Глаза той тоже сузились от лукавой улыбки. Артизар быстрее побежала к ним, не встречаясь взглядами с лидерами, не желая нарываться на их гнев. Надеясь, что они не будут уделять эмоциям много времени, она отпустила руку Изабел и испарилась в воздухе, тут же материализовавшись позади Линетт, вслушиваясь в диалог. Более трудно было понять вмешавшуюся темноволосую высокую (хотя для миниатюрной, даже крохотной Артизар все казались такими, за исключением, пожалуй, темноволосой девочки) девушку, которая представилась королевой. Сильфида тут же округлила глаза и затараторила, не дав слова сказать никому из лидеров: - Королева? Как королева? Это каких же земель вы королева? Наша королева всегда сидит в замке, отдавая распоряжения слугам. Ей, видите ли, трудно выйти оттуда. Разве что с эскортом на сезонную ярмарку и на казни. Почувствовав, что, вероятно, она сказала что-то лишнее, Артизар замолкла, хмуро свела брови, подняла подбородок и попыталась принять на лицо озадаченный вид, как у Ломиона, смешанный с высокомерием и насмешкой, как у Линетт. - Господа, - обратилась она к лидерам, - Вы не считаете, что стоит для начала ответить их требованиям? Это будет разумным и толерантным, при условии, что они не местные, с королем незнакомы и шпионами являться не могут. - тут же она перевела взгляд на королеву и ответила с большим гордостью, - Это остров. Не ваши земли, - вспомнив последние слова королевы Сьюзен, она добавила, - Вы не можете уплыть. С вашим кораблем сталось нечто невообразимое, попробуйте на этом покинуть Орис.

Egeriya: Покоритель Зари|Палуба -->Орис|Морской берег Раз… два… сейчас! – словно отдавала мысленную команду смерчу девушка. Она просчитала все до секунды, поэтому смерч словно и не стал для нее неожиданным. Как раз по собственной команде Эги неожиданно для всех потеряла свой человеческий вид, сливаясь с водой, всеми клеточками своего тела ощущая ту, первородную себя, то самое существо, которое звали Аладриэль. Звали… ровно до того момента, как она обрела человеческую сущность. Слияние с водой стало неожиданным даже для нее. Она уже довольно давно даже не пыталась восстановить свою истинную сущность, восстановить то, что было создано, а теперь она сделала это. Сделала только из-за смерча, налетевшего на них как раз во время, позволяя ей раствориться в своей природе. Ощутить себя. Настоящую себя, а не ту искусственную куклу, которой она являлась, томясь в теле человека. Сейчас она ощущала себя свободной, свободной по-настоящему. Свободной от всего. От обязательств, от сил, от окружающего мира, от своего «кукольного» тела… это было такое непривычное, но такое пьянящее ощущение. Оно было в какой-то мере опасно для Эгерии. В любую секунду она могла потерять над собой контроль, поддаться тому самому пьянящему желанию остаться такой навсегда, вернуть свою прежнюю жизнь, прежнее имя, забыть все то, что было в этом, человеческом теле. Она хотела стать прежней, веселой и беззаботной, какой была до всех событий, происходящих в Нарнии. Она хотела…, но не могла. Если бы наяда поддалась этому желанию, с ее заботливо созданной колыбели, соскочили бы две королевы. Соскочили бы, и неизвестно, что с ними стало бы. Она не могла позволить такому произойти. Никак не могла. Не потому, что это был ее долг – сохранить их, а потому, что они были ее друзьями. Друзьями – людьми, которых не может быть у нимфы. Если бы она сейчас была в теле человека, то по ее щекам прокатились бы слезы. Ужасное состояние подавленности преследовало ее. Смерч словно нес в себе ее воспоминания, которые мигом вылились на ее душу. Все то, о чем она мечтала забыть. Но, как известно, такие вещи лишь сильнее цепляются за память и потом, в какой-то неподходящий момент выливают всю свою мощь и силу на сознание. Как сейчас. Жаль, что она не знала, что скоро все изменится и повторится, только мягче... Но тссс! это секрет. Девушка старалась выкинуть не прошеные мысли из головы, и у нее это даже получалось, но нарастало другое беспокойство – за Сьюзен и Люси. Она несла их на себе, словно в какой-то колыбели, чтобы они как можно мягче и спокойнее были доставлены к берегу. Груз прошлых проблем отпустил ее, но переживания за двух королев все еще оставляли ее мрачной. И все это несмотря на превосходное физическое состояние. Ей даже казалось, что сейчас она способна свернуть горы, затопить материки, сделать все что угодно, так велика была ее сила. Она могла бы играть и веселиться, разливаясь шумной волной, но это не получалось. Она продолжала «нести» королев на себе, но, начав рассуждать о том, как был вызван этот проклятый смерч, Эги «потеряла» Сьюзен. Паника начала нарастать в душе девушки, но оглянувшись по сторонам, она поняла, что королева жива и что берег совсем не далеко, вот-вот и королева окажется на суше. Теперь нимфа бережно несла одну лишь Люси, стараясь, чтобы с ней ничего не произошло… Ее голову, вдруг посетила мысль, которая пугала и захватывала. Эгерия не понимала и не помнила, где они находятся. Девушка славилась тем, что знала наизусть все закоулки морей и могла вывести корабль из любого места, но сейчас она внезапно осознала, насколько беспомощна. Впервые в жизни она чувствовала это место. Появлялось какое-то внутреннее недоверие, которое с каждой секундой росло все больше и больше. Где же они? Вся природа в этом месте была слажена как-то по-другому. Это невозможно объяснить и понять простому человеку, такое может почувствовать только нимфа, и Эги это чувствовала. Ей казалось, что вот-вот, и она перестанет сливаться с водной гладью, вода сама будто бы не хотела этого и не позволяла нимфе слиться с ней. Странное ощущение, которое девушка ни разу в своей жизни не испытывала. Она боялась, что вот-вот вода вытолкнет ее и «силой» заставит Эгерию принять человеческий вид. Девушка старалась не позволять этому произойти. Все свои силы наяда направляла на то, чтобы удержаться в воде, чтобы оставить себе свой истинный облик. Казалось, что выйдя на сушу, она останется совсем без сил… Но вот, уже некоторое время спустя суша показалась впереди. Это была последняя надежда Эгерии… не задохнуться, как бы смешно это не было. К сожалению, такие, как она, не приспособлены к плаванию в своей природе в чужеродном виде, то есть в обличие человека. Как можно скорее девушка неслась туда, разлившись маленькой волной на сушу, она «поставила» туда Люси, а затем, создав более сильную волну, она сама обрушилась на сушу, тут же поднимаясь на ноги в обличие человека. Наверное, со стороны это казалось волшебным. Глубоко вздохнув, нимфа огляделась. В десятке метров она видела несколько фигур, видимо, королева Люси уже пошла туда, и сама наяда не став тратить времени поспешила к тому скоплению людей, радуясь, что горестные воспоминания не стараются вновь всплыть в памяти…, казалось, это именно чужая вода пробуждала их… Медленно идя, через какое-то время, девушка добралась до группки людей… и помимо знакомых ей членов экипажа, увидела совсем новых, неизвестных людей. Видимо, они все уже как-то начали разговор, ведь Эгерия пришла только на последнюю фразу незнакомки - «попробуйте только на этом покинуть Орис». Именно эта фраза очень заинтересовала девушку, ей не терпелось все выяснить. Эги прошла вперед, вставая рядом с королевой Сьюзен. - Простите, что прерываю вашу беседу, но о каких землях вы ведете разговор? Я, за свою долгую жизнь, впервые слышу об Орисе. Посему, не могли бы вы, господа, ответить на мой простой вопрос – что это за Орис такой? – Обычно Эгерия не вмешивается в чужие разговоры. А за сегодняшний день это происходит уже во второй раз. Похоже, это необычный день. А может, ее эмоции все еще на пределе, поэтому она не контролирует себя так замечательно, как обычно. Она на секунду перевела взгляд с незнакомцев на Веспер, всем своим взглядом говоря – «что-то здесь неладно. Я это точно чувствую».

Lucy Pevensie: Покоритель Зари|Палуба -->Орис|Морской берег Последним ощущением перед тем, как смерч обрушился на корабль, было чувство, что кто-то схватил ее за руку, словно стараясь всеми силам сохранить ее жизнь, не позволить ей потеряться в волнах этого моря, в этом смерче. Но буквально тут же эта хватка ослабла, даже исчезла вовсе, а саму королеву словно несли на водной колыбели, словно кто-то защищал ее от всего происходящего. Она немного повернула голову, пытаясь хоть что-то разглядеть в этой суматохе, и увидела Сьюзен, буквально рядом с собой, ее тоже кто-то заботливо «нес», но кто, же это? Волшебство? Да, конечно, здесь все волшебно, мы ведь в Нарнии, по-другому тут не бывает. Но все же…? Она старалась восстановить в своем сознании все события до того, как смерч обрушил свою силу на них. Девочка стояла с сестрой, а затем, за считанные секунды до смерча, кто-то подскочил к ним, схватив за руку, а после сливаясь с водой. Юная королева несколько раз прокручивала в голове этот момент, пытаясь понять, кто же к ней подошел тогда. Догадка неожиданно всплыла в ее голове. Эгерия! Люси даже улыбнулась сквозь все свое беспокойство. Когда их подняли на корабль, девочке не удалось увидеть нимфу и поздороваться с ней, зато сейчас она была как никогда ближе к Эги, той, кто предсказал им смерч. Люси никогда не видела нимф в их истинной сущности. За столько лет правления в Нарнии, она видела только, как наяды сидят у рек, и погружаются в них, оставляя человеческую сущность, а сегодня, впервые, она смогла увидеть истинный вид этих прекрасных существ, и была заворожена этим зрелищем. Еще в своем человеческом теле нимфы были наделены особой грацией, которой не мог «овладеть» простой человек, и сейчас, в море, они будто бы отличались от других волн. Это нельзя передать словами, просто Лу понимала это. Улыбка проскользнула на ее лице, когда она увидела еще одну такую «волну». Либо Веспер, либо Мадлен. Они удивительны и волшебны. Спустя какое-то время, юную королеву бережно опустили на сушу. Девушка даже не заметила, как скоро это произошло. Просто раз – и она стоит на земле. Ноги невольно подкосились, и вначале девушка приземлилась на колени. Стоять было непривычно, после этого «плавания». Но, вскоре, она спокойно поднялась на ноги. Где-то в десяти метрах она видела группку людей, куда и поспешила. Помимо ее старых знакомых, здесь были новые люди, которые как-то отличались от жителей Нарнии, Орландии и Тархистана. Это невозможно было описать, но она четко чувствовала это отличие. Интересно, кто они? И… где сейчас сама Люси и все члены экипажа «Покорителя»? Лу подошла к Веспер… - Веспер, кто… они? – шепотом, наклонившись к уху нимфы, спросила Люси. Глаза девочки горели, в ожидании новых приключений, а на лице на секунду загорелась улыбка.

Edmund Pevensie : Во время шторма Эдмунд одним из последних отправился за борт. В последний миг прыгнув в воду, он получил какой-то доской по спине и отключился на несколько мгновений. Очнувшись, он погреб куда-то в сторону, не важно, куда, лишь бы подальше от этого места. Он уже не понимал, где находится, именно поэтому, минут через пятнадцать, проведенных в усердной борьбе со стихией, обнаружив под ногами нечто подобное песчаному дну, он испытал сильнейшее удивление. Парень принялся работать конечностями ещё быстрее, хотя мышцы уже просто сводило от усталости и холода, и, наконец, оказался на суше. Выставив вперед руки, Пэвенси свалился на песок и провел в этом состоянии некоторое время, давая отдых телу, пытаясь отдышаться. Тело приятно покалывало и слегка ныло, он уже потерял счет времени, находясь в таком состоянии. Наконец, ощутив, сто усталость отсутупила, парень поднялся на ноги, а затем долго и упорно вертел головой до такой степени, что шейные позвонки принялись тихонько похрустывать, пока, наконец, не сориентировался и не обнаружил людей, маленькие точки вдалеке, похожие на суетящихся муравьев. Неторопливо поднявшись с места – организм его полностью выдохся, Эд направился в их сторону, попутно выжимая вновь вымокшую рубашку и убирая капли воды с глаз. В лицо то и дело бил ветер, приносящий с собой солоноватый запах моря, частицы песка и пыли, щипавшие кожу. Эд машинально сощурился и постарался прибавить шагу – он не испытывал особого удовольствия от этой прогулки: ноги то и дело проваливались в песок, а равновесие держать становилось все сложнее. Точки становились все четче и ярче так, что он уже был в состоянии различить силуэты и, кажется, видел Лу и Сью, с чего почувствовал огромный прилив сил, позволивший перейти на бег и достигнуть произвольного лагеря ещё быстрее. Наконец, достигнув заветного места, Эдмунд перешел к оценке ситуации. Все члены экипажа, а так же пассажиры и их случайные попутчики были целы, по крайней мере, те, что остались у него в памяти. Это плюс. Он не сразу обратил внимание на четверых аборигенов, приняв их за «своих». - Ну что тут у вас? – с деловым видом поинтересовался он, подходя к беседующим. Только сейчас он изволил вглядеться в их лица и понял, что раньше их никогда не видел. Случайность? Он не придал ей значения. Бледная девушка с белокурыми волосами, мрачный мужчина, рыжая с дерзким взглядом, ещё одна девушка, что держалась слегка поодаль от остальных, будто прячась, смущенная обилием внимания. Эдмунда, однако, зацепило лишь то, что эти были все облачены в сухую одежду, кардинально отличавшуюся от нарнийской своей блеклостью и легкостью. – А это кто такие?



полная версия страницы